«

»

Хроника рабочего протеста. Март 2016 года

Немного статистики

Совокупная задолженность по заработной плате в России на 1 февраля 2016 года составила 4,33 млрд рублей, сообщает Росстат. По сравнению с январем, долг по зарплате увеличился на 760 миллионов рублей (на 21,3%).

В большинстве случаев (97,1%) причиной задолженности стало отсутствие средств у работодателей. Самый большой долг по зарплатам приходится на транспорт — 35%, обрабатывающие производства — 29%, строительство — 19%, добыча полезных ископаемых — 5%, сельское хозяйство, охоту — 4%, научные исследования — 3%.

На 1 февраля задолженность по зарплате имелась у 74 тысяч человек.

В январе Росстат опубликовал данные о социально-экономических показателях в России. ВВП в России в 2015 году снизился на 3,7%.  Помимо этого, уменьшились и реальные денежные доходы россиян. Реальная зарплата за год упала на 10%.

novayagazeta.ru

Забастовка строителей в Краснодаре

С 21 марта началась забастовка строителей, работающих на реконструкции Краснодарского аэропорта. Они требуют погасить долги по зарплате за последние полгода.

Вынужденная голодовка работников «Радиоприбора» г. Владивосток

Сотрудники ОАО «Радиоприбор» во Владивостоке пригрозили массовой голодовкой из-за задержек зарплаты, которая составляет более полугода.

Как сообщает Interfax.ru, со ссылкой на начальника одного из цехов «Радиоприбора», сотрудники уже голодают дома, поскольку им не на что купить самые элементарные продукты питания: «Больше тысячи человек не получают зарплату уже в течение восьми месяцев. Инициативная группа из числа нашего коллектива готова объявить голодовку, чтобы обратить внимание руководства страны на положение предприятия».

На «Радиоприборе» в Приморье работает около 1,5 тыс. человек, задолженность по  зарплате составляет порядка 140 млн рублей. По факту нарушений начато расследование Следственного комитета Приморского края.

solidarnost.org  23.03.2016

Тюменские водители не возят хлеб — бастуют

На крупнейшем в Тюмени хлебозаводе, который относится к ведомству РЖД, объявлена стачка водителей грузовых машин. Как поясняют продавцы и владельцы местных магазинов, которые закупают хлебобулочные изделия, с утра по графику товар не поступил с пекарни екатеринбургского филиала ОАО «Железнодорожная торговая компания».

«На хлебозаводе забастовка, водителям зарплату не платят, — посетовали в лавке на рынке микрорайона Войновка. — Пришлось многим заказывать других водителей со стороны».

 «Уже завтра выйдем, будем работать», — пообещали на заводе, на вопрос же, мол, что случилось, отвечают откровенно: «Зарплату не платили вовремя, все «устаканили», завтра будем возить».

На предприятии добавили, что задержки связаны из-за действий головного офиса в Москве, именно оттуда идет финансирования фонда оплаты труда.

park72.ru   23.03.2016

Член совета Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» Петр Принев о «хитросделанности» работодателя, «терпилах»и о том, как поступить, если вам задерживают зарплату

О СИТУАЦИИ

— Какое слово, по-вашему, описывает нынешнюю ситуацию  на рынке труда?

— «Хитросделанность» работодателя. Сейчас «рынок работодателя», и предприниматель всеми возможными способами пытается  сэкономить на работнике.

Он делает это, прикрываясь экономическим кризисом и политической ситуацией: «У нас санкции, ребята, затянем пояса». Но норму прибыли они никак не поджимают, роллс-ройсы раскупаются (согласно авто-новостям, самые раскупаемые модели — премиум-класса). Богатые богатеют, бедные беднеют.

— А какие сейчас основные нарушения трудовых прав?

— Нарушения, связанные с задержкой заработной платы, вопросы, связанные с процедурой сокращения.

Как выяснилось, работники в большинстве своем не подготовлены к самой процедуре сокращения, для них это как снег на голову. Наиболее безболезненно сокращения проходят там, где есть профсоюзы, а сейчас их минимум на предприятиях. Принуждают увольняться по собственному желанию, по соглашению сторон. И люди, конечно, соглашаются. Потому что их пугают, к примеру, плохой рекомендацией.

— Почему нельзя работодателю пригрозить заявлением в трудовую инспекцию?

— Трудовая инспекция — не панацея. Надо понимать, что примерно у 80 % работников зарплата держится на премиях, и эта премия никак не урегулирована. Работодатель может сказать: «Хорошо, если не хочешь уходить по соглашению сторон, мы по регламенту перестанем выплачивать премию».

А у человека иногда зарплата теряется вполовину. И как пожаловаться на невыплату премии в инспекцию или прокуратуру? Они придут и скажут: «У вас в положении о премировании написано “по усмотрению работодателя” и в соответствии с коэффициентом участия в трудовом процессе». А коэффициент участия какой хотят, такой и нарисуют.

У работника только один рычаг — объединяться с остальными, коллективно отстаивать свои права, выносить проблемы изнутри предприятия наружу. Эпоха, когда работник в одиночестве ставил свои условия, закончилась.

О НЕВЫПЛАТАХ

— О каких сроках невыплат сейчас идет речь?

— На нашей практике максимальная задержка — пять месяцев. На производствах — неделя, две. Это в большей степени касается трудовых мигрантов или внутренних мигрантов на низко квалифицированных работах. Они терпят-терпят-терпят: «он же организует, он святой». Я и не спрашиваю, как они живут. Потому что уважаю рабочего человека, но не уважаю в нем это качество «терпилы». Если он как-то выживал пять месяцев, значит взял на себя ответственность.

— Ну, работник может возмутиться из-за невыплат, поскандалить, уйти — а потом просто не найти работу.

