Сталин против троцкизма

К 141 годовщине со дня рождения И. В. Сталина

Партия большевиков в начале ХХ века была крайне малочисленной и всегда испытывала сильнейший кадровый голод, и ей приходилось принимать в свои ряды людей с самой разной политической биографией. Но, благодаря организационному таланту В.И. Ленина, силы этих людей укладывались в общий вектор движения к социалистической революции в России. Рядом с признанным лидером, Владимиром Ильичом, росли профессионально и другие лидеры партии. Идейные и межличностные разногласия приводили к конфликтам внутри партийного руководства, как пример – провокационные действия Зиновьева и Каменева накануне Октябрьской революции 1917 года.

В ходе Гражданской войны вырос авторитет прежде всего двух людей, наркома по делам национальностей Сталина Иосифа Виссарионовича и наркома иностранных дел, а затем председателем Реввоенсовета и наркомвоенмора Троцкого Льва (Лейбы) Давидовича. Открытый конфликт между ними вспыхнул уже в 1918 году, когда И.В. Сталина направили в Царицын (теперь Волгоград) исправлять критическое положение с обороной этого города, лежащего на стратегической транспортной магистрали и обеспечивающую молодую Республику советов хлебом и нефтью. И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов столкнулись с саботажем и вредительством со стороны командования округа и отстранили от руководства бывших офицеров и генералов царской армии, отдельные представители которых и летом 1918 года ходили ещё в форме с погонами царского образца. На защиту «военспецов» встал Троцкий с критикой «партизанщины», в то время как И.В. Сталин доверял полководцам, вышедшим из низов, например полному георгиевскому кавалеру, бывшему унтеру и будущему маршалу Советского Союза С.М. Буденному. В итоге, урегулировать ситуацию пришлось В.И. Ленину, были выработаны документы, как для борьбы с «партизанщиной», так и по контролю за действиями бывших царских генералов и офицеров.

Когда с победой в Гражданской войне снизилась военная тревожность, оказалось, что у наркома национальностей И.В. Сталина несметное число задач по урегулированию мелких и крупных претензий между народами, населяющими территорию бывшей империи. Огромную важность этой работы наше поколение смогло оценить, только когда начались кровавые межнациональные конфликты на территории бывшего СССР. Ему было где проявить свои таланты так, что всем была очевидна его незаменимость. Другое дело Троцкий. В мирное время его роль как руководителя РККА неумолимо снижалась. Чтобы показать свою уникальность на военном посту, ему нужно было воевать. Для этого он критически отнесся к возможности построить социализм в одной стране, тем более, не самой передовой. Не веря в творческие силы советского народа, Троцкий мог полагаться только на время, пока в Европе не прошла «военная усталость». Он придумал тезисы «перманентной революции», что якобы пролетариат, победивший в одной стране, должен срочно пронести победное знамя в соседние страны. В 1920 году Троцкий пишет книгу со зловещим названием «Терроризм и коммунизм», которая была ответом на тезисы немецкого марксиста Карла Каутского. В ней Троцкий не просто оправдывает «красный террор» периода Гражданской войны, но и призывает не отказываться от него после ее окончания. Даже в политической борьбе Троцкий советует оперировать не аргументами, а силой: «Завоевание власти пролетариатом не завершает революцию, а только открывает ее». Троцкий объяснял принудительную политику государства интересами трудящихся масс, без которых власть не может что-либо предпринять. Однако никто не дал бы гарантий, что при сосредоточении всей власти в руках Троцкого, он не ввел бы абсолютную диктатуру.

