Большевизм и маоизм

Еще недавно вместе со многими другими сторонниками марксизма-ленинизма я считал маоизм одним из революционных направлений в марксизме. После долгого противостояния коммунистов СССР с Мао современное рабочее движение быстро поменяло полюса. Восстанавливая доброе отношение к Сталину, оно восстановило и доверие к его зарубежным защитникам, среди которых Мао Дзедун занимал первое место.

Кроме того, противостояние троцкистским интернационалам создало условия, при которых противоположную роль начал играть маоистский интернационал, что способствовало сближению марксистско-ленинских и маоистских партий на международном уровне.

Но кажущееся дружественным, безвредным или даже в чем-то полезным, не вызывает беспокойства и вместе с ним особого интереса к изучению. Оно берется на веру, и только особые обстоятельства заставляют присмотреться к такому явлению с особым пристрастием. Ослепленный доверием, я не знал маоизма. И это незнание сыграло со мной злую шутку.

Был товарищ, вместе с которым мы более года выполняли различную партийную работу. Чаще всего он высказывал и делал вполне соответствующие марксизму вещи. В большинстве случаев я поддерживал его во внутрипартийных спорах. Но иногда случались отклонения от этой нормы, которые я связывал скорее с возрастом товарища, чем к устоявшимся убеждениям. Такие отклонения относились к крайностям в вопросах женской политики, молодежного движения и партийного строительства. И только, когда товарищ вместе с его молодежной группой переметнулся в Российскую маоистскую партию (РМП), я вдруг осознал, что отклонения все время были уклонами, а уклоны — маоистские.

Здесь два момента:

1) С самого начала отклонения товарища казались леваческими и близкими к троцкизму.

2) Именно уклоны оказались программным ядром русского маоизма.

То есть маоизм шумно выступает против троцкизма, но на деле оказывается близким к нему. А его программа состоит из уклонов, следовательно, является сознательным ревизионизмом.

Необходимо оговорить, что ограничимся мы сегодня лишь ошибками нашего бывшего молодого товарища и лишь на фоне сравнения их с современным российским маоизмом. Рассматривать маоизм как международное явление со всеми его оттенками мы пока не сможем, так как это слишком широкий предмет, требующий длительного изучения. Поэтому мы не ставим задачу выяснить, как соотносится РМП с этим движением, насколько это партия действительно маоистская. Есть ревизионистские устремления нашего бывшего товарища, и есть совпадение этих устремлений с программой российского маоизма. Это факт. Его и разберем.

Главным вопросом наших разногласий стало отношение к молодежной организации и ее взаимосвязи с партией. Товарищ хлопнул дверью после того, как большинство ЦК ВКП(б) осудило тенденцию молодежной организации к отрыву от прямого партийного руководства, что выразилось в проекте Устава ВМГБ (Всесоюзной Молодой Гвардии Большевиков). Хочу подчеркнуть, что тенденция эта не новая, что партия сталкивалась уже с ней на заре пролетарской революции, в двадцатые годы прошлого века.

В связи с этим необходимо напомнить «Новый курс» Троцкого, где он называет молодежь «барометром партии» и противопоставляет поколения. Более того, он добавил: «Особенно остро, как мы видели, реагирует на бюрократизм учащаяся молодежь». В связи с этим необходимо напомнить и реакцию комсомольских руководителей на эту дискуссию, когда они прямо поддержали Троцкого, что привело к тяжелой борьбе, как в партии, так и в комсомоле.

Итак, наш бывший товарищ солидарен с Троцким по вопросу о молодежи и ее противопоставлению партии и пролетарской линии борьбы. И вот что важно, в сообщении «О нас» на сайте РМП  сказано следующее:
«<…> в первую очередь являемся приверженцами китайского опыта коммунизма, достигшего вершины в Культурной революции под руководством Мао Цзэдуна и «шанхайской четвёрки»».

Что характерно, уже в начале января маоисты перепечатали выступление Мао Дзедуна на рабочем совещании ЦК 23 августа 1966 года. Это как раз и есть старт «Культурной революции». Вот что говорит Мао:

«<…> рабочие, крестьяне и военные не должны вмешиваться в культурную революцию, которую ведут учащиеся. Если те выходят на улицы, пусть выходят».

Тут важно знать, что эти самые учащиеся выходили на улицу, чтобы избить, а иногда убить тех партийцев, что делали революцию. Такой вот рецепт от перерождения.

Получается, что не только новоиспеченный маоист, но и российские маоисты в целом, и сам Мао говорят по поводу молодежной политики одно и то же и в этом солидарны с Троцким.

Но нужно оспорить и сам тезис Троцкого. Можно сделать это заново, но уже тогда в январе 1924 года молодежный тезис был оспорен Сталиным. На XIII партконференции он повторяет уже приведенные нами высказывания Троцкого, а затем говорит следующее:

«Если исходить из этого положения абсолютно неправильного, теоретически неверного, практически вредного, дав лозунг «Побольше учащейся молодежи в нашей партии, шире двери для учащейся молодежи в нашей партии».