— Это если ты один. А если придет 150 человек в офис, это будет другой разговор. На предприятии в Калуге произошел внутренний конфликт. Триста человек поднялись в отдел персонала и стали задавать вопросы. И сразу все решили. Полтора года назад пять дворников-таджиков в Калининском районе подошли к офису работодателя, чтобы потребовать выплаты зарплаты: встали, растянули плакат, полицию позвали, чтобы их охраняла. Работодатель прибежал и отдал все деньги.

Реальная практика говорит: когда есть коллектив, проблему решить проще.

— Сколько можно терпеть просрочку выплат?

— Если вы уверены в своей компании, то 5–7 дней можно подождать. Но даже при адекватном руководстве я бы написал в государственную инспекцию труда о задержке. То есть 1-го числа зарплата, а 6-го надо писать: мне на пять дней задержали зарплату, прошу принять меры реагирования. Подстраховаться — отправить копию в прокуратуру. Дальше смотрим: если в компании действительно начинается что-то нехорошее, то, во-первых, надо создать коллектив, во-вторых, привлечь власти, в-третьих, с помощью СМИ сделать

проблему публичной. Потому что только благодаря публичности сейчас в какой-то мере можно контролировать работодателя и действия властей. И давление, давление, давление.

Если такая ситуация сложилась у меня одного, то я ушёл бы по соглашению сторон: «я на тебя поработал, ты меня облагодетельствовал, пора расходиться». Выторговать для себя оптимальные условия, забрать все своё и уйти.

— А есть какая-то защищённая часть трудовых кадров, у которых нет проблем?

— Это мизерная ниша. Это высококвалифицированные специалисты, и, наверное, правительство Российской Федерации. Они защищены ото всего.

О ТЕРПИЛАХ

— Тут еще вот часто в чем проблема: людям неловко ходить и выпрашивать свои деньги. И работодатель этим порой пользуется.

— Я бы назвал это «капиталоинтеллигентская скромность трудящегося». Если в Советском Союзе — правильном или неправильном — мы думали, что работаем ради идеи и получаем от этого удовольствие, то сейчас живем при капитализме. Мы работаем за деньги — за определенную сумму. Может, те, кто терпят, «терпилы», и получают

удовольствие от терпения…

— То есть вы так жестко их называете?

— Конечно. Если мне не выплатили зарплату в течение месяца, я такой «шухер» подниму! А почему я должен содействовать обогащению человека, который имеет наглость не ценить мою жизнь и мое время? Ведь, по сути, мы отдаем свой невосполнимый жизненный ресурс на обогащение какого-то дяди — и этот дядя пытается меня еще стыдить за то, что я требую свои деньги?

— А вы вообще рабочих жалеете?

— Постоянно. Когда с премией «жахнут» несправедливо, когда нормальный работяга подпадет под сокращение. Жалко вот, например, было Михаила Августовича Лимберга. Это героический дед, он организовал профсоюз на заводе ЖБИ в Гатчине, добился индексации заработной платы, а в итоге его выдавили с завода. И суть в том, что он бился за рабочих, довел дела до судов, а когда его нужно было поддержать, никто не вышел.

И не потому, что он вредный, нет — милый боевой старик. Мы только учимся быть солидарными друг с другом.

За Абдулло Файзуллоева еще переживаю постоянно: в 2011 году «буржуй» кинул его и бригаду из 18 человек на 1 млн 200 тысяч. А так как все они родственники, Абдулло жил и работал, отдавая долги родне, которую привел в эту бригаду. И при этом он сначала обратился в свое консульство, те промурыжили его в течение года. В 2012 году он попал к нам. Мы ему сразу объяснили, что шансов нет — вышли судебные сроки. Но три года мы пишем в прокуратуру и полицию. И сейчас хочется привлечь этого работодателя к ответственности, но у полиции есть дела важнее…

Именно на таких выпячивающихся случаях видно, с чем столкнется каждый взявшийся за поединок один на один с работодателем.

— А работодатели сочувствие у вас вызывают?

— Нет, наверное. Работодатель заведомо сильнее, у него всегда больше ресурсов, денег, возможностей согнуть нас в бараний рог. Какое сочувствие?

— А если обанкротился, сам остался без штанов?

— По крайней мере, я таких не встречал. Даже когда кричат: «Я прогорел!», оказывается, что это компания с уставным капиталом 10 тысяч рублей, и человек через три дня открывает новую компанию — и так же «чморит» работяг.

Думаю, что катастрофы у людей в сфере, где мы задействованы, не случаются: наш профсоюз в основном работает с крупными компаниями. Это чаще происходит с мелкими и средними предпринимателями, которые сами работают как черти, и у них трудятся пара работников. Вот возьмем хотя бы сферу ЖКХ. Как компании выигрывают конкурс на уборку территории, не имея ни штата, ни оборудования — кого они берут и на каких условиях? При этом они потом не будут платить сотрудникам и говорить, что они все из пальца высосали.

— Если бы перед вами сидела не я, а предприниматель, он бы, возможно, сказал: «Мы платим такие налоги в бюджет, мой бизнес не выдержит того, чтобы платить официально всем работникам. Я могу уволить их, закрыться и не платить налоги. Как мне быть?»

— Я бы сказал: всех оформить. Закроется? Пусть закроется. Но я честно скажу — он не закроется. Это манипуляция, шантаж.

Не плати чиновнику, не давай откаты, и у тебя будут деньги. Замкнутый круг? Так мы же должны где-то становиться, может кто-то хотя бы начать процесс? Нет, понятно, что тяжело, но, ребята, вы взяли на себя ответственность. Я еще раз обращаюсь к определению: мы отдаем свою жизнь, чтобы работодатель обогащался. На самом деле он же все это делает не для того, чтобы обеспечить нас работой, а для того чтобы обогатиться и получить на определенном отрезке времени определенную сумму.

