«

»

КАКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЛУЧШЕ?

Если буржуазия заботится о существовании рабочих лишь постольку, поскольку это ей необходимо, то не приходится удивляться, если она и образование даёт им лишь в той мере, в какой это отвечает её интересам.

Ф. Энгельс

Часто задают вопрос: какое образование лучше: советское или современное российское, т.е. буржуазное? И ответ, в зависимости от того, кто отвечает на этот вопрос: защитники советского или буржуазного образования, конечно, различен.

Не ставя себе задачей обсудить здесь все доводы, приводимые как защитниками советского образования, так и защитниками буржуазного образования, я лишь отмечу здесь, что даже защитники буржуазного образования не отрицают, что советское образование, во всех отношениях: в методическом, в знаниях, получаемых в результате обучения, и в умственном развитии обучающихся превосходит буржуазное образование.

Но из того факта, что защитники буржуазного образования признают превосходство советского образования над буржуазным образованием, было бы ошибкой считать, будто в условиях буржуазного общества можно обучать на основе советского образования.

Всякое образование строится на определённом мировоззрении: на материалистическом или идеалистическом понимании природы и общества, господствующем в данном обществе. В этом смысле сравнивать советское образование с буржуазным вообще не корректно, ибо они построены на диаметрально противоположных мировоззрениях: советская система образования построена на материалистическом понимании общества, между тем как буржуазная система образования построена на идеалистическом понимании общества.

Здесь, однако, во избежание возможных недоразумений, необходимо сделать следующее замечание. Поскольку буржуазия не отрицает материалистического понимания природы и в то же время не признаёт материалистического понимания общества, то в данной статье система образования, в самых общих чертах, рассматривается в связи только с материалистическим и идеалистическим пониманием общества.

Итак, разобраться в том, что такое общество по сути – значит выяснить, что в нём является первичным, главным и определяющим: природа (материя) или сознание. В соответствие с решением этого вопроса возникают два различных и прямо противоположных понимания общества: материалистическое или идеалистическое.

Согласно материалистическому пониманию развития общества первичным в нём является материя, а сознание – вторично, является продуктом материи. Это положение очевидно, и вытекает из того простого факта, что, прежде чем заниматься наукой, искусством, философией, политикой и т.д., люди должны есть, пить, иметь жилище, одежду. А для этого нужно трудиться, производить материальные блага. Отсюда следует, что «производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образует основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которой они должны быть объяснены, – а не наоборот, как это делалось до сих пор». (Ф. Энгельс, Речь на могиле Маркса, 1883 г.).

Такая категорическая необходимость производить, и не просто производить, но производить в расширенном масштабе, фактически означает, что общество, в первую очередь, должно изучать природу и законы её развития, накапливать знания о свойствах и взаимодействиях веществ природы, участвующих в процессе производства в качестве сырья и орудий труда, прежде чем оно может изучать общество и законы его развития. В обществе, где господствует материалистическое мировоззрение, оно так и происходит: система образования строится на приоритете наук о природе, т.е. естественных наук, (физика, химия, технические науки, математика и т.д.) над общественными науками, т.е. гуманитарными науками (философия, история, юриспруденция, социология, политология, экономика и т.д.).

Поэтому в СССР, где безраздельно господствовало материалистическое понимание общества, – то есть понимание необходимости «максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники» (И. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, 1952 г.,), – система образования была построена на приоритете естественных наук над гуманитарными науками. Вот этот факт общественной жизни СССР обусловливал то, что в СССР специалистов для решения народно-хозяйственных задач (инженеров, технологов, конструкторов, проектировщиков и т.д.) готовили больше, чем специалистов для решения имущественных и правовых вопросов (юристов, экономистов, адвокатов и т.д.).

