«

»

МОЖНО ЛИ ВЕРНУТЬ СОЦИАЛИЗМ?

Часто задают вопрос: можно ли вернуть социализм, хотя бы чисто теоретически? И ответ на этот философски поставленный вопрос у различных социологов, конечно, различен. Буржуазные социологи говорят, что социализм, как эпоха в мировой истории, остался в прошлом, что его, как и древние цивилизации, вернуть нельзя. Слов нет. Часы истории действительно нельзя ни остановить, ни повернуть вспять. Эту простую истину уяснили всему человечеству ещё древние греки. Но в таком случае, как же случилось, что капитализм, который существовал до социализма, удалось вернуть?

Ответ на этот вопрос простой.

Что такое капитализм? Общество, которое покоится на безраздельном господстве частной собственности. Что такое социализм? Общество, которое покоится на безраздельном господстве общественной собственности. Таким образом, капитализм и социализм – это общества, которые построены на диаметрально противоположных формах собственности. Но отсюда само собой вытекает, что достаточно изменить форму собственности, на которой покоится любое общество, чтобы полностью изменился характер общества; в действительности здесь происходит не возвращение в прошлое, а превращение одного общества в другое. Капитализм был восстановлен постольку, поскольку удалось уничтожить безраздельное господство общественной собственности и установить безраздельное господство частной собственности. Но если удалось уничтожить безраздельное господство общественной собственности и установить безраздельное господство частной собственности и тем самым восстановить капитализм, то почему нельзя уничтожить безраздельное господство частной собственности и установить безраздельное господство общественной собственности и тем самым восстановить социализм? В каких книжках написано, что это невозможно?

Итак, восстановить социализм – это значит, прежде всего, ликвидировать частную собственность и установить общественную собственность на землю и средства производства.

А между тем восстановлению социализма препятствует, по-видимому, одна огромная трудность.

Дело в том, что понятие «частная собственность» на землю сама по себе вводит в заблуждение. Когда говорят об уничтожении частной собственности на землю, то думают, что речь идёт об отъёме собственности, как предмета, вещи. Отсюда страх у простого человека потерять свой участок земли, принадлежащий ему в форме частной собственности. Но это не так. Поэтому здесь, чтобы развеять этот ложный страх, надо, как можно нагляднее показывать, чем отличается понятие «частный» от понятия «общественный». Для этого в качестве примера можно взять образование, которое наиболее наглядно показывает это отличие. Чем частное образование отличается от общественного? Тем, что частное образование платное, а общественное – бесплатное. Уже из этого простого примера вытекает, что понятия «частный» и «платный» – это тождественные выражения. А это фактически означает, что частная собственность на землю – это не беспрепятственное и абсолютное владение ею, как это кажется простому человеку. Наоборот, чтобы стать частным собственником земли, её надо сначала купить. С другой стороны, став частным собственником земли, надо, опят-таки, платить налог государству за пользование землёй. Эти два простых факта, взятые вместе, со всей убедительностью показывают, что действительный смысл частной собственности на землю заключается в том, что, с одной стороны, исключается свободный, т.е. бесплатный, доступ к земле, а с другой – взимается налог за пользование землёй.

Частная собственность на землю есть лишь предлог, позволяющий как отдельным собственникам земли, так и государству требовать от всего общества дань за право жить на земле. Частная собственность на землю выгодна только тем, кто сам на земле не работает, а сдаёт её в аренду, торгует, спекулирует ею, наконец, посредничает во всех сделках с землёй. Это олигархи (собственники крупных средств производства и банков), риелторы, оценщики, рекламщики и т.д., одним словом – законченные паразиты. В условиях безраздельного господства частной собственности земля неумолимо превращается в средство эксплуатации человека человеком.

В условиях капитализма ещё больше запутан вопрос с эксплуататорским характером частной собственности на средства производства. При наличии частной собственности одни владеют средствами производства, а другие – лишены их. Очевидно, что лишённые собственности на средства производства находятся в экономической зависимости от собственников средств производства, – что и делает возможной эксплуатацию лишённых средств производства собственниками средств производства. Это со всей очевидностью показывает прямое рабство. При рабстве трудящийся – раб – не просто лишён собственности на средства производства, но вообще превращён в средство производства, находится в абсолютной зависимости от собственника средств производства – рабовладельца. Рабовладелец присваивает себе продукт труда раба открыто насильственно; здесь эксплуатация выступает прозрачно ясно. Для того чтобы работать, раб, разумеется, должен жить. Поэтому некоторая часть продуктов труда раба идёт на его содержание в качестве необходимого продукта, которым обеспечивается воспроизводство его рабочей силы. Другая часть, заключающая избыток над необходимым продуктом, идёт на удовлетворение всевозможных потребностей рабовладельца и является прибавочным продуктом. Отсюда следует, что и само рабочее время раба распадается на необходимое и прибавочное время, или, говоря иначе, его труд разделяется на необходимый и прибавочный труд.

А между тем при капитализме эксплуатация рабочего глубоко замаскирована. Эта маскировка заключается в следующем. При капитализме рабочие лично свободны. Но, обладая личной свободой, они в то же время лишены средств производства, а, следовательно, и средств существования. Поэтому они под угрозой голодной смерти вынуждены наниматься на работу к капиталисту (собственнику средств производства) для того, чтобы получить от него деньги и на них купить средства существования. Наём же рабочего капиталистом есть не что иное, как покупка-продажа рабочей силы. Рабочий продаёт свою рабочую силу капиталисту за известную плату в день. В течение нескольких часов работы он воспроизводит стоимость этой платы. Но согласно условиям своего договора он должен работать ещё ряд часов, чтобы целиком заполнить рабочий день; стоимость, которую он создаёт в эти дополнительные часы прибавочного труда, составляет прибавочную стоимость, прибыль, которая ничего не стоит капиталисту, но всё же идёт в его карман. Если бы капиталист оплачивал бы в зарплате рабочему всю стоимость, которую он создает в течение полного рабочего дня, то не было бы никакой прибыли.

При капитализме рабочему разрешают трудиться, следовательно, жить, лишь постольку, поскольку он известное количество времени даром работает на капиталиста.

За рабочий класс!
Рафик Кулиев
19 января 2018 г.

Просмотров: 350

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code