О МИГРАНТАХ

— Мигранты находятся в самом уязвимом положении: их часто обманывают, они не знают своих прав. Особенно явно это выглядит в сравнении с российскими гражданами. Сейчас изменилась разница в положении?

— Она начинает выравниваться. Российских граждан так же обманывают с зарплатами, задерживают деньги. Многие рабочие (особенно в мелких и средних компаниях) начинают испытывать то, что все это время испытывали мигранты. Все может произойти в один день: «Мы вам не платим, до свидания».

Зарплаты у всех начинают падать: на 10–15 % в реальном исчислении. Становится больше серых и черных схем (серая — это когда часть зарплаты официальная, а часть — нет, а черная — когда все неофициально). Разница в зарплатах мигрантов и российских граждан стала несущественной: например, 18/25, 20/25. Это связано с тем, что россияне пошли в те сферы, где раньше не работали: в ЖКХ, на стройки, потому что у большинства ситуация становится форс-мажорной. Сейчас усиливается и внутренняя миграция.

— Сегодня много мигрантов из Средней Азии уезжает на родину. Почему так происходит?

— Уезжают, потому что не хватает денег. Средняя зарплата у трудового мигранта в сфере ЖКХ — от 18 до 23,5 тысяч. Сколько это было, когда доллар был 30, и сколько сейчас — когда 80… Они возвращаются на родину, отстраиваются и ищут иные рынки труда. Те же Турция, Китай, Южная Корея. Это мы себе придумали, что Россия — единственная страна, которая кормит Среднюю Азию, но это не так.

— Вы как-то сказали: если ты хочешь плюнуть в будущее, плюнь в мигранта. А сейчас — в кого?

— В себя. Мы плюем на свои трудовые права, недооценивая собственную жизнь и труд, мы просто даже чисто экономически «подрезаем» сами себя. Потому что не бывает экономики при гражданах, у которых нет денег на покупки. Сейчас людям экономически целесообразно иметь деньги, бороться за индексацию зарплаты, потому что они получат средства на то, чтобы вливать их в экономику. То есть если человеку наплевать на свои права и зарплату, то в будущем мы останемся безо всего. И ладно мы, но наши дети и внуки будут расхлебывать.

О ПРОФСОЮЗАХ

— Молодые люди относятся к слову «профсоюз» как к чему-то нафталиновому. Стереотип: профсоюз — неэффективная структура, которая иногда выдает путевки. Что из себя представляют новые профсоюзы?

— Сила нормального профсоюза в том, что он создает альтернативу существующему строю на микроуровне — у тебя есть солидарная поддержка товарищей. Как это работает? Человек решил отстаивать свои права, пришел к нам, он должен вступить в профсоюз, нести солидарную денежную ответственность (1 % от начисленной зарплаты за месяц). Если он пришел радостный: «Я сейчас вступлю в профсоюз, и вы за меня все сделаете», то разворачиваем и посылаем обратно. Потому что никто ни за кого в профсоюзе ничего не делает — это ключевое. Есть псевдоорганизации, в которых говорят: «Мы защитники трудящихся!». Но у трудящегося один защитник — это он сам. И при этом он должен быть организован вместе с другими работниками. Мы его научим, поможем сорганизоваться, поддержим, расскажем о рисках. Но за него на предприятии, в офисе никто никогда не наведет никакого порядка.

— А если говорить не о решении сиюминутных конфликтов, а о ключевых задачах профсоюза?

— Профсоюз нужен затем, чтобы за твое рабочее время шла должная оплата труда, чтобы жизни на работе ничего не угрожало, для того, чтобы твоим детям пришлось трудиться на час меньше. За твоей спиной есть конкретные люди, которые вместе с тобой борются за права. Мы можем «качать» права и по отдельности, но тут — вопрос эффективности.

Елена Барковская

Мой район, Петербург     21.03.2016

Строители ЛАЭС-2 возмущены размером зарплаты и отказываются работать

Занятые на строительстве Ленинградской атомной электростанции-2 сотрудники компании «МСУ-90» отказались работать после частичной выплаты зарплаты. Генподрядчик «Титан-2» отрицает факт забастовки и говорит о невыполнении плана, но при этом обещает помочь.

«В прошлый четверг нам выплатили около 7 тысяч рублей зарплаты за минусом аванса. Это при том, что обычно около 50-ти выходит. Ничего не объяснили, расчетки не дали. Сегодня мы вышли, но не работали. Вечером приехал от «Титана» начальник сварочного участка и сказал, что мы не выполнили план. И что вообще-то кризис на дворе. Мол, в этом месяце вопрос решат, а потом неизвестно. А если кому-то не нравится, то за забором еще куча желающих на наши места,» — рассказал 47news рабочий по имени Михаил. По его словам, работать отказались около ста человек.

47news.ru  21.03.2016

Работники ивановского «Автокрана» готовы к предупредительной забастовке

Около 800 сотрудников Ивановского автокранового завода намерены провести предупредительную забастовку, если в ближайшие дни не будет погашена многомесячная задолженность по заработной плате. Об этом «Солидарности» рассказала председатель профсоюзного комитета предприятия Надежда Кашина.

— Задолженность по зарплате перед теми, кто еще выполняет заказ составляет 58 миллионов рублей. Зарплата не выплачивается еще с сентября 2015-го года! Около половины задолженности обещают погасить до конца недели. Если этого не произойдет, мы с представителями цеховых комитетов будем принимать решение о предупредительной забастовке, — сообщила Кашина.

