«

»

Хроника рабочего протеста. Февраль 2016 года

Профком Качканарского ГОКа провел двухтысячный митинг

Около 2 тыс. работников Качканарского горно-обогатительного комбината 28 февраля вышли на митинг с требованием к работодателю выполнять коллективный договор. Ранее руководство предприятия издало приказ о сокращении фонда оплаты труда на 15%, к тому же хочет уволить 500 сотрудников. Профсоюзный комитет возмущается: ведь кризис комбинат не затронул, более того, в прошлом году было добыто рекордные 59,3 млн тонн сырой руды, и в нынешнем году объемы производства снижать не планируется.

Люди пишут заявления об отпуске без содержания зарплаты, особенно инженерно-технические работники, но при этом им говорят выйти на работу, потому что некому за них эту работу делать. Люди пишут заявление на отпуск и продолжают работать под страхом увольнения с комбината. В городе больше трудоустроиться негде.

В коллективном договоре комбината прописаны действия, которые руководство может предпринимать при наступлении кризиса. Однако, то, что делается на самом деле – идет вразрез с договором. Переговорного процесса между руководством КГОКа и профкомом нет, поэтому людям приходится привлекать внимание к своим проблемам посредством митингов.

Это уже вторая акция протеста. В случае, если и далее требования сотрудников будут игнорироваться, Анатолий Пьянков пообещал вывести людей на «итальянскую забастовку»: «Я раньше сомневался, что люди готовы к работе по правилам. Сегодня у меня эти сомнения развеялись. Если наши требования не будут выполнять, дальнейший шаг будет «итальянская забастовка».

solidarnost.org 28.02.2016

Жители Ткибули вышли на акцию в поддержку шахтеров

Акция с требованием к властям Грузии обратить внимание на проблемы местных шахтеров прошла сегодня в Ткибули. Руководство угольной компании заявило о планах по закрытию шахты.

Как писал «Кавказский узел», 15 февраля стало известно о том, что рабочие шахт «Миндели» и «Дзидзигури» в Имеретинском районе Грузии начали забастовку с требованием увеличения заработной платы, улучшения условий труда. Бастующие требуют повысить зарплату на 40%, объясняя это девальвацией лари. В «Сакнахшири GIG» заявили, что забастовка проходит с нарушением трудового законодательства. В ночь на 26 февраля шахтеры ворвались в здание администрации, возмутившись ее решением пересмотреть размер их зарплаты только через два месяца.

Сегодня в Ткибули состоялась акция протеста перед управой муниципалитета. Вместе с шахтерами на акции присутствовали местные жители, студенты и представители неправительственных организаций, информирует «Эхо Кавказа».

Кавказский Узел 28.02.2016

Профсоюз на ПДК. В борьбе против дискриминации!

27 февраля 2016 года состоялся поход работников ООО «ПДК» к Президенту РФ.

Была развернута цепь пикетов. Люди стояли с плакатами: «Давление на профсоюз прекратить!», «Профсоюз — не преступление! Дискриминация — преступление!», «Президент, услышь рабочих», «Руки прочь от профсоюза!», «Александра Казакова к ответу» (А. Казаков директор — по операционной деятельности на ПДК).

Напоминаем, в декабре 2015 года на складе ООО «ПДК» (EMEX) прошла организованная первичкой МПРА забастовка. Стачка была вызвана тем, что в результате введения новой системы премирования доход работников упал примерно на треть. 24 декабря работники склада приостановили забастовку в связи с тем, что в новогодние праздники резко падает объем заказов, а значит,  и результат забастовки будет минимальным.

В настоящее время администрация с одной стороны повысила зарплату работникам, с другой — активно проводит дискриминацию по отношению к участникам забастовки, а именно: занижение премии в 2-3 раза по сравнению с не бастовавшими, перевод на низкооплачиваемые производственные операции, не предусматривающие премирования, отказ в социальных выплатах, предусмотренных Положением о социальной политике предприятия.