Что в СССР специалистов по имущественным и правовым вопросам готовили меньше, чем специалистов для решения народно-хозяйственных задач, – это бесспорный факт. Но этот бесспорный факт объясняется ещё и тем, что в СССР, именно в силу безраздельного господства общественной собственности, имущественные споры и преступность были резко снижены по сравнению с капиталистическими странами; в СССР вообще были исключены такие преступления, как обманутые дольщики, биржевые махинации, рейдерские захваты предприятий, земли, жилья и т.д. Короче говоря, в СССР просто не было необходимости готовить специалистов по имущественным и правовым вопросам в таких масштабах, как в капиталистических странах.

Для правильного понимания структуры образовательной системы СССР важно уяснить, что законы общественного развития в одном пункте существенно отличаются от законов развития природы. Поскольку производство материальных благ является необходимым условием существования всякого общества, постольку в классово разделённом обществе различные классы используют законы природы одинаковым образом. Отсюда следует, что основное содержание естественных наук лишено классового характера.

Иначе обстоит дело в общественных науках. Их предмет прямо и непосредственно затрагивает интересы различных классов, и поэтому их основное содержание имеет классовый характер. Так, буржуазия и рабочий класс имеют противоположные точки зрения на капитализм: буржуазия заинтересована в его увековечивании, рабочий же класса, наоборот, заинтересован в его уничтожении. Таким образом, в общественных науках борьба мнений, обычная для каждой науки, оказывается ареной классовой борьбы, которая предполагает преодоление иной точки зрения и их развёрнутую критику. Именно поэтому в СССР обязательным было изучение во всех высших учебных заведениях основ марксистско-ленинской философии и политической экономии, которые со всей научной строгостью разоблачают ложность идеалистического мировоззрения.

Поэтому-то сразу же после того, как был реставрирован капитализм, буржуазия запретила преподавание марксистко-ленинской философии и политической экономии во всех учебных заведениях. Уже самый факт, что все нынешние руководители российского государства, – которые имеют советские дипломы о высшем образовании и которые окружили заговором молчания учение Маркса, – показывает, что преподавание общественных наук в буржуазном обществе не может быть чем-либо иным, как обыкновенным лицемерием.

Вернёмся к прерванной линии изложения.

Диаметрально противоположно обстоят дела с системой образования в буржуазном обществе. В буржуазном обществе господствует идеалистическое понимание общества. Что это значит? Это значит, что в буржуазном обществе господствует взгляд, будто не материальные потребности людей являются движущей силой развития общества, а идеи, возникающие в головах людей: «Идеи правят миром» – говорят идеалисты. Опираясь на это ложное понимание развития общества, буржуазия представляет себе грядущий общественный процесс в виде осуществления идей (моделей), которые выдумывают из головы теоретики от общественных наук. Это тем более удобно делать, что гуманитарные науки имеют дело с вещами, которые не повторяются, не поддаются точным количественным измерениям, словом, не поддаются экспериментальной проверке; каждый, кому не лень, может выдумывать из головы вздорную идею и с пеной у рта доказывать, что она самая правильная. В естественных науках это просто невозможно, ибо они имеет дело с явлениями, фактами, которые строго повторяются, поддаются точным количественным измерениям, словом, экспериментально подтверждаются; а факты – вещь упрямая, с ней не поспоришь.

Короче говоря, господство идеалистического мировоззрения в буржуазной РФ естественным образом обуславливает построение её системы образования на приоритете гуманитарных наук над естественными науками. А так как буржуазное общество построено на господстве частной собственности, из-за которой все конфликтуют друг с другом, то нет ничего удивительного в том, что здесь специалистов по решению имущественных и правовых вопросов: юристов, адвокатов, оценщиков всего и вся и т.д. готовят больше, чем специалистов для потребностей развития материального производства. Сюда ещё следует добавить, что, поскольку образование в буржуазном обществе есть коммерческое дело, то это последнее обстоятельство, конечно, стимулирует штампование липовых специалистов с липовыми дипломами и диссертациями.