Общее положение на «Автокране», по словам предпрофкома, остается катастрофическим. Более 750 сотрудников еще в октябре воспользовались своим правом и приостановили работу в соответствии со 142 статьей трудового кодекса из-за невыплаты зарплаты. Общая задолженность перед работниками превышает 140 миллионов рублей. Кроме того, в декабре администрацией предприятия были выпущены приказы, по которым в ближайшие месяцы завод покинут около 500 человек.

solidarnost.org   21.03.2016

ИНГЕОКОМ. Итоги прошедшей стачки

Следует отметить, что и  неплатежи, и абсолютно наплевательское отношение к здоровью рабочих – старая традиция компании ЗАО «ИНГЕОКОМ» (как, впрочем, и многих других компаний на территории РФ). Вот, например, читаем, что пишут те, кто работал на «ИНГЕОКОМ» в Сочи:

«…Суммарно за сорок два дня по 12-15 часов работы я получил 38 тыс. рублей на руки, без всякой там трудовой, я ее забрал пустую….»

«…Проработав в компании 3 дня я понял, что всё обещанное при поступлении — обман. Руководит всем Руслан, всё на словах, чистая ложь. Обещанная зарплата за 3 дня выплачена не была. Люди проработали более месяца, тоже не получали зарплату…»

Понятно, что наработанные в Краснодарском крае бизнес-приёмы нашли применение и в других регионах, в том числе, и в столице. Следует отметить, что на махинации с зарплатой, достигающие  буквально олимпийских размеров, жаловались не только работники «ИНГЕОКОМа», но другие метростроители (например, с «Мосметростроя»).

Метростроители работают под землёй. Такая работа относится к тяжёлым условиям труда. В связи с этим подземным рабочим сделали укороченную рабочую неделю (6 часов в день, 30 часов в неделю, 120 часов в месяц). Но… Но «ИНГЕОКОМ» это не устраивает. Люди работают по 6 дней в неделю по 12 часов в день. Следует отметить, что по Трудовому кодексу переработки должны оплачиваться: трудовые часы за первые два часа сверх обычного рабочего дня — не менее чем в полуторном размере, за последующие часы — не менее чем в двойном размере (Ст. 152 Трудового кодекса РФ).

Чтобы избежать столь неприятных для себя финансовых последствий, менеджеры «ИНГЕОКОМа» официально оформляют только зарплату за первые 6 часов работы, остальное идёт в виде так называемой чёрной зарплаты.  Ну, а черная зарплата – это очень удобно для работодателя. Её могут выдать, а могут и немножко задержать. В этот раз задержали на пять месяцев. Причем последние два месяца господа из «ИНГЕОКОМа» умудрились задерживать и белую зарплату тоже.

И тут терпение рабочих кончилось, и в марте 2016 года началась забастовка. Встали 1,2,3,4,5,6,7,8,11 участки. Некоторое время «ИНГЕОКОМ» игнорировал происходящее. «Хотите бастовать — бастуйте, всё равно ничего не получите! Хотите жаловаться – жалуйтесь, всё равно ничего не докажите!» — так комментировало начальство действия рабочих.  Может быть, господа менеджеры рассчитывали, некоторое время помариновав работников, отделаться символической подачкой. Может, и вовсе хотели заменить бастующих работников на новых, которым задолжать ещё не успели, но возникла проблема  —  на помощь работникам «ИНГЕОКОМа»  пришли профсоюзные и левые активисты. После этого с их помощью классовый конфликт был выведен из подземелий метро на оперативный городской простор.

Был организован поход к одному из офисов «ИНГЕОКОМа» с целью официально и публично сдать заявления о приостановке работы в связи с невыплатой зарплаты. Напоминаем, задержка зарплаты более двух недель даёт работнику  право, письменно известив работодателя, приостановить работу и не работать, пока с ним не расплатятся (ст. 142 Трудового кодекса РФ). А задержка зарплаты на срок более двух месяцев и вовсе уголовное преступление (статья 145.1. Уголовного кодекса).

После того как рабочие массово, да ещё под телекамеры, пришли к офису «ИНГЕОКОМа», господа менеджеры решили, что играть в высокомерное равнодушие уже не получится и начали играть в другую игру – «А меня нет дома»!

После заявлений в суд и московскую мэрию, как к заказчику строительства метро, вороватый и наглый работодатель всё-таки приступил к выплате задолженности по зарплате.

По материалам РРП

Правительство уговорило доярок «Полярной звезды» приостановить забастовку

Руководителям правительства Мурманской области удалось уговорить работников сельхозкооператива «Полярная звезда» завтра выйти на работу. Чиновники вмешались в ситуацию после того, как коллектив предприятия объявил забастовку из-за долгов по зарплате. Им удалось уговорить четырех доярок завтра выйти на работу, иначе все поголовье пришлось бы забить.

Доярки «Полярной звезды» не видели заработанных денег уже три месяца. Каждой сотруднице предприятие должно порядка 100 тысяч рублей. Не получают положенного и коровы: по словам доярок, животным достается 30% от необходимой нормы корма, они очень истощены. Всего в хозяйстве насчитывается 642 головы крупного рогатого скота.

novosti-murmanska.ru   18.03.2016

Дальнобойщики объяснили, что стало с их протестом

По просьбе «Медузы» журналист Георгий Переборщиков поговорил с участниками тех событий и выяснил, что сейчас протестовавшие пытаются объединиться в ассоциацию. Они собираются напомнить о себе в преддверии сентябрьских выборов в Госдуму.

Алексей Рожков, дальнобойщик, Кострома:

Автопробеги мы не устраиваем больше, потому что их, по сути, запретили. Наш горячо любимый президент подписал указ, приравнивающий пробеги к митингам и шествиям. А в декабре, когда мы активно их устраивали, у нас, к сожалению, еще не было координации между разными регионами. Сейчас она появляется, но только акции мы проводить уже не можем. Тем более, разве в Москве можно кого-то пробками удивить? А перекрытие федеральной трассы — это уголовное преступление.

Так что никаких способов протестовать не осталось. Только одиночные пикеты еще не запрещены. Но мы надеемся, что наши скоординированные действия в тех рамках, которые еще оставляет закон, будут эффективны. Это последнее, что нам осталось — объединиться. Разрозненными кучками уже все перепробовали, это не дало результата. Мы искали друг друга в интернете, где действовали и провокаторы, которые вбрасывали ложную информацию, затрудняя наши действия.