При этом работодатель не идет на открытую конфронтацию, снижение уровня заработной платы и ухудшение условий труда объясняет общей сложной экономической ситуацией в стране, однако финансово страдают работники выборочно, а именно участники забастовки и члены профсоюза. Общее количество сотрудников склада было увеличено, произведена закупка нового производственного оборудования, что, как мы полагаем, является показателем не снижения, а, наоборот, экономического роста предприятия. «Считаем данные действия работодателя прямой «спекуляцией на кризисе» с целью сэкономить на оплате труда и выжить неугодных», — заявляют работники.

Обращение к федеральным властям с требованием вмешаться и прекратить дискриминацию трудящихся на ПДК было сдано в Приёмную. Работники понимают, что одного этого действия, скорее всего, не хватит, чтобы добиться необходимого результата, и готовят следующие акции протеста.

РРП инфо

Программы добровольного увольнения

И вновь о так называемых «мягких сокращениях». В феврале завод «Форд Соллерс» во Всеволожске предложил работникам уволиться за пять месячных окладов, планируя избавиться от 150-ти человек.

Правда, руководство предприятия тщательно избегает слова «сокращение», речь идет о «премиях за увольнение по собственному желанию». Однако по мнению председателя первички МПРА в Ленинградской области, рабочего «Форда»Игоря Темченко, следует говорить о «типичном сокращении».

mpra.su 26.02.2016

Работники пермского свинокомплекса проведут митинг против массовых увольнений и снижения зарплаты

4 марта сотрудники «Пермского свинокомплекса» планируют провести митинг за «сохранение предприятия и остановку процедуры сокращения». Рабочих не устраивают массовые увольнения и снижение зарплаты при увеличении трудовой нагрузки.

nakanune.ru

«Загорский бройлер» бастует

Администрация Сергиево-Посадского района взяла на контроль погашение задолженности по заработной плате работникам предприятия «Загорский бройлер», которые не получали деньги с ноября. В штате «Загорского бройлера» порядка 400 человек. Уже несколько дней они отказываются работать, требуя выплаты жалования.

posadfm.ru 26.02.2016

По стране пошла новая волна недовольства российских дальнобойщиков
Предприниматели настойчиво требуют отмены грабительской системы взимания платы с владельцев грузовиков более 12 тонн при передвижении по федеральным трассам. Суть забастовки заключается в целенаправленном массовом отказе водителей фур выходить в рейсы и брать заведомо невыгодные для них заказы. Данные действия должны заставить руководство страны глубже вникнуть в проблему и принять решение в пользу россиян. Ульяновские перевозчики тоже присоединились к всероссийской забастовке.

«В Ульяновске акция протеста проходит на улице Первомайской, — сообщает ulnovosti.ru руководитель ульяновского профсоюза дальнобойщиков Лилия Кустова, — сейчас на стоянке насчитывается более сорока фур. Остальные дальнобойщики просто поставили свои фуры «на прикол» и никуда не выезжают.

Дальнобойщики разместили на своих машинах плакаты. Возле торговых центров ульяновским перевозчикам встать не разрешили. Также водителям отказали парковаться на большой автостоянке «Великан», которая находится на улице Хваткова. В планах ульяновцев стоять до первого марта».

ulnovosti.ru  24.02.2016

Забастовка на Ульяновском автомобильном заводе

Рабочие УАЗа вступили в трудовой конфликт с работодателем: 17 декабря вторая смена рабочих полностью не вышла на работу, тем самым остановив работу главного конвейера. Бастующие также собрали подписи под требованием индексации зарплат, которую на УАЗе не проводили уже порядка 8 лет. Второй раз главный конвейер остановился уже на следующий день, 18 декабря, когда на заводе проходила профсоюзная конференция. Не обращая внимания на приказы мастеров, все рабочие первой смены главного конвейера (около 1000 чел.) ушли с рабочих мест, чтобы заставить профком передать их требования Вадиму Швецову, собственнику компании Sollers, в которую входит УАЗ.