Одним из естественных следствий теории «перманентной революции» стала организация трудовых армий, очевидно созданных с намерением в военно-мобилизационном режиме закрыть самые критические дыры в хозяйственном механизме. Для «перманентной революции» пришлось бы проводить сверхсрочную индустриализацию за счёт сверхэксплуатации крестьянства и отрыва от пролетариата его естественного союзника – беднейших работников деревни. Но оказалось, что даже с самым высоким напряжением сил и воли, революционная армия с расстроенной транспортной системой, разоренным сельским хозяйством и истощенной промышленностью не может пробиться против даже не крупных армий новых стран, снабженных горами оружия, оставшихся после Первой мировой войны. И трудовые армии не дали энтузиазма ни рабочим, ни руководству страны, принудительный труд со всей очевидностью показал свою несостоятельность. Авторитет Троцкого получил «пробоину».

Когда в начале 1923 года ухудшилось здоровье В. И. Ленина в руководстве РКП(б) началась нешуточная борьба за власть. Сейчас много спекуляций вокруг «Письма съезду», в котором В. И. Ленин вынес краткие характеристики своих ближайших соратников. «Альтернативно одаренные личности» пытаются непременно рассказать, что в нем фигура И.В. Сталина подвергнута критике за грубость. На самом деле, было бы хуже, если бы И.В. Сталин был отмечен как лояльный к коллегам по Центральному комитету партии. Достаточно вспомнить характеристики, данные В. И. Лениным на других видных партийцев: самоуверенность и небольшевизм (то есть враждебная деятельность) Троцкого, неслучайность октябрьского эпизода Каменева и Зиновьева (трусость и предательство), теоретик Бухарин – не вполне марксист, на Пятакова нельзя положиться в серьезном вопросе (тоже предаст). Было бы удивительно, если бы И.В. Сталин в компании таких гнилых «товарищей» был ласковым и заботливым. Не лишним будет заметить, что он, пожалуй, единственный, кто указанный В. И Лениным «недостаток» изжил (даже если считать, что вставку о грубости в самом деле написал Ленин). В будущей Великой Отечественной войне даже проштрафившиеся на фронте генералы получали выговоры от Верховного Главнокомандующего в спокойной, корректной форме.

После безвременной кончины Владимира Ильича, Троцкий решительно повел борьбу с руководством партии за верховенство. Сделал он это самым неразумным способом – опубликовал сборник статей под общим названием «Уроки Октября». В нем много сказано о колебаниях и нерешительности руководства партии в октябре 1917, сомнениях Ленина, нет ни слова о Сталине. Зато кто был душой и энергией свержения Временного правительства, кто ни в чем не сомневался и не терял уверенности, ну конечно сам Троцкий. Немедленным ответом были статьи и выступления Зиновьева, Каменева, Квиринга, Куусинена, Сокольникова, Сталина, редакции «Правды» и ЦК комсомола. В своей статье «Троцкизм или ленинизм?» Иосиф Виссарионович писал:
«Я далёк от того, чтобы отрицать несомненно важную роль Троцкого в восстании. Но должен сказать, что никакой особой роли в Октябрьском восстании Троцкий не играл и играть не мог, что, будучи председателем Петроградского Совета, он выполнял лишь волю соответствующих партийных инстанций, руководивших каждым шагом Троцкого.

Но неужели нельзя изучать Октябрь без того, чтобы не лягнуть лишний раз партию и её вождя Ленина? Что это за “история” Октября, которая начинается и кончается развенчиванием главного деятеля Октябрьского восстания, развенчиванием партии, организовавшей и проведшей это восстание? Нет, дело тут не в изучении Октября. Так Октябрь не изучают. Так историю Октября не пишут. Очевидно, “умысел” другой тут есть. А “умысел” этот состоит, по всем данным, в том, что Троцкий в своих литературных выступлениях делает ещё одну (ещё одну!) попытку подготовить условия для подмены ленинизма троцкизмом. Троцкому “дозарезу” нужно развенчать партию, её кадры, проведшие восстание, для того, чтобы от развенчивания партии перейти к развенчиванию ленинизма. Развенчивание же ленинизма необходимо для того, чтобы протащить троцкизм, как “единственную”, “пролетарскую” (не шутите!) идеологию. …