До сих пор дело обстояло так, что мы ориентировались на пролетарский сектор нашей партии, и говорили: шире двери для пролетарских элементов…» (Сталин И.В. Сочинения — Т.6, С.19)

То есть пролетарский интерес первичен, и даже организационная работа ведется таким образом, чтобы обеспечить его вне зависимости от возраста. Думаю, это прекрасно понимали и Троцкий, и Мао. Они использовали молодежь в ее надклассовом объединении против своих политических противников. Троцкий — неудачно, а Мао — успешно. И только современные российские маоисты сделали тактический оппортунизм стратегическим, то есть возвели отдельные обще-демократические интересы в один ряд с пролетарскими. И в этот момент величайшее отклонение от социалистического движения — Культурная революция в Китае — превратилась в вершину китайского опыта коммунизма.

Молодежь, как широкая социальная группа, — пестра. Конечно, молодые люди и студенты уже в силу юношеского максимализма гораздо чаще вовлекаются в политическую и революционную борьбу. Они ведут ее намного задорнее, чем зрелые и пожилые рабочие. Но ведь она — не пролетариат. То есть внутри молодежного движения тысяча буржуазных интересов против одного пролетарского.

Взяв на флаг лозунги Культурной революции, то есть лозунги избиения учащейся молодежью партийных функционеров, российские маоисты сделали первый шаг в сторону от коммунизма, поставили обще-демократический лозунг выше пролетарского. И как бы не хотелось рассматривать это шаг лишь как добросовестное заблуждение, я не могу это сделать, потому что лозунг подтвержден на стратегическом уровне — в программном документе, то есть в Учредительном заявлении, которое 20 лет заменяет собой Программу РМП.

«Мы считаем, что социализм, который политически может быть только диктатурой трудового народа <Выделил я, Э.Н.> под руководством пролетариата, является необходимым шагом к коммунистическому миру».

Здесь сразу стоит заметить, что маоисты с пеной у рта ругают Хрущева за подмену диктатуры пролетариата народным государством, но сами пишут о диктатуре трудового народа, пусть даже и под руководством пролетариата. И снова я мог бы посчитать эти слова «кривым» переводом с китайского или случайной политической ошибкой, но дальнейшие декларации Учредительного заявления увы только подтверждают данный тезис.

Например:

«Нашей целью является совершение социалистической революции и переход к построению коммунизма как общества, в котором невозможно какое бы то ни было угнетение одной социальной группы другой — классовое, национальное или сексуальное».

Марксизм-ленинизм всегда считал национальное и половое угнетение следствием классового, но в декларации русских маоистов, мы видим его не как результат классового угнетения, а рядом с ним. Национальность, женщины, как и народ, как и молодежь, — надклассовые социальные группы. То есть они включают в себя и рабочий класс, и мещанство, и буржуазию. То есть требование национального и сексуального освобождения тоже относятся к обще-демократическим, а не к коммунистическим. Они не могут стоять рядом с освобождением труда, они могут быть только ближайшей тактической целью, частью программы-минимум.

По этой же причине в Учредительном заявлении странно выглядит традиционный лозунг самоопределения нации: «безусловное признание права наций на самоопределение». Как безусловное? Коммунисты всегда подходили к этому вопросу иначе.

Давайте вспомним в данном случае сталинскую работу «Марксизм и национальный вопрос». Прежде всего укажу, что Сталин подтверждает мои слова об обще-демократической принадлежности национального вопроса. Нация есть продукт определенной эпохи, «эпохи подымающегося капитализма». (Сталин И.В. Сочинения — Т.2, С.303) И далее: «Буржуазия — главное действующее лицо». (С.305) И, наконец, сразу после слов о необходимости самоопределения наций Сталин пишет:

«Это, конечно, не значит, что социал-демократия будет отстаивать любое требование нации. Нация имеет право вернуться даже к старым порядкам, но это еще не значит, что социал-демократия подпишется под таким постановлением того или иного учреждения данной нации. Обязанности социал-демократии, защищающей интересы пролетариата, и права нации, состоящей из разных классов, — две вещи разные».

И если можно подумать, что Сталин отступает тут от ленинизма или ничего не понимает в теории империализма, о чем могут сказать маоисты, обратимся и к Ленину. В статье «Итоги дискуссии по самоопределению» он пишет:

«Если конкретная ситуация, перед которой стоял Маркс в эпоху преобладающего влияния царизма в международной политике, повторится, например, в такой форме, что несколько народов начнут социалистическую революцию (как в 1848 г. в Европе начали буржуазно-демократическую революцию), а другие народы окажутся главными столпами буржуазной реакции, — мы тоже должны быть за революционную войну с ними, за то, чтобы „раздавить” их, за то, чтобы разрушить все их форпосты, какие бы мелконациональные движения здесь ни выдвигались». (Ленин В.И. ПСС, 5-е изд. — Т.30, С.39)

Таким образом, ни у Сталина, ни у Ленина мы никакой безусловности национального самоопределения не обнаруживаем, и находим такое новшество только у российских маоистов. Кроме того, оба нам говорят прямым текстом, что национальный вопрос является вопросом буржуазным, то есть обще-демократическим. Следовательно, безусловность в Учредительном заявлении РМП — очередная ревизия марксизма-ленинизма.