По официальным данным, средняя зарплата рабочих на УАЗе в 2015 году — 28,6 тыс. рублей в месяц. При этом она выросла на 9% по сравнению с 2014 годом. Она выше, чем в среднем на пром. предприятиях в Ульяновской области, где в среднем зарплата — 25,5 тыс. рублей в месяц.

На самом же деле она намного меньше, т.к. средняя зарплата высчитывается как среднее арифметическое между зарплатами менеджмента и простых рабочих, это как если начальник ест мясо, а рабочие едят капусту, но все вместе они едят голубцы. Так что реальные цифры больше приближены к 12–18 тыс. рублей. Как прожить на такую зарплату в условиях нынешней инфляции и курса рубля? Поэтому рабочие УАЗа вынуждены выходить на дополнительные смены и по выходным, чтобы хоть как-то заработать ещё несколько тысяч рублей.

А в то время как простые рабочие работают за копейки, менеджеры завода, которые, к слову, приезжают из других городов, получают по 90 тысяч рублей в месяц. Плюс к этому приезжих завод обеспечивает жильем. Об этом работница УАЗа рассказала нашему корреспонденту: «Им снимают гостиницы для проживания, выплачивают огромные зарплаты за то, что они просиживают свои штаны».

К примеру, красивая, статная и дорого одетая директор по персоналу ПАО «УАЗ» Елена Фомичева, приехавшая в Ульяновск из Питера, рассказала женщине-маляру покрасочного цеха, пожалуй, о самом сокровенном. В заветных мечтах у Фомичевой купить, наконец, на Лазурном побережье небольшой особнячок, чтобы любоваться здесь прекрасными закатами.

Вот как комментируют это сотрудники «УАЗа» :«Говорят, что директор по персоналу «УАЗа» Елена Фомичева, которая сама из Санкт-Петербурга, получает порядка 900 тыс. рублей ежемесячно. А простым рабочим такие мечты даже в голову и не придут, им бы семью прокормить и одеть, какой там Лазурный берег?! Повезет, если пролетарий накопит немного, чтобы летом вывезти свою семью на отдых куда-нибудь… Нам же со своей зарплатой приходится просто выживать. Люди погрязли в долгах, кредитах, ипотеках. Нам не надо жалости, мы не просим милости, мы просто хотим, чтобы нашу работу оценили по достоинству».

Профсоюз на УАЗе входит в Федерацию независимых профсоюзов России и часто занимает позицию собственников, а не рабочих. Люди фактически один на один остаются с администрацией завода в ситуации с низкими зарплатами, постоянными увольнениями. Сам же руководитель профсоюза завода имеет 100 000 рублей, о чем он сам сказал в интервью местному СМИ.

Самых активных рабочих просто запугивают угрозой увольнения и сокращения. Сочувствующим людям, которые стоят по должности выше, когда те спросили: «Вот тут рабочие бастуют, может, им как-нибудь помочь?» ответили так: «А вы что, рабочих за людей принимаете?»

Из этого следует, что начальству просто наплевать на своих подчиненных. Они их за людей то не считают. Так что и требования их выслушивать не будут.

Алексей Локк  23.02.2016

Всероссийская забастовка дальнобойщиков против «Платона» вызвала задержания водителей

Дальнобойщики объявили о начале всероссийской забастовки против системы «Платон» — акция идет в 45 регионах страны.

Полиция в Петербурге и Вологде сегодня провела задержания активистов, отказавшихся убирать с машин плакаты против «Платона». Пресс-секретарь движения дальнобойщиков Таисия Никитенко рассказала нам о происходящем.

По словам Никитенко, изначально с 20 февраля по 1 марта планировалась масштабная акция, при которой дальнобойщики просто не выйдут на работу. Однако затем участники в Петербурге и Вологде приняли решение разбить лагерь. После того, как полиция поставила им ультиматум убрать флаги и плакаты против «Платона», и требование не было выполнено, начались задержания.

По информации Таисии Никитенко, на момент нашего разговора в Питере насчитывалось пять задержанных, в Вологде заявили, что одного человека оставят в СИЗО до понедельника, на остальных составлялись протоколы.