Во-первых. Троцкизм есть теория “перманентной” (непрерывной) революции. А что такое перманентная революция в её троцкистском понимании? Это есть революция без учёта маломощного крестьянства как революционной силы. “Перманентная” революция Троцкого есть, как говорит Ленин, “перепрыгивание” через крестьянское движение, “игра в захват власти”. В чём сё опасность? В том, что такая революция, если бы её попытались осуществить, кончилась бы неминуемым крахом, ибо она оторвала бы от русского пролетариата его союзника, т.е. маломощное крестьянство. Этим и объясняется та борьба, которую ведёт ленинизм с троцкизмом еще с 1905 года.

Во-вторых. Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к её монолитности, к её враждебности к оппортунистическим элементам. Троцкизм в организационной области есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии.

В-третьих. Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию. Я не знаю ни одного течения в партии, которое могло бы сравниться с троцкизмом в деле дискредитирования лидеров ленинизма или центральных учреждений партии. Чего стоит, например, “любезный” отзыв Троцкого о Ленине, характеризуемом им, как “профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении” (см. там же). А ведь это далеко не самый “любезный” отзыв из всех существующих “любезных” отзывов Троцкого….

Троцкизм выступает теперь для того, чтобы развенчать большевизм и подорвать его основы. Задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм, как идейное течение.

Говорят о репрессиях против оппозиции и о возможности раскола. Это пустяки, товарищи. Наша партия крепка и могуча. Она не допустит никаких расколов. Что касается репрессий, то я решительно против них. Нам нужны теперь не репрессии, а развёрнутая идейная борьба против возрождающегося троцкизма». “Правда” № 269,26 ноября 1924 г. Сталин И.В. Cочинения – Т. 6. – 1947. С. 324–357.

Итогом этой дискуссии стал разгром Троцкого. Январский Пленум ЦК и ЦКК РКП(б) 1925 года вынес Троцкому категорическое предупреждение за нарушение партийной дисциплины и очернение идей ленинизма, по его просьбе освободил от обязанности Председателя Реввоенсовета и вывел из состава РВС СССР.

«Вы знаете, товарищи, что дискуссия началась выступлением Троцкого, его “Уроками Октября”.
Начал дискуссию Троцкий. Дискуссия была навязана партии.
Партия ответила на выступление Троцкого двумя основными обвинениями. Первое – Троцкий пытается ревизовать ленинизм; второе – Троцкий пытается добиться коренного изменения партийного руководства.
Троцкий ничего в свое оправдание не сказал по поводу этих обвинений со стороны партии.» Сталин И.В. Cочинения. – Т. 7. – М. 1952. С. 6–10.

Нынешние троцкисты не выдвигают лозунг «перманентной революции». Пока. Но они фактически поддерживают предшествующий ему тезис Троцкого о «Соединенных Штатах Европы», означающих невозможность, а, значит, и бессмысленность социалистических преобразований в России, пока социалистическая революция не победила на Западе. Зато второй и третий тезисы И. В. Сталина полностью применимы к нынешним последователям Троцкого. Сидеть в уютных блогах и ютубе они могут с большим удовольствием, бесконечно рассуждать о том, был ли в СССР построен социализм, тоже всегда готовы, а вступать в ряды какой-либо партии – ну что вы, там же придётся выполнять поручения.

НЭП, хоть и спас экономику СССР от краха, был лишь передышкой, временной мерой. И к 1925 году Троцкий выдвинул доктрину «сверхиндустриализации». Так как все труды классиков марксизма были написаны в расчете на то, что революция победит в индустриальной Западной Европе, а она вдруг случилась в аграрной России, значит, надо устранить это разногласие, приступив к ускоренной индустриализации за счет деревни.