Из одного только Дагестана в Москву собирались приехать тысячи машин, а доехали единицы. Поработали власти и спецслужбы. И в итоге сами же организаторы свой лагерь уничтожили.

Сейчас мы создаем ассоциацию. Объединившись, будем действовать единым фронтом уже по всей России. И необязательно даже автопробеги будет проводить. В конце концов, можно просто всем одновременно перестать работать. Нас — мелких и средних перевозчиков — 70% рынка. И если мы скоординированно устроим забастовку, крупные игроки не исправят ситуацию.

Сами крупные перевозчики к нам не присоединятся никогда. Вся затея с «Платоном» — это ведь метод государственного отжима бизнеса именно в пользу крупных перевозчиков. Они ждут не дождутся, когда нас, мелких и средних, окончательно выжмут с рынка этими поборами. Тогда они смогут спокойно снимать сливки.

Лидеров протеста у нас нет намеренно. В отличии от государства, мы стараемся сделать нашу организацию демократической. Лидер может захватить власть, его могут подкупить, а мы принимаем решения коллегиально.

Некоторые, конечно, начали платить «Платону». У нас в стране у многих людей рабская психология. Думают, что если царек сказал, то они обязаны платить. И побежали регистрироваться. Но большинство прибегают к различным ухищрениям и не платят. Ждут первых штрафов.

Сергей Городишенин, директор компании, перевозящей грузы, Вологда:

У меня некрупные перевозки: газели, небольшая фирма. Изначально я поехал просто следить за протестом, потом втянулся.

Ситуация с «Платоном» пока не меняется. Оставлен прежний тариф, при этом увеличены акцизы [на бензин]. Но мы не смирились.

Совсем недавно у нас в Вологде стоял протестный лагерь: с 20 февраля по 1 марта, на стоянке у ТЦ «Шоколад». Приезжала полиция во главе с местным полковником Ивановым. Начали срывать баннеры с автомобилей. Трем участникам протеста предъявили обвинения по административным статьям, в том числе якобы за воспрепятствование действиям сотрудников полиции. Теперь в течение месяца будут суды.

Во многих регионах были вспышки недовольства: то там автопробег, то здесь. Но не было необходимого единства. Для проведения всероссийских акций народ еще не созрел. Чтобы проводить их, нужно время на подготовку, координацию. А так каждый протестовал сам по себе. Такая разрозненность не может оказать серьезное давление на власть.

К тому же среди дальнобойщиков иногда появляются и провокаторы, которые пытаются занять лидирующие позиции. Один из таких к нам приезжал и звал на собрание перевозчиков, у кого не менее семи машин. И говорил им, что платить «Платону» надо. Ведь когда мелкие перевозчики отомрут, то у них, более крупных, все снова станет хорошо за счет новых клиентов.

Сейчас по всей стране идет организация местных союзов. Во многих регионах создаются объединения для совместных действий. Например, в нашем вологодском союзе сейчас уже 50 человек, у некоторых из них до 20 машин. Это актив. А когда придет время, поедем по районам, будем привлекать остальных.

На мой взгляд, нужна серьезная акция. Например, вместе приехать за неделю до сентябрьских выборов в Госдуму в Москву и встать там. Люди-то наверняка будут несогласны с итогами голосования, будет протестная волна. Ведь и сами дальнобойщики уже больше не испытывают иллюзий насчет нашей власти. Все прекрасно понимают «ху из мистер Путин» и что представляет из себя партия «Единая Россия».

Изначально у дальнобойщиков были серьезные разногласия из-за политики. Кто-то боялся любого контакта с оппозицией. Многие, когда ехали в декабре в Москву, рассчитывали на какое-то чудо, надеялись на поддержку президента. Сейчас у них открылись глаза. Стало больше консолидации и понимания политической ситуации.

meduza.io  18.03.2016

Ржев: рабочие краностроительного завода приостановили работу

38 работников Ржевского краностроительного завода приостановили работу из-за многомесячной задолженности по заработной плате, об этом «Солидарности» рассказал председатель профкома предприятия Максим Афанасьев.

— Люди не получали денег уже 5 месяцев! О забастовке речи не идет, но примерно 10% сотрудников официально уведомили руководство о приостановке работы с 17 марта по 142 статье ТК РФ, предполагающей ответственность работодателя за нарушение сроков выдачи заработка, — пояснил профсоюзный лидер производства.

По словам Афанасьева, суммарный долг по зарплате перед коллективом составляет порядка 40 миллионов рублей.  В такой ситуации предприятие оказалось из-за отсутствия необходимого объема заказов: кризис сильно ударил по строительной отрасли, а вслед за тем и по предприятиям, производящим специфическую технику.

— Мы не ушли на сокращенную рабочую неделю, не было простоя, выпускали продукцию. Несколько месяцев люди держались, как могли, верили обещаниям руководства.

solidarnost.org  17.03.2016

Советская власть минус Ротенберг

В Саратове после длительной забастовки рабочие одной из крупнейших российских мостостроительных компаний «Волгомост» вышли на митинг с требованием не только отдать им многомесячный долг по зарплате, но и установить рабочий контроль на предприятии. К этим лозунгам добавились и политические — вплоть до пункта в резолюции с призывом восстановить Советскую власть. Предприятию грозит банкротство под давлением кредиторов чьи требования по некоторым данным достигли 20 млрд рублей, почти вдвое превысив стоимость активов компании. По словам организаторов акции, территорию мостоотрядов планируют застроить элитным жильем и пирсами для яхт. Проблемы начались после того, как «Волгомост» был выведен из-под контроля оффшорных структур, принадлежавших по мнению СМИ крупному коммерсанту Аркадию Ротенбергу. Одним из кредиторов оказалась фирма, входящая в его бизнес-империю.