Никитенко напомнила, что ранее представители из Химок объехали 43 региона, от Мурманска до Дагестана, где приглашали всех желающих на собрания перевозчиков. Там им рассказывали о текущей ситуации, предлагали организовать региональный союз и проголосовать за создание всероссийской Ассоциации. В ближайшее время пройдет общий съезд, где и будет принято итоговое решение об Ассоциации.

Как подчеркнула Таисия Никитенко, за время протеста дальнобойщики глубже вникли в социальные проблемы в стране, и теперь их требования не ограничатся лишь полной отменой «Платона».

«Также Ассоциация выступит за мораторий на рост тарифов ЖКХ минимум на два года, за льготный проезд для пенсионеров и инвалидов, и за отмену обязательной платы за капремонт», — уточнила Никитенко. Выход на более широкий фронт борьбы активисты не стали связывать с формированием какой-либо новой силы в преддверии парламентских

mk.ru 20.02.2016

В Дагестане ОМОН задержал дальнобойщиков

20 февраля ОМОН оцепил здание дома культуры в Хасавюрте, в котором проходило собрание водителей – дальнобойщиков. На собрании были избраны руководители районных отделений Независимого профсоюза предпринимателей и водителей Дагестана.

«С 10 до 12 мы обсуждали организационные моменты, а когда начали выходить, сотрудники ОМОН нам приказали садиться в газели. Я спрашиваю: «Это принудительно?». Нет, говорят, это добровольно. Потом начали суетиться и решили забрать только тех, кого избрали на собрании», – рассказал один из водителей.

Организатор собрания, руководитель Независимого профсоюза предпринимателей и водителей Исалмагомед Набиев рассказал «ЧК», что всего было задержано шесть человек: «Нас отвезли в местное ГОВД, там у меня взяли объяснительную: для чего и на каком основании собрались. Я сказал, что желание людей собраться – это и есть основание. Нам они ничего не объясняли, сказали «давайте по-доброму». Это всё было похоже на провокацию».

В собрании, по его словам, принимали участие около семидесяти водителей. Это те, кто решил примкнуть к уже существующей организации Независимого профсоюза предпринимателей и водителей.

Отметим, что сегодня началась Всероссийская забастовка дальнобойщиков, протестующих против системы «Платон». Забастовка продлится до 1 марта.  Протест не обязательно будет выражаться в форме скопления автомобилей на дорогах. Водители из более чем 40 регионов России договорились на это время не принимать заказы и не выезжать в рейсы. Данную акцию протеста поддержали и дагестанские дальнобойщики.

chernovik.net 20.02.2016

Бастовавшим карталинским коммунальщикам начали выдавать зарплату

Работникам карталинского МУП «Городская коммунальная служба» начали выдавать зарплату, которую сотрудники не видели с декабря 2015 года. Между тем в городе говорят о скором сокращении штатов коммунальной организации.

По данным прокуратуры, проверка, проведённая в МУП «ГКС» после описания сложившейся на предприятии ситуации в СМИ, выявила двухмесячную (декабрь – январь) задержку зарплаты 60 сотрудникам в размере более 1 млн рублей. В настоящее время начато погашение долгов. Кроме того, возбуждено административное дело по части 4 статьи 5.27 УК РФ «Нарушение законодательства о труде» в отношении экс-директора предприятия Сергея Попова, ему грозит дисквалификация. Прокурор Челябинской области Александр Кондратьев продолжает держать ситуацию на контроле.

Как сообщал Znak.com, 3 февраля сотрудники «Городской коммунальной службы» объявили забастовку в связи с многомесячной невыплатой денег: у некоторых ветеранов-коммунальщиков до сих пор не погашены долги предшественника предприятия, ныне ликвидированного МУП «Городское коммунальное хозяйство». С начала месяца на работу выходили только бригады сантехников и водители мусоровозов, но и они выражали солидарность с забастовщиками. На сегодня забастовка формально окончена.

ZNAK.com 20.02.2016

Уборщицы пензенского артинститута объявили забастовку

Половина уборщиц пензенского артинститута отказались выполнять свою работу. Женщины второй месяц сидят без зарплаты и мыть туалеты, аудитории и корпуса бесплатно не хотят.