И. В. Сталин подверг эту концепцию жесткой критике за насаждение «внутреннего колониализма» и поддержал гораздо более мягкую концепцию Бухарина о «врастании крестьянина в социализм». По крайней мере, никому не придёт в голову утверждать, что И. В. Сталин не дал крестьянству шанса в обмен на полученную землю стать убежденными сторонниками строительства социализма. Да, потом пришлось проводить и индустриализацию и коллективизацию, но в гораздо более щадящем режиме, чем планировал Троцкий.

Троцкий со своими приспешниками ещё пытался, привлекая свои таланты публициста и оратора, вспоминая былые заслуги вернуть себе влияние, но шансов у него не было. Когда И. В. Сталин предложил Троцкому в 1927 г. провести общепартийную дискуссию, то результаты итогового общепартийного референдума были для троцкистов ошеломляющими. Из 854 тысяч членов партии голосовало 730 тысяч, из них за позицию И. В Сталина и ЦК партии проголосовало 724 тысячи и за Троцкого и его блок – 4 тысячи.

Троцкий и его приверженцы, решительно пошли на обострение обстановки. В августе — сентябре 1927 года Троцкий впервые выдвинул скандальный «тезис о Клемансо». Он заявил, что в случае неизбежного вступления СССР в новую большую войну сталинское руководство потеряет управление войсками, противник окажется под Москвой («враг подойдёт к стенам Кремля километров на 80»). Чему, разумеется, верные троцкисты должны поспособствовать саботажем и дезорганизацией работы советской системы государственного управления. В этом случае Троцкий недвусмысленно пообещал устроить переворот, свергнуть «сталинцев»  и затем привести СССР к победе. То, что это не шутка, позже доказал мятеж троцкистов в революционной Испании в 1936 году.

В день празднования десятой годовщины Октябрьской революции Троцкий и его банда (иначе не назвать) организовали альтернативные демонстрации в Москве и Ленинграде с троцкистскими лозунгами, дело дошло до рукоприкладства, но всё это выглядело как проявление бессильной агрессии. Троцкисты попали даже в охрану Мавзолея В.И. Ленина и один из них, Яков Охотников, приблизившись к Сталину, ударил его по затылку. Нужно удивляться как долготерпению Сталина, так и глубоко укоренившейся партийной демократии. Но терпеть дальше было уже нельзя. Накануне десятой годовщины Октябрьской революции, 23 октября, Октябрьский объединённый пленум ЦК и ЦКК 1927 года исключил Троцкого и Зиновьева из состава ЦК, а 14 ноября объединённое собрание ЦК и ЦКК исключило их из партии. Этот шаг был предпринят как ответ на организацию «параллельной» демонстрации 7 ноября. XV Съезд ВКП(б) (декабрь 1927) подтвердил проведённые собранием исключения из партии Троцкого и Зиновьева, и дополнительно исключил ещё 75 видных оппозиционеров: Каменева, Лашевича, Радека и других. Лидеры оппозиции потерпели окончательное поражение.

На этом политическая карьера Троцкого закончилась. Впереди были ссылка, высылка из страны, написание массы пасквилей на СССР и его руководство, обвинения И. В. Сталина в авторитарном перевороте, систему управления в бюрократизме и т.п. Сложно представить, чтобы сам автор идеи трудовых армий предполагал управление ими снизу и своё добровольное скромное встраивание в один ряд с товарищами по партии. Советское руководство долго терпело эти пасквили, но когда в Европе Гитлер показал что он прямо начал воплощать идеи, высказанные в «Майн Кампф», а испанские троцкисты из ПОУМ (Рабочей партии марксистского единства) в критический момент подняли мятеж в Барселоне, что было прямо на руку фашистам, судьба Троцкого в Мексике и его сторонников в СССР была решена.

Но если при жизни Троцкого центр троцкистской идеологии был явный и единственный, то в нынешнее время троцкизм стал у каждого троцкиста свой, и, зачастую без указания прародителя.