Надо бы сказать несколько слов по женскому вопросу, тем более наш бывший товарищ именно этот вопрос развивал в партии специально. Но я заметил, что русские маоисты борются против сексуального угнетения даже активнее, чем за безусловное самоопределение наций. Очень много спорного материала, который неоправданно расширит данный текст. Поэтому я рассмотрю женский вопрос и феминизм в отдельном исследовании.

Но мы и так уже видим главную разницу в политике большевиков и российских маоистов. Маоисты подмешали к вопросу пролетарской революции и освобождения труда общенародные, то есть буржуазные задачи — молодежную, женскую, национальную, сделав их безусловными, якобы присущими борьбе за коммунизм. Большевики рассматривали и рассматривают эти задачи как тактические, как программу-минимум. Они не считают их безусловными, но в то же время понимают, что без освобождения наций, они не смогут полностью развиться как буржуазные, а следовательно, не смогут полноценно перейти к социализму, без направления энергии молодежи в коммунистическое русло, она, даже ее пролетарская часть, легко увлечется другими псевдо-революционными делами, без освобождения женщин трудно рассчитывать на участие работниц в общем движении к коммунизму.

Из этого следует, что, беря на себя обще-демократические задачи, рабочий класс не может и не должен смешиваться с буржуазными и оппортунистическими организациями, не должен попадать под их влияние, не должен быть в хвосте, развивая всякое народное возмущение в революционный порыв. Тут может быть много тактических вариантов открытого и скрытого взаимодействия с широкой левой, кроме одного — подчинения ей. А наш бывший товарищ именно к такому подчинению и вел, вводя в партии исподволь маоистские идеи.

Закончилось дискуссией, антипартийным публичным выступлением, открытым переходом в РМП.

Ну что ж. Зато мы теперь знаем, что имеем дело не с союзниками, а с агрессивными оппортунистами, и больше не будем столь расхоложенными по отношению к российскому маоизму.

Э.Нигмати

7 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. О да, мешать с грязью бывших товарищей — добрая традиция, заложенная Ниной Андреевой. Так держать.

    1. А где вы здесь увидели хоть одно имя? Или псевдоним? А если кому-то за кадром становится неудобно, значит шапка горит.
      Что качается РМП, то мы с ними никогда не были товарищами, и я первый препятствовал такому сближению, раньше неосознанно, теперь с большим осознанием.

      1. Как я понимаю, речь идет о …

        1. Товарищи, если имена в статье не названы, зачем вы пытаетесь их раскрыть в комментариях? Так не нужно.

  2. Намешано всего подряд и в кучу, а вывод один — они ушли от нас к маоистам, значит надо теперь не любить маоизм.

    1. Да что вы? Как интересно! Прекрасный, содержательный комментарий. Видимо, по существу прокомментировать не получилось.
      Но самое главное, а было ли время, когда мы любили маоизм?

  3. Оппортунизм и ревизионизм в коммунистическом движении, как течение чисто буржуазное или мелкобуржуазное никогда не имело бы сколь серьезной поддержке в среде наемных трудящихся, если бы программные документы коммунистов были бы достаточно убедительны, доходчивы, понятны наемному труду. Безусловно марксизм- ленинизм- сталинизм как теория убедительны, но не для всех трудящихся доходчивы и понятны в силу недостаточности теоретической подготовки и ,зачастую, не желания штудировть многочисленные тома литературы. Что является , весьма, актуальным и для текущего момента. Отсюда и вылазиит и оппортуниз. и ревизионизм, и троцкизм, и всякие маоизмы. Всем этим течениям, которые буржуазия использует в своих целях, коммунисты должны противопоставить более конкретные, теоретические разработки марксизма, соответствующие текущему моменту империалистической глобализации и мировой социалистической революции, современному уровню развития индустриального товарного производства. Пока доходчивости, убедительности, заинтересованности наемных трудящихся явно недостаточно. И Результаты вюборов свидетельствуют отому.. Их 110миллионов избирателей в России, из которых 100 миллионов это наемные трудящиеся, 50% не учавствуют в выборах своей судьбы. Остальные учавствуют. как административный ресурс и только 20% делают осмысленный выбор, среди них 12% коммунисты. На 100 миллионов наемных трудящихся очень мало. Конечно будем ждать революционной ситуации. Однако???????? Основной вопрос текущего момента:» КАК, ЧТО, КАКИМ ОБРАЗОМ, С ЧЕМ ИДТИ,КАК АГИТИРОВАТЬ, ЧТОБЫ БЫЛО УБЕДИТЕЛЬНО ДОХОДЧИВО,ПОНЯТНО?»

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*

code