Наконец, поскольку в буржуазном обществе господствующий класс – капиталисты – эксплуатируют трудовой народ, то в этом обществе господство можно осуществлять только насилием, обманом и лестью. К насилию буржуазия прибегает только тогда, когда ей кажется, что она теряет власть. А пока ей это не угрожает, она применяет обман и лесть. А чтобы обмануть общество, надо просто довести его до такого состояния, чтобы оно потеряло способность понимать где ложь, а где правда. А это можно сделать просто признанием всех точек зрения на вещи, явления двояко верными: грабитель прав, потому, что хочет грабить, жертва права, потому, что не хочет, чтобы её грабили. Кроме того, лицемерие буржуазии со всей очевидностью обнаруживается ещё и в том, что она, прекрасно понимая, что религиозное мировоззрение ложно, тратит огромные деньги на пропаганду религии с целью дебилизации общества.

В буржуазном обществе образование всегда построено на хитроумном плюрализме, т.е. отождествление двух противоположных точек зрений; при таком положении дел понятие «истина» теряет всякий смысл. Между тем существует только одно истинное решение какого-нибудь вопроса, и в этом смысле истина всегда однозначна.

Возьмем для примера экономику. В СССР признавалось единственно правильной только экономическое учение К. Маркса, которое, например, точно объясняет причину экономических кризисов – противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения результатов производства. Отсюда следует, что до тех пор, пока будет сохраняться это противоречие, кризисы будут периодически повторяться, как смена времён года. Доказательство – постоянно повторяющееся экономические кризисы каждые 8-10 лет.

В буржуазном же обществе существуют десятки экономических учений, и все они друг другу противоречат. Каждый, кому не лень, выступает со свои прогнозом развития экономики, и все эти прогнозы противоречат друг другу. Чтобы сказали про физиков, если бы одни из них утверждали бы, что с повышение температуры тела расширяются, а другие – сжимаются?
В буржуазном обществе, т.е. в самом лицемерном обществе, политическая экономия может оставаться научной лишь на начальной стадии развития этого общества, т.е. до тех пор, пока буржуазия ведёт борьбу против феодалов за господство в обществе. Исторические обстоятельства того периода требовали от буржуазной политической экономии беспристрастного, глубокого исследования объективных экономических законов, поскольку без знания действительного содержания этих законов буржуазия не могла бы успешно решать стоящие перед ней задачи борьбы против феодализма.

Вместе с тем развитие буржуазной классической политической экономии протекало в рамках глубоких внутренних противоречий. Чем больше научный материал она накапливала и чем более развитыми становились отношения капиталистического производства, тем явственнее обнаруживалась непримиримая противоположность интересов основных участников этого производства: капиталистов и наёмных рабочих. Научные результаты её анализа, таким образом, всё больше вступали в противоречие с интересами буржуазии, становящейся по мере овладения ею господствующего положения в обществе всё более реакционным классом. И уже с начала XIX века, под воздействием революционных выступлений рабочего класса против буржуазии, экономическая наука становится на путь самой бессовестной защиты капитализма и угодливого замазывания его непримиримых противоречий.

В современном буржуазном обществе, т.е. в самом лицемерном обществе, экономической науки нет и быть не может. Это убедительно доказал К. Маркс в своём гениальном «Капитале»; все современные буржуазные экономические теории являются попыткой гальванизации нелепых домарксовых экономических учений, от которых К. Маркс не оставил камня на камне. Все экономические прогнозы, международные экономические форумы, проводимые якобы с целью выявления условий развития экономики, есть лишь отвлечение внимания трудового народа от действительных причин общественных катаклизмов на пустопорожнюю болтовню шайки пройдох и шарлатанов из ВШЭ – Я. Кузьминова, Е. Ясина, А. Кудрина, И. Шувалова, А. Улюкаева, Е. Гонтмахера, Е. Гурвича, В. Мау и прочих.
При таком положение дел в буржуазном обществе, «По всей Европе буржуазию надо свергать, но не убеждать». (В. Ленин, Петроградская общегородская конференция РСДРП (б), 1917 г.)

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

24 мая 2016 г.

Просмотров: 386

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code