С 1 января им назначили новое руководство — за них в ответе столичная компания «Коралклин». Обещали платить 8 тысяч рублей за 1 000 кв. метров убранной площади. Но миновал январь, заканчивается февраль — денег нет.

penzainform.ru 19.02.2016

В Пикалево против двухчасового рабочего дня

Профком ЗАО «Пикалевский цемент» выступил против введения на предприятии режима сокращенного рабочего времени, передает сайт Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

— На предприятии без согласования с профкомом издан приказ о том, что с марта часть работников будет трудиться по 40 часов в месяц, то есть не более, чем по два часа в день. Свое решение администрация завода объясняет резким снижением объемов производства в связи с наступившим кризисом, — комментирует ситуацию председатель профкома Елена Петрова. — Еще осенью на предприятии началась скрытая оптимизация штата: без объявления процедуры сокращения работникам предлагали уволиться по соглашению сторон – с оговоренными в соглашении выплатами. Таким образом в период с октября по февраль количество работающих на заводе уменьшилось почти на 200 человек. Часть оставшихся работников с недавнего времени находится в простое с оплатой 2/3 от среднего заработка.

По ее словам, люди за такую работу будут получать даже меньше минимальной заработной платы по Ленинградской области. А альтернативных заработков в моногороде Пикалево практически нет.

solidarnost.org 18.02.2016

Скрытое рабство на омских стройках

Активисты омской первички МПРА исследовали условия труда в строительной отрасли города.

Строительство – специфическая отрасль с точки зрения защиты трудовых прав. Если на крупных предприятиях ещё сохранились некоторые социальные гарантии и хотя бы слабая возможность их защиты, то в стройбизнесе почти повсеместно господствует право сильного, т.е. работодателя. Не так давно мы писали о падении в Омске башенного крана из-за грубых нарушений руководством компании техники безопасности. Однако проверки тихо-мирно закончились и на стройках продолжается беспредел.

Неофициальная занятость.

Как должно проходить устройство на работу? Вы приходите в отдел кадров, обсуждаете условия работы, приходите к компромиссу и фиксируете условия работы в трудовом договоре. Трудовой договор, как правило, является бессрочным. Работник обязуется выполнять те обязанности, а работодатель — обеспечить все условия, которые прописаны в нём. Как это происходит в строительной отрасли?

Первый вариант — бригадный. В большинстве своём электрики, отделочники, монтажники, каменщики, сварщики не имеют постоянной работы. Слоняясь бригадой от одного объекта к другому, они выпрашивают у прорабов возможность поработать. И, когда такая возможность появляется, тут же обговаривают сумму оплаты, получают инструменты и приступают к работе. Прораб, понятно, наваривается с этого, а работодатель рад ещё больше — ему не пришлось тратиться вообще ни на какие гарантии. Случись что, он не причём.

Отработав своё, бригада таких рабочих должна получить зарплату, но очень часто их просто «кидают», кормя «завтраками», и лишь когда от них требуется проведение новых работ, им выплачивают положенное полностью. Чуть лучше, чуть хуже, но пока есть много работы, бригады, выполняющие ее качественно, на строительном рынке нарасхват, и потому получают иногда намного больше других. Но и работают они, выбиваясь из сил, на морозе и жаре, по 12-18 часов в сутки, без обеда и возможности нормально поспать.

Российские строители часто вынуждены ночевать прямо на рабочих местах.

Но как только на рынке наступает кризис, рабочие сразу начинают терять в заработках. Работодатель выплачивают им 30-50% от зарплаты, постоянно ее задерживает. Любые попытки получить заработанное со стороны бригад наталкиваются на угрозы перестать заключать с ними сделки. В условиях отсутствия работы и невозможности отстоять свои интересы законным путем (т.к. никакого фактического договора на работы нет) рабочим приходится мириться с этим положением.