На данный момент практически ликвидирован Мостоотряд-83 в Астрахани, на грани развала находятся Мостоотряд-20 в Пензе и Управление механизации в Саратове», — обрисовали ситуацию в «Волгомосте» его сотрудники.

pfo.svpressa.ru  15.03.2016

Сотрудникам челябинского оборонного предприятия задерживают зарплату

Рабочие Челябинского завода автоприцепов приостановили работу и требуют погасить задолженность по зарплате. По их словам, деньги не выплачиваются с прошлого года. Начальство уверяет, что в отчаянном положении виноваты заказчики, которые вовремя не переводят деньги.

Больше ста человек приостановили работу. Именно приостановили. Объявлять забастовку на оборонном предприятии нельзя. Но положение настолько отчаянное, что люди говорят, готовы пойти на крайние меры.

cheltv.ru  14.03.2016

Рабочие остановили строительство стадиона к ЧМ-2018 из-за задержки зарплаты

Более 250 рабочих из Центральной Азии, которые работают на строительстве стадиона для Чемпионата мира по футболу 2018 года в Нижнем Новгороде, прекратили работу из-за невыплаты им зарплаты. По словам строителей, они уже больше двух месяцев не могут получить свои деньги от ООО «Ма-На Строй». «По контракту зарплату они могут задерживать только до 30 дней. Поэтому с этого месяца мы прекратили работу. Вот уже девять дней сидим без дела. Около 250 узбеков и 10-15 таджиков…

opennov.ru  13.03.2016

В Забайкалье учителя в поселке Атамановка приостановили работу из-за долгов

В Забайкалье из-за невыплаты зарплаты за февраль 19 учителей начальных классов школы в поселке Атамановка Читинского района приостановили работу, сообщила корр. ТАСС представитель краевого профсоюза работников образования Нелли Поликарпова.

«Учителя накануне уведомили администрацию школы и учеников о том, что из-за невыплаты им зарплаты приостановят работу. Долг по зарплате всем работникам учреждения составляет 3,5 млн рублей, долг школы за коммунальные услуги — около 3 млн рублей», — сказала Поликарпова.

Несвоевременная выплата зарплат бюджетникам и социальных пособий стала одной из основных проблем в Забайкалье в 2015 году. Задержки зарплат и выплат в марте, сентябре и декабре приводили к митингам, пикетам и приостановке работы педагогов.

tass.ru  11.03.2016

Ни зарплат, ни документов: строители стадиона «Лужники» объявили забастовку

Работы по реконструкции главного стадиона страны остановлены. Строители, занятые на реконструкции стадиона «Лужники» в Москве, заявили о начале забастовки из-за невыплаты зарплаты и отсутствия трудовых договоров.

Рабочие и прорабы, нанятые ООО «ИНВЭНТ-Технострой» для реконструкции главного стадиона страны, где планируется проведения игр чемпионата мира по футболу-2018, уже два месяца не получают зарплату. Кроме того, строители заявляют, что находятся на объекте практически нелегально — за полтора года они так и не получили на руки трудовые договоры, отсутствуют и трудовые книжки.

Большинство строителей — москвичи, но есть работники из других регионов России. Работают вахтовым методом: по одиннадцать часов 15 дней в месяц. Бастующие требуют погасить задолженность, а также выдать им на руки документы, подтверждающие, что они заняты на объекте и работают в ООО «ИНВЭНТ-Технострой».

«У нас на руках нет никаких юридических документов, то что мы здесь числимся. То есть никакой страховки, чтобы мы в случае чего, в случае «кидалова», если уж говорить по-русски, могли бы предъявить что-то организации, обратиться в суд. К ним обращались: «Когда наши договора будут?» Нам отвечают: «А зачем они вам?» Вот и все, вот такое наплевательское отношение. Начальство приходит и уходит, и каждая новая «метла» другую ругает, вроде «они волки позорные, а мы — белые лебеди». Вот как это выглядит. Но в итоге все приходит на круги своя», — возмущены строители.

regnum.ru  2.03.2016

В Добрянской больнице прошла забастовка

Сотрудники, которые занимаются обслуживанием Добрянской больницы, 29 февраля отказались работать. Забастовку объявил обслуживающий персонал больницы. Сотрудники были на местах, но не приступали к работе.

Несколько лет назад гардеробщики, уборщики, слесари, плотники, вахтёры были выведены на аутсорсинг, то есть устроены в стороннюю организацию. В прошлом году это была фирма из Екатеринбурга с грандиозным названием: ООО «Фасилити Менеджмент и Констракшн Холдинг».

Серьёзные проблемы с зарплатой начались с весны прошлого года, и к его концу задержка составляла два месяца. Бастующие сотрудники написали жалобу в Государственную трудовую инспекцию Екатеринбурга. К кому ещё обращаться за помощью, они не знают.

–Мы уже никому не верим,–вздыхает Наталья Пепеляева. – Непонятно даже, к какой компании сегодня предъявлять претензии. Пытаемся разобраться, требуем своих денег у менеджеров в нашей больнице. А нам отвечают: не хотите работать – увольняйтесь, другие придут. Ну кто придёт? 4 тысячи 478 рублей получаем, и то не платят! Пользуются тем, что мы пенсионеры, не настолько грамотные, и согласились на подработку за копейки. Фирма зарегистрирована не в Добрянке. Обманывают простых людей, и управы на них нет.

dobryanka.net  2.03.2016

Работники «АвтоВАЗа» — о кризисе на предприятии

Акционеры «АвтоВАЗа» (блокирующий пакет принадлежит госкорпорации «Ростех») требуют уволить управляющего завода, шведского топ-менеджера Бу Андерссона или ощутимо сократить его полномочия. В первую очередь, они недовольны финансовыми показателями: убытки завода в 2014-м составили 25,4 миллиарда рублей; в январе—сентябре 2015-го — 15,8 миллиарда. Еще сильнее акционеров раздражает жесткая кадровая политика Андерссона, которая привела к сильнейшей напряженности в Тольятти. В 2014-м персонал завода сократили на 14 тысяч человек, в 2015-м еще на две тысячи (сейчас на предприятии работают 59 тысяч человек; население Тольятти — 712 тысяч). По просьбе «Медузы» журналист самарского издания Bigvill Алексей Юртаев записал монологи уже уволенных или собирающихся уходить рабочих — о положении дел на заводе.

