«

»

Забастовочное движение конца XIX века

В своей статье «О стачках» (1899 год) Ленин писал: «Рабочие стачки сделались в России в последние годы чрезвычайно частыми. Не осталось ни одной промышленной губернии, где бы не было по нескольку стачек. А в крупных городах стачки не прекращаются вовсе». Ленин в своей работе отмечал, что «стачки возникают и распространяются там, где возникают и распространяются крупные фабрики». 

К 1900 году численность рабочих достигла 3 млн человек. Основным источником пополнения пролетариата была нищая деревня. Крестьяне, не в силах прокормиться со своего надела, шли в города. Там их ждали заводские цеха, где раздольно гуляли смерть и увечья, где штрафами лишали до половины заработанного, где выданные на руки гроши можно было потратить лишь в лавках при заводах. Если эти гроши выдавались вовремя. На подавляющем числе заводах плата выдавалась нерегулярно, к церковным праздникам. 

Измотанный за смену рабочий шел «домой» — в заводскую казарму. В общих помещениях спали и мужчины, и женщины, и дети. А затем снова на завод, на смену, длительность которой закон в то время никак не ограничивал. Установил хозяин её длительность в 17-19 часов – так тому и быть. Не нравится, убирайся, за воротами толпы таких же вчерашних крестьян. Бывало и убирались назад в деревню. Немало заводских так и оставались по сути деревенскими, шли в города на время, в надежде подзаработать и подправить там, в настоящем доме, свое крестьянское хозяйство.

Но город и завод делали свое дело. Прежде индивидуалисты, рабочие начинали чувствовать локоть друг друга. Жили одной жизнью, всех одинаково обирал хозяин, каждый понимал, что сегодня твоего товарища под рогожей на доске унесут из цеха мертвым, а завтра, глядишь, и тебя молча проводят из цеха. Приходило понимание, что надо держаться другу друга, что иначе как силой уступки у хозяина не выдрать. 

В начале стачечного движения вчерашние крестьяне действовали, как подсказывал им многовековой опыт: крушили оборудование. В деревни жгли помещичьи усадьбы, на фабрике ломали станки и выносили окна. Бунтарский дух в русском крестьянине был силен, нищий, он вовсе не был безответным, и обиды помнил. Мало помещиков служило молебен перед тем, как проехать через собственный лес? 

Решиться на стачку было непросто. Из той же ленинской статьи: «Всякая стачка приносит с собой для рабочего массу лишений и таких страшных лишений, которые можно сравнить только с бедствиями войны: голодание семей, потеря заработка, часто арест, высылка из того города, где он обжился и имеет занятие». 

На стороне хозяина был закон. Приведем выдержку. 

Рабочее законодательство Александра III. 1882-1886 гг. 

1) за совершение проступков, в статьях 1359 и 13591 в третий раз или хотя бы в первый и второй раз, но когда эти проступки вызвали на фабрике или заводе волнение, сопровождавшееся нарушением общественной тишины или порядка, и повлекли принятие чрезвычайных мер для подавления беспорядков, заведующий фабрикой или заводом подвергается: 

аресту на время до 3 месяцев и, сверх того, может быть лишен навсегда права заведовать фабриками или заводами. 

2) За прекращение работ на фабрике или заводе по стачке между собой рабочих с целью принуждения фабрикантов или заводчиков к возвышению заработной платы или изменению других условий найма до истечения срока последнего, виновные подвергаются:

подстрекавшие к начатию или продолжению стачки – заключению в тюрьме на время от 4 до 8 месяцев, а прочие участники – заключению в тюрьме на время до 2 до 4 месяцев. 

Участники стачки, прекратившие таковую и приступившие к работам по первому требованию полицейской власти, от наказания освобождаются. 

3) Участники стачки, причинившее повреждение или уничтожение заводского или фабричного имущества или имущества лиц, служащих на заводе или фабрике, буде содеянное ими не составляет более тяжкого преступления, подвергаются: 

подстрекавшие к сим действиям или распоряжавшиеся толпой – тюремному заключения на время от 8 месяцев до 1 года 4 месяцев, а прочие участники – тюремному заключению на время от 4 до 8 месяцев. 

4) Участники стачки, принудившие других рабочих посредством насилия или угроз прекратить работу или не возобновлять прекращенную, буде учиненное ими насилие не составляет более тяжкого преступления, подвергаются: 

подстрекавшие к сим действиям или распоряжавшиеся толпой – тюремному заключения на время от 8 месяцев до 1 года 4 месяцев, а прочие участники – тюремному заключению на время от 4 до 8 месяцев. 

IV. Во изменение и дополнение подлежащих статей Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, постановить следующие правила: 

1) За самовольный отказ от работы до истечения срока найма виновный в том фабричный или заводской рабочий подвергается аресту не свыше 1 месяца. 

2) За умышленное повреждение или истребление находящихся на фабрике или заводе сложных и ценных орудий производства, виновный в том рабочий, буде действие его не составляет более тяжкого преступления, подвергается аресту до 3 месяцев. 

Если же последствием такового повреждения или истребления будет остановка работ на фабрике, то виновный подвергается заключению в тюрьме на время от 3 месяцев до 1 года. 

(Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3. Т. 6. № 3768. С. 262-266 )

Но доведенные до пределов терпения рабочие бастовали. И презирали тех, кто отступил, не присоединился к стачке. В 80-е годы рабочее движение становится массовым. 24-25 сентября 1885 года состоялась первая объединённая стачка иваново-вознесенских текстильщиков. Объединение рабочих вызвало тревогу властей. Приехал губернатор с казаками. Казаков закидывали камнями. Текстильщики все же добились повышения заработной платы на 5%. 

В 1892 году в Иваново-Вознесенске Ф. А. Кондратьев организовал первый марксистский кружок. Кружок вел подпольную пропагандистскую работу и вовлекал рабочих в борьбу. Среди рабочих росло понимание необходимости ведения политической борьбы. 

22 декабря 1897 года снова забастовали ткачи. Эта стачка отличалась организованностью и упорством. Агитацию вели свои же рабочие Е. Н. Зайцев, К. М. Макаров, А. В. Волков. В руководстве стачкой приняли участие члены иваново-вознесенского «Рабочего союза». Против бастующих выставили около тысячи штыков и нагаек, но рабочие добились некоторых уступок. 

Знаменитая морозовская стачка 7-17 января 1885 года отозвалась по всей России. Снова репрессии и нагайки, но правительство было вынуждено изменить законодательство (Закон 1886 г. «Правила о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих»). Организаторами стачки выступили двое рабочих — член Северного Союза русских рабочих Петр Моисеенко и Василий Волков. 

«Эта громадная стачка произвела очень сильное впечатление на правительство, которое увидало, что рабочие, когда они действуют вместе, представляют опасную силу, особенно когда масса совместно действующих рабочих выставляет прямо свои требования. (Ленин, Полное собрание соч., 5 изд., т. 2, с. 23) 

Бастующие рассматриваемого периода выдвигали, в основном, экономические требования. Но они рождали рабочую солидарность. Снова обратимся к статье Ленина: «Часто стоит только забастовать одной фабрике, — и немедленно начинается ряд стачек на целой массе фабрик. Так велико нравственное влияние стачек, так заразительно действует на рабочих вид их товарищей, которые хоть на время становятся из рабов равноправными людьми с богачами!»

А.Андрейчев

Просмотров: 227

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*