Можно ли вообще отказаться от бригадного устройства на работу? Практически невозможно. Поодиночке устраивают крайне мало людей, а если бригады строителей пытаются устроиться официально, то всегда найдется другая бригада и мастера, которые пойдут работать за эту плату. Кроме этого, есть главная проблема — работодатель, остановив стройку, проживет ещё два-три месяца вполне безбедно, а рабочие к этому времени уже разбегутся по другим объектам. И для сохранения бригады приходится работать за половину или еще меньшую долю ставки.

«Официальное» трудоустройство.

Второй вариант — официальный. В крупных фирмах, особенно когда они набирают штат и намерены развиваться, работников оформляют вполне официально. Но! Трудового договора никто, практически никто, на руках не имеет, его содержания не знает, и подписывает любой документ, слушая уверения прораба, что так надо. Потом такой рабочий начинает работать совсем не по той специальности, по которую он устраивался. Это часто приводит к тяжелым последствиям для здоровья. «Ты что, не мужик?», — спрашивают рабочего, а потом ставят человека, который пришел работать отделочником в разнорабочие и даже сварщики. И тот, глядя на то, как все остальные делают то же самое, идёт на поводу.

Такие «универсальные» рабочие очень быстро переходят на обычный восьмичасовой рабочий день, начинают покупать инструмент, робу, и другие материалы за свои деньги. О премиях, которые платятся не по желанию мастера, а по установленным критериям и, тем более, об индексации, тут никто и не слыхивал.

Когда начинается кризис, рабочие приходят на работу, ничего не делают (так как нет работы) и получают голый оклад, а именно МРОТ, установленный в регионе. Тут-то и выясняется, что при устройстве на работу у них в договоре была указана одна заработная плата, а получали они на руки другую.

Черные списки.

Но даже если человек получает на руки белую зарплату, работодатели часто реализуют интересную схему. Они банкротят свою старую фирму, всех рабочих в ней сокращают, а на работу в новую берут официально только часть, остальных же переходят на нелегальное положение. При этом общая заработная плата делится на всех. Работодатель объясняет рабочим, что ему необходимо как-то пережить кризис: «Вот переживём, тогда и заживём».

Строительные рабочие за рубежом борются против «черных списков». 

Рабочие в таких официальных фирмах вроде бы чувствуют себя более уверенно, и начинают обращаться за защитой в трудовую инспекцию. Но тут происходит любопытная штука (МПРА известно несколько подобных фактов). Инспекция направляет жалобщиков в суд. До суда доходят три-четыре целеустремленных человека. Суд начинает дело. Оно тянется два-три месяца. К этому времени работодатель от «наездов» переходит к сокращению работника и вносит его в чёрный список, открытый для других строительных организаций. Да, есть такой негласный список! В итоге ни один из троих человек, с которыми мы говорили, не дождался суда и был вынужден уехать из региона….

Обман рабочих кадровыми агентствами.

Еще один вариант трудоустройства, распространенный на омских стройках – через кадровое агентство. Нет, это не официальные кадровые агентства, которые устраивают промышленных рабочих. Это конторы-однодневки, «ООО-ки», которые сегодня есть, а завтра их нет. Объявляет такая контора набор на стройку в Норильск, обещает зарплату в 70 тысяч рублей, бесплатный проезд и многое другое. Собирает человек сто, оплачивает им, действительно, проезд и отправляет их в Норильск. А дальше, по прибытии, выясняется, что требуется не 100 человек, а 50, что платят здесь в среднем 30 тысяч и бывают задержки. Но возвращаться не с руки. И рабочие начинают работать за те тридцать-сорок тысяч, что им платят за 10-12 часовой рабочий день. И это такие объекты, как космодром «Восточный», как стройки олимпийских объектов в Сочи и даже строительство спортивных объектов к чемпионату мира по футболу. Где только не засветились бесправные омские строительные рабочие!

Кроме листка об оформлении в несуществующую контору, назвавшую себя кадровым агентством, у них больше нет ничего. Когда же таким людям отказывают в выплате зарплаты, государственные органы разводят руками: «Вы же сами знали, на что шли! Идите в суды, прокуратуру, требуйте». Но как требовать, если на тебе — пара детей или беременная жена? Работать надо!