Уходя корнями в писательство Троцкого, основные положения современного троцкизма сводятся к следующему.
1. В Советском Союзе к середине 1930-х был построен не социализм, т. к. по мнению троцкистов социализм является бесклассовым обществом, а некое переходное между капитализмом и социализмом общество, которое обречено на реставрацию капитализма без поддержки извне.
2. Абсолютная невозможность построения социализма в одной, отдельно взятой стране, невозможность успешной социалистической революции в одной, отдельно взятой стране, любые попытки (успешные на первых порах) рано или поздно будут либо подавлены внешним капиталистическим окружением, либо из-за перерождения правящего слоя приведут к реставрации капитализма.
3. Бюрократическое перерождение в СССР, сталинский «термидор» — в результате «сталинского термидора» в СССР сформировался своеобразный правящий класс, совершенно не контролируемый рабочим классом — бюрократия, которая явно проявляет тенденции к реставрации капитализма.
4. Из «сталинского термидора» вытекает «теория» Троцкого о том, что за революцией обязательно следует реставрация, но эта реставрация в полном объеме не уничтожает завоевания революции. В качестве «противоядия» против «сталинского термидора» Троцкий предлагает максимальную демократизацию партии — полную свободу фракций, группировок и т. п.
5. Советская система хозяйствования не отказалась от товарности, стало быть, не перестала быть и капиталистической, что и вызвало обвал социализма.
6. Чтобы не произошла реставрация капитализма в СССР, рабочий класс должен свергнуть правящую бюрократию.

Следует отметить, что вышеприведенные положения троцкизма и всевозможные иные объединяет одно — это ненависть к опыту социалистического строительства в Советском Союзе и странах социалистического лагеря, личная ненависть к И. В. Сталину. Не все троцкисты объявляют себя таковыми, но если вы слышите от кого-либо эти пункты – перед вами троцкист. Троцкисты категорически отрицают любые успешные попытки социалистического строительства, где бы они ни происходили — в Советском Союзе, в Китае, в КНДР и т. д. И это их самая характерная черта.
Очевидно, троцкисты сознательно путают низшую и высшую стадии коммунизма. Но ни одна из них не происходит внезапно. В ходе строительства социализма в СССР к концу 30-х годов социализм был построен, поскольку были налицо основные его признаки.

Существовала диктатура пролетариата, капитализм был изгнан из всех сфер народного хозяйства (промышленность, сельское хозяйство, товарооборот). Средства производства обобществлены, преодолена частная собственность. В результате была уничтожена эксплуатация человека человеком, соответственно кардинально изменился классовый состав общества — были ликвидированы эксплуататорские классы — капиталисты в промышленности, сельском хозяйстве, товарообороте. Остались рабочие, крестьяне, интеллигенция. Но рабочие, крестьяне и интеллигенция стали совершенно другими, чем они были в период капитализма. Освободившиеся от эксплуатации частными собственниками они стали ближе друг другу, экономические и политические противоречия между ними стирались.

Культура стала достоянием масс и в ней господствовала марксистско-ленинская идеология. Образование и медобслуживание стали ближе и абсолютно доступны всем. В глухих деревнях и поселках появлялись клубы, библиотеки, кинозалы, медработники.

Внутренняя контрреволюция подавлена. Создана мощная промышленность, как удовлетворявшая потребности населения и хозяйства, так и позволившая в 1941-45 году разгромить поход контрреволюции внешней.

Мировая революция совершалась, но не по мечтаниям Троцкого, а в соответствии с объективными и субъективными предпосылками в каждой конкретной стране. Социализм побеждал последовательно в разных уголках мира и Советский Союз стал не пучком хвороста в мировом пожаре, а помощником, надеждой и опорой всех прогрессивных сил. Поэтому с полным основанием можно утверждать, что построить социалистическое общество в одной стране возможно, но для полной, безоговорочной и окончательной победы необходимо устранить те буржуазные государства, которые обладают ресурсами на военную агрессию.