Ольга

Бывший инженер чугунно-литейного цеха; сейчас — продавец в продуктовом магазине:

Первая волна сокращений прошла в начале 2014 года. Вообще, я работала на таком производстве, где увольнения шли постоянно. Ежедневно у дверей отдела кадров стояли по 20 человек — на увольнение. Первыми ушли конфликтные люди, нарушители трудовой дисциплины и те, кто не справлялся с возложенной на них нагрузкой — пожилые. Те, кто уходили за два года до пенсии, могли рассчитывать на ее получение досрочно. Конечно, это неправильно: человек должен уходить на пенсию самостоятельно, а не насильно. Первых ушедших еще как-то провожали, говорили слова благодарности. Но потом стало проще, люди просто уходили потоком — и все. Меня же уволили за два дня, не сказав и слова благодарности. Я проработала на ВАЗе (советское название завода; сейчас — «АвтоВАЗ» — прим. «Медузы») почти 30 лет, на одном месте — и никогда не думала, что придется так уйти с родного завода, где прошла целая жизнь. Увольнение прошло по закону, мне заплатили все, что полагается.

Людей увольняли из-за снижения темпов производства автомобилей. На мой взгляд, бездумно и необоснованно, и это еще хуже стало отражаться на качестве работы. Нельзя электрика моментально переучить на механика, а фрезеровщика — на токаря, а у нас было именно так. Обязанности и нагрузку сокращенного персонала распределяли среди оставшихся работников.

Это трудно принять, когда в один день уходили сразу десятки людей, с которыми ты проработал много лет. Бывало, шли собрания по поводу сокращений, приглашалось руководство, даже Андерссона приглашали. Но Бу не переубедить, он не слушает рабочих.

Люди ко всему относились спокойно: были одна-две неорганизованные спонтанные забастовки в одном из цехов на производстве, но это не «волнения». На митинги мало кто ходил, потому что люди уже никому и ничему не верят. Да и проводили их в рабочее время, даже в пересменку — и ни первая, ни во вторая смены туда попасть не могли.

Коллеги мне, конечно, сочувствовали. В душе, наверное, радовались, что на этот раз их пронесло. А что делать? Без работы оставаться страшно. Конечно, я считаю, что со мой поступили несправедливо, как и со всеми остальными. Но я не спорила ни с кем — это бессмысленно, закон не нарушен.

Мне очень нравилось работать там. Я любила бывать на конвейере. В первый раз увидела его во время экскурсии в десятом классе. И все, полюбила завод. Закончила ТПИ (Тольяттинский политехнический институт; сейчас — Тольяттинский государственный университет — прим. «Медузы»), повезло попасть на ВАЗ. Зарплата была небольшая, но сам факт работы на ВАЗе в 1980-х был престижным. А в 1990-е завод просто спас нас от голода, безденежья и пустых магазинов. Завод я по-прежнему воспринимаю как наш дом. Сейчас мало общаюсь с бывшими коллегами: получается, потеряла не только работу, но и друзей.

Мне повезло — я нашла работу, хотя это и было непросто. Инженеры городу не нужны — городу нужны продавцы.

Бесспорно, надо было менять что-то на заводе — производство, принципы работы, контроль качества. Но все происходит как-то хаотично: люди полюбили «Калины» и «Приоры», а завод сокращает их производство. Постоянно что-то реорганизуют, убирают целые цеха, отделы и управления. Потом снова возвращают, переименовывают. Зачем-то борются с цветами в цехах и гордятся ремонтом туалетов — и смех и грех. Такое впечатление, что во всем этом есть чья-то злая воля. Рабочие в постоянном напряжении, ждут сокращений, и никакой уверенности в завтрашнем дне у них нет.

Вячеслав Шепелёв

Бывший сварщик пятого разряда; сейчас — сотрудник независимого профсоюза:

Меня уволили по статье и сказали, что будут платить 800 рублей в месяц — пособие по безработице. Вставать на учет в центр занятости смысла не вижу: там нужно отмечаться два раза в месяц и стоять по четыре-пять часов в очереди. На «АвтоВАЗе» составили целую градацию: кто проработал десять лет — при уходе платят пять окладов, 20 лет — шесть окладов, 30 лет — семь окладов. Все происходит просто — подходят к человеку, дают ему бумажку: «На, подписывай, через два месяца идешь под сокращение». Еще могут отправить хорошего специалиста в 49-й цех — для разнорабочих. Если человек отказывается, его тоже могут уволить.

По-моему, развалить хотят завод. Поставили надо мной руководителя — родственника начальника цеха. И он мне, хоть я и 20 лет на сварке, говорит: «Приди, я тебя проинструктирую». А я ему и отвечаю: «Слышь, чума, ты вообще кто?»

Люди юридически неграмотны. При увольнении каждый надеется, что он уйдет и найдет себе работу. Некоторые люди думают, что их это не коснется: будто очередь в газовой камере, где люди думают, что на них-то газ закончится. Не закончится. Три оклада, которые выдают при сокращении — это три месяца платить кредит и ипотеку, а люди-то в основном все в кредитах.

Завод избавляется не от бездельников, а от умных людей. Некоторые вредят и мстят. В последний день работают — могут и лом в конвейер засунуть. Висит сейчас на проходной плакат: «Совесть — лучший контролер». Бред, никакой совести там нет давно.