Такой опыт устройства на работу лишь у одного из опрошенных нами строителей завершился выплатой всего обещанного, другие получили меньше, чем ожидали, а третьи даже домой возвращались за свой счёт.

К чему приводит такое устройство на работу? Первое — строительные компании экономят большое количество денег на налогах и различных социальных гарантиях. Второе — строительные компании могут быстро нарастить свой штат и быстро уменьшить его, не понеся никаких потерь, как при обычных сокращениях. Третье — в силу того, что в кризис компании могут позволить себе выплачивать рабочим 20-30% от заработной платы, они продолжают строительство зданий.

Труд мигрантов.

Использование труда нелегальных мигрантов — китайцев, казахов и узбеков – пока не слишком распространено. Однако, такие примеры есть. Например, на стройках одного из депутатов Омской области, где гастарбайтеры работали просто за еду. Другие строительные рабочие даже помогали им, собирая деньги на выезд домой для проведения сезонных земледельческих работ.

Последнее, о чем следует здесь сказать, это отсутствие желания у государственных органов выступать в защиту рабочих. «Сами виноваты», — наиболее частая фраза трудового инспектора. «Обращайтесь в суд», — ещё одна частая фраза.

Условия труда на стройках.

В большинстве случаев строитель приобретает инструменты, спецодежду и средства индивидуальной защиты за свой счет, особенно при бригадном устройстве на работу. Иногда что-то выдается начальством, а что-то рабочие покупают сами. Иногда выдаются инструменты, но их стоимость вычитается из заработной платы.

В большинстве случаев это приводит к тому, что инструменты имеются только необходимые для данного вида работ, робы часто рваные и неухоженные, средств защиты, кроме самых необходимых, нет. Единственное, за чем следят — это наличие касок. Но никто не задумывается при этом об устройстве ограждений, специальных поддерживающих тросов и других приспособлений, которые должны быть при работе на высоте.

Грязь, пыль, вибрация, холод, жара — почти всё время рабочие работают в одной и той же обуви и одежде, меняя её только за свой счёт или раз в год за счёт предприятия. Мыло, душ, место для еды отсутствуют на большинстве объектов.

Социальные гарантии и защита прав.

Социальные гарантии, если и есть, то на очень редких предприятиях. Да и там они сводятся к стандартным взносам в Пенсионный фонд и наличию фиксированной премии. Никаких путёвок, отдыха в санаториях, подарков на праздники здесь не предусмотрено.

Профсоюзы на строительных предприятиях или отсутствуют, или присутствуют лишь формально. Зачастую руководит таким профсоюзом лицо, работающее в офисе, в свободное от работы время. Есть строительный профсоюз Омской области, но он занят в основном работой с работодателями и выбиванием условий для их работы, а также поддержанием своего членского состава, набранного ещё из советских рабочих. Но таковых остались единицы.

Никакой защиты прав строительных рабочих официальными профсоюзами нет. Нами были зафиксированы случаи избиения прорабом рабочих, случаи откровенного силового давления на строителей, а также угроз криминального характера (о чем мы еще расскажем). Зачастую эти угрозы реально подкреплены местными «авторитетами»…

В завершающей части своего исследования положения омских строителей активисты МПРА рассказывают о стихийных формах сопротивления, начиная с банального воровства и заканчивая драками и стачками.

Заработная плата.

Она на стройках по меркам Омска относительно высокая. Она варьируется от 30 до 60 тысяч рублей. Но высока она только для профессионалов. Кроме того, нужно учитывать, что работа в строительстве – тяжелая, сопряжена с угрозой здоровью и почти всегда превышает нормальный рабочий день. А главное, в случае кризиса заработки падают почти до уровня МРОТ (около 10 тысяч рублей). Ни о каких индексациях, надбавках, компенсациях за вредность, прибавке за работу в неблагоприятных погодных условиях, специальной оценке условий труда рабочие не знают, никогда этого не видели и не слышали.

Борьба рабочих.

