«

»

Коммунизм в зеркале погрома

Пугачев, Западное Бирюлево… Это еще не конец, это только начало погромной истории. Чем глубже Россия скатывается в капитализм, тем острее становится проблема межэтнических отношений.

Для коммуниста острота вопроса определяется тем, что волна возмущения русских рабочих направлена в данном случае далеко в сторону от реальных виновников, реальных носителей буржуазного зла. Будем точнее, слепое возмущение пролетарских масс перехватили вполне определенные буржуазные силы. Эти силы пытаются укрепить свою позицию на рынке, устранить иностранных конкурентов руками, кровью, искалеченными судьбами нашей рабочей молодежи.

Если крупная буржуазия ведет свои международные «войны», опираясь на мощь российской государственности, то мелкий и средний капитал не может рассчитывать на вооруженную помощь империи. Его битва за рынки опирается на вооруженную силу организованной преступности.

Сознательно, полусознательно и бессознательно мелкие буржуа финансируют собственный цех через криминальные и полукриминальные структуры.

Чем успешней игра крупной буржуазии, чем настойчивей и последовательней она уничтожает рынки и производство слабых соседей, тем большую привлекательность приобретает внутренний рынок труда. Этот рынок втягивает колоссальное количество неквалифицированных иностранцев. Бесправная армия трудовых мигрантов не только обеспечивает производство, она является постоянным поставщиком беспринципных, необразованных бойцов для преступного сообщества.

Мы должны помнить, что низкий уровень производительных сил не только является причиной для низкого полуголодного образа жизни наших соседей, но и препятствует формированию наций.

Народности, раздробленные на кланы и большие семьи, воспроизводят докапиталистические формы зависимости. Эти зависимости толкают представителей таких народностей в преступный мир гораздо сильнее, чем голод и нищета, и создают более сильные и крепкие связи внутри преступной группы, чем те, которые могут быть вызваны жаждой наживы и «красивой жизни».

Таким образом, русская мелкая и средняя буржуазия оказывается слабой и против собственного крупного капитала, и против импортированной мелкой и средней буржуазии. Она оказывается слабой и вопросе захвата внутреннего рынка, и в «боевых» действиях по защите того, что ей уже принадлежит.

В этот момент русская мелкая и средняя буржуазия находит союзника в лице молодых русских пролетариев. Почему же рабочий класс вступает в эту заведомо неправую «войну»?

Внутренняя эксплуатация для рабочего класса пока не совсем очевидна. Заводы и фабрики чаще всего выступают, как отчужденные организации. Они принадлежат не конкретному мистеру Смиту или господину Петрову, а коллективным, иногда полугосударственным хозяевам. Остается надежда, что проблемы труда и заработной платы решит «хороший» президент.

Зато вполне очевидна «задняя витрина» капитализма, где на базарах, в палатках и магазинчиках крупным планом нерусские купцы. Так же очевидна и многочисленная вооруженная преступная дружина, которая состоит из нерусских гастролеров и часто формируется все из тех же заезжих рабочих. Причины столь тесных связей между иностранными рабочими и купцами уже показаны выше — это докапиталистическая, даже дофеодальная община, которая связывает представителей некоторых народностей сильнее голода, заработной платы и договора; которая, с одной стороны, дает надежную защиту, а с другой, — требует абсолютного подчинения интересам клана или большой семьи.

Эти связи тормозят превращение трудовых мигрантов в рабочий класс, что и не позволяет российскому пролетариату видеть в мигрантах собратьев, союзников по борьбе.

Общинные связи могут быть разрушены либо развитием капитализма в странах-поставщиках рабочей силы, либо насилием российского капитализма, требованием от каждого мигранта ассимилироваться в российскую культуру.

Таким образом, российский рабочий класс вовлекается в погромы, как в классовую борьбу. Он совершенно справедливо видит двойственную суть иностранного рабочего, его реакционную культуру; но совершенно бессмысленно тратит свои силы на косвенные стычки с косвенным бессознательным врагом, выступая не за свои интересы, а за интересы собственных мелких лавочников, менял и кредиторов.

Что должны осознать коммунисты на фоне нарастающей погромной активности масс? Какую идеологию и тактику мы должны предложить рабочим, чтобы они смогли сознательно перенаправить острие своей атаки?

Прежде всего, и это самое главное, крупный капитал и его современное государство — не имеет прямого интереса в прогрессивном развитии наших соседей. Он, как и любой хищник, настроен душить и грабить, подчинять и включать в зону своего влияния как можно большее количество стран и народов. Внешним препятствием в данном случае являются лишь интересы другого более сильного империализма.

Крупный капитал всего мира, обосновавшийся на внутреннем рынке России не заинтересован так же в российской ассимиляции мигрантов. Дешевая, необразованная рабочая сила, на которую можно давить, используя общинные рычаги, приносит гораздо больше прибыли, чем будущие суперобразованные сотрудники Сколково или Наукограда.

Все подвижки, которые совершает президент и буржуазное правительство происходят лишь под прессом народного возмущения. Целью же коммунистов может быть только превращение слепой мелкобуржуазной погромной борьбы в сознательное действие рабочего класса.

Мы ясно сознаем, что окончательное решение проблемы межэтнических отношений лежит за пределами капиталистической системы. При Советской власти во многих социалистических республиках был создан национальный рабочий класс. Мужественная забастовочная борьба казахского пролетариата напоминает нам об этом.

Разумеется, коммунизм, совершая ошибки и отступления, не везде смог решить проблему национального развития. Поэтому мы сегодня пожинаем плоды быстрой и глубокой реакции во многих странах СНГ.

Империализм, используя ложные лозунги «развития национальной культуры», «культурной автономии», национализма сумел развить самые реакционные, религиозно-феодальные, общинно-рабовладельческие силы в тех народностях, которые не успели переступить черту образования наций.

Образовательно-культурной скрепой для многих народностей СССР служил русский язык и русская культура. Через язык и культуру они приобщались к прогрессивным ценностям всего человечества. Утратив такую возможность, они отсекли от себя огромные пласты цивилизации, отложили формирование нации на десятилетия и попали в крепчайшие путы русского, американского, европейского и китайского империализма.

Следовательно, рабочий класс России и, вставшая на его позиции, интеллигенция обязаны проявить максимум усилий для разрушения культурных автономий в среде миграции. Мы можем и должны организовать учебу для приезжих рабочих. Мы должны требовать таких же действий со стороны государства.

Такая работа принесет двойную пользу, обезопасит страну от будущей кровавой резни и подготовит сознательный рабочий класс в соседних странах.

Понятно, что это не быстрые процессы. Было бы полной утопией считать возможным разложить диаспоры одним только образованием. Следовательно только жесткие правила со стороны государства под лозунгом: «Работа в обмен на русский язык!» — могут привести к положительному результату. B мы должны поставить цель заставить государство играть по этому правилу, так же как и добиваться одинаковой заработной платы для русских и иностранных рабочих.

Понятно, что и этих усилий мало. Не дожидаясь уступок со стороны империалистических сил, мы прямо сейчас можем приступить к формированию народных дружин для защиты от преступности. Нужно искать понимания в полиции, добиваться совместного патрулирования и обучения. Пусть в дружины войдут лучшие из нас, потому что в тяжелый час такие отряды будут вынуждены встать между погромщиками и мигрантами, остановив шовинистический и националистический угар обоих сторон.

И, конечно, дальновидные коммунисты увидят в таких дружинах одно из звеньев грядущих революционных перемен.

Э.Нигмати

Просмотров: 840

1 комментарий

  1. Виктор Тяпин

    Cогласен. Перепостил к себе в блог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code