Люди здесь работали династиями. Никто не косячил, потому что не хотел позорить своих дедов или отцов. Я сварщик, приваривал на «Приору» двери — за две минуты нужно было приварить все четыре. Я справлялся за полторы минуты, и еще успевал покурить. Включил как-то Discovery по телевизору, а там показывали производство на «Форде»: сидит сварщик в белом комбинезоне, стульчик стоит, подходит на конвейере к нему кузов — он задницу поднимет и вместо наших 16 швов только один накладывает, нажимает кнопочку и сидит дальше, бамбук курит.

Я проработал 20 лет и застал дефолт в 1998 году. И тогда была надежда — молодая страна, светлое будущее, преодолеем трудности. А сейчас мы в заднице. Посмотрите на людей на улице — они ходят и смотрят в землю. Городу нечего есть — нужно создавать рабочие места. «АвтоВАЗ» — это маленький макет всей нашей страны, и он переживает явно не лучшие времена.

Наталья

 

Бывшая работница цеха по покраске автомобилей; сейчас — безработная:

Я работала в цеху №?44-1 — покрывала грунтовой краской «десятки» и «пятнадцатые». В 2012 году я ушла в декретный отпуск, а когда нужно было выходить — началась заварушка. Цеха, в котором я работала, уже не существовало, поэтому я должна была перейти в другой, где мне места не нашлось — и я автоматически попадала под сокращение. Предоставили альтернативу — разбирать мусорки, красить заборы и бордюры или быть уборщицей. Я еще смеялась: классная карьера — покрывала краской машины, а теперь заборы. Подумала и ушла с тремя окладами. На заводе это никто не называет сокращением, скорее — увольнением по соглашению сторон.

Почти все из моих знакомых уже ушли с «АвтоВАЗа» не по своей воле. Только одновременно со мной с завода ушли человек десять, и все как-то пристраиваются в городе. А те, кто работают, особо за увольняемых не заступаются — сами боятся остаться без работы.

С другой стороны, работа в последнее время мне не нравилась. В последнее время, перед декретом, начался беспредел. Работу на «АвтоВАЗе» уже нельзя было назвать престижной. Но завод — это будущая пенсия, отпуска, больничные и работа, за которую платят. Всего этого нет на вольных хлебах в городе. А если и есть, то со смешной зарплатой в шесть тысяч рублей. Людям работать в цеху очень тяжело — это и жар от работающего оборудования, гарь отработанного масла, запах краски или сварки. О неработающей вентиляции много лет идут разговоры, ее меняют кое-где, но представьте размеры завода!

После увольнения я больше не работала. Сейчас сижу дома с детьми. Я не могу расхваливать то, что происходит на «АвтоВАЗе», но и не могу критиковать — давно не интересовалась их делами. Я считаю, что было бы правильным для города, если бы завод наращивал производство, развивался, создавал рабочие места. Но там наверняка не все так просто, тем более в кризис. Люди пишут, что руководство ведет неправильную политику, а я всегда больше верю рабочим, чем руководству.

Юрий

Инженер сборочно-кузовного производства, продолжает работать на заводе:

Сейчас на заводе жестко-авторитарная система управления — никому нельзя перечить. Ты не имеешь права ничего делать — ты имеешь право только находиться на рабочем месте. Шаг вправо, шаг влево — тебе говорят: «Ты не работаешь, мы с тебя часы снимем». Ходят по цехам, проверяют, могут попросить подышать в трубочку — проверка, не выпивал ли. На каком основании, кто дал такое право? Никаких пряников — одни кнуты.

Люди боятся, им есть что терять: машина, квартира, обучение детей. Да и что выходить на митинг — нет толку, государство не слышит. Люди работают, чтобы выжить, уже не осознавая того, что трудятся на крупнейшем заводе с большой историей. Молодые парни сейчас и сами уходят. Работаешь за троих, а платят за одного — зачем оставаться? Иногда сам себя спрашиваешь: неужели власти не видят, что происходит? Ценные кадры никто не ценит. Один мой друг — два красных диплома, английский в совершенстве — был вынужден уйти. Он уехал работать в Самару, нашел работу за 40 тысяч рублей.

Мне нравилось работать на ВАЗе, я даже когда-то гордился этим. Раньше ехали на завод с настроением, а теперь заставляешь себя. Я приехал сюда один в 1984 году — как и многие, решить жилищный вопрос. Дали малосемейку, потом квартиру. Мои дети здесь выросли. Сына я заставил пойти на завод, чтобы знал, каково это. Он отработал пять лет, а потом уехал в Москву. Жена у меня тоже здесь работала. Сейчас и женщин направляют на сложное производство, где нужно много бегать, поднимать тяжелые детали. В ответ на возмущение им цитируют Бу Андерсона: «У нас нет мужчин и женщин — у нас есть рабочие».

Раньше люди приходили, фотографировались с начальством, детям своим завод показывали. А сейчас всюду расставлены запретительные таблички. Мне нравится создавать и творить — нравится быть рабочим. Мне нравилась работа, но теперь я ненавижу завод.

Алексей Юртаев

Самара,  meduza.io  1.03.2016

«Без пяти минут» забастовка на «Водоканале» Биробиджана

Сотрудники муниципального предприятия уже два месяца сидят без зарплаты и отказываются работать за «спасибо».

Ситуация на оказавшемся в крайне тяжелом финансовом положении муниципальном предприятии «Водоканал» Биробиджана усугубилась еще больше. Сотрудники уже два месяца не получают зарплату. Накануне часть из них – представители ключевых ремонтных бригад — заявили начальству, что отказываются выполнять работу до тех пор, пока не получат деньги.

eaomedia.ru  1.03.2016

Обзор подготовил Иван Неравнодушный

Просмотров: 245

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*