Но вместе с тем были и объективные факторы, обусловленные как наследием капитализма, так и существованием империалистической системы. Да, бюрократия не была изжита и рабочий класс не управлял производством всецело. Но при наличии угрозы военного вторжения рабочие не могут сами установить, какие и сколько образцов вооружения выпускать, махновщиной не отбиться от современных армий индустриального типа. Но, во-первых, советские органы управления регулярно подвергались сокращениям, во-вторых, они комплектовались из рабоче-крестьянской среды, в-третьих, происходили регулярные чистки от ленивых и неспособных.

Да, товарность не была изжита, но никто и не считал, что для этого достаточно жизни одного поколения. Вот только теперь вычислительные мощности и средства связи способны создать систему полного учета массовых потребностей до отдельной рубашки и гвоздя. И только теперь средства производства (например 3-Д принтеры) способны создавать уникальные вещи под индивидуальные запросы напрямую от заказчика.

По заветам Троцкого строительство социализма в СССР было свернуто Н.С. Хрущевым. Испытывая личную ненависть к И.В. Сталину, он наглядно встал на рельсы троцкизма. Последовательно и методично сначала очернили имя и дела И.В. Сталина на XX съезде КПСС, откуда прямо следовало, что такой человек мог построить только и исключительно «неправильный социализм». Отменили контроль КГБ за высшим руководством партии и государства, фактически подталкивая к фракционности и группировкам в партии. Затем, якобы совершенствуя систему управления и борясь с отраслевой бюрократией, внесли разлад в хозяйственный механизм СССР совнархозами и семилеткой, значительно расширив бюрократию территориальную. Таким образом, по заветам Троцкого о вредительстве и саботаже, расшатали союз рабочего класса и колхозного крестьянства. Нельзя не отметить тут и авантюристичное и неосторожное к природе освоение Целины. А после того, как на XXII съезде КПСС объявили неактуальной диктатуру пролетариата, Хрущев развязал себе руки в деле прямого наступления на права трудящихся. Начались первые повышения цен на потребительские товары, и снижения расценок на производстве, что вызвало массовые возмущения рабочих в разных городах СССР. Случаи применения против рабочих оружия стали предупреждением всем, что теперь власть не принадлежит трудовому народу, стала вещью в себе и для себя, отрыв себе путь к реставрации капитализма. Начав как троцкист, как троцкист же Хрущев и закончил, отбирая права рабочих, уничтожая личные хозяйства колхозников (якобы для устранения товарности), вводя продовольственные карточки, он сдвинул их положение в сторону трудовых армий эпохи «военного коммунизма».

Троцкизм есть меньшевизм, ибо из положения невозможности построения социализма в одной стране следует, что строить и не нужно, надо встраиваться в капиталистический рынок, продолжать качать за рубеж нефть и газ (как бы не было это трудно с каждым годом), вступать в партии не надо, на митинги ходить бессмысленно, бороться просто глупо. А вот сидеть в блогах и доказывать, насколько ты эрудированнее остальных – это путь марксиста в XXI веке. И бесконечно обещать, что вот-вот Америка рухнет и тогда всё и начнется! Эта позиция настолько же бессильна, насколько бессилен парламентский кретинизм меньшевистских «розовых» партий, обещающих когда-нибудь победить на буржуазных выборах и этим свергнуть власть буржуазии по её правилам.

Товарищи, бороться с троцкистами можно и нужно. Для этого нам В.И. Ленин и И.В. Сталин оставили огромное идеологическое наследство. Этот неустаревающий источник четко высвечивает всю ложь и измышления нынешних троцкистов и меньшевиков. К. Маркс и Ф. Энгельс, В.И. Ленин и И.В. Сталин в XXI веке столь же актуальны, как и в веке XIX и XX. Позвольте, пользуясь случаем, поздравить всех читателей с очередной годовщиной со дня рождения товарища Сталина Иосифа Виссарионовича.

В. Францев

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*

code