Строительные рабочие — вполне активная часть рабочего класса. Однако трудности для создания в отрасли новых профсоюзов зашкаливают. Это и постоянная смена рабочими строительных организаций, а организациями — своего названия и юридической формы. На одном объекте в одной бригаде один человек может быть из одной конторы, другой из другой, а третий, вообще, на вольных хлебах. И проблемы у них общие, пока идёт работа: постоянная угроза потери своего рабочего места, отсутствие (в большинстве случаев) каких-либо гарантий, наконец, откровенный криминал, запугивания и увещевания.

Борьба у рабочих ведётся. Но ведётся она нелегальными способами. На большинстве строек строительный материал и имеющиеся инструменты воруются откровенным образом и перепродаются на рынках. Прорабы ругаются, но зачастую они и сторожа тоже имеют в этом какую-то долю. Причём, если за первыми этажами следит заказчик, то дальше начинается интересное. По словам каменщиков, верхние этажи уже укладывают в один или полкирпича, если даже нижний и строили в полтора. Новые железные трубы при прокладке коммуникаций заменяют на старые, из металлолома. Кроме того, рабочие практикуют «калым» на инструментах и объектах работодателя.

Сами работодатели в свое оправдание обычно приводят следующие аргументы:

  • Большие откаты при постройке здания способствуют понижению зарплаты и невозможности обеспечить достойные условия труда.
  • Стройка объектов ведется, чуть ли в убыток, чтобы дать строителям возможность работать.
  • «Я могу вам платить больше, но тогда мне нужно брать больше с заказчика, а тогда он не будет со мной работать. И, вообще, вы знаете, сколько я плачу браткам, чтобы они защищали мой объект и вас?».
  • «Условия труда и так далее я могу устроить только за счёт вашей зарплаты. Больше денег у меня нету, всё остальное забирают банки».

Какими бы лукавыми ни были подобные оправдания, в строительном бизнесе Омска, действительно, много нерентабельных предприятий, которые могут существовать только за счёт низкой заработной платы.

В последнее время, в условиях кризиса, борьба на объектах доходит иногда до откровенного противостояния. Во всех строительных организациях Омска – «Сибгазстройдеталь», ДСК-5, бетонные заводы, «СтройБетон» идет задержка заработной платы в районе двух месяцев, начиная с сентября 2015 года. Никаких пени за просроченную зарплату не платится. Кое-где и вовсе платят 30 процентов заработка. Был случай, когда на стройке произошла массовая драка после того, как прораб ударил рабочего, отказавшегося работать без инструментов. В итоге рабочих с этого объекта разбросали по другим стройкам, а прораб набрал новых рабочих.

На одной из строек сварщики забаррикадировали вход в здание, отказываясь уходить, пока им не выплатят заработную плату. В результате им выплатили деньги, но на следующий день уже никого из них не пустили на объект.

По слухам, на другой стройке бригада рабочих, которым не платили уже полгода, осенью прошлого года окружила машину директора и начала ему угрожать. После этого «зачинщика», мигранта, выслали из страны, а про остальных членов бригады ничего не известно.

Резюмируем: наличие большого спектра проблем, мешающих налаживать постоянные связи, привели к бесправному положению рабочих строительной отрасли. Задача состоит в том, чтобы от стихийных (в большинстве случаев безрезультатных) вспышек протеста перейти к организованной борьбе за свои права.

МПРА-Омск

mpra.su 18.02.2016

«Рабочих нельзя держать за быдло»

Хроники войны профсоюза КачГОКа с «Евразом». Интервью

Мария Плюснина

Профсоюз Качканарского ГОКа (входит в «Евраз») готовится к митингу против планов работодателя сократить 500 человек на предприятии и урезать зарплату. Акция состоится 27 февраля. Управляющий директор КачГОКа Владислав Жуков считает, что профсоюз «жонглирует фактами, как хочет, лишь бы вывести людей на улицу». В интервью Znak.com председатель профсоюза Анатолий Пьянков рассказал, почему не получается решить конфликт мирным путем, о давлении и угрозах со стороны руководства комбината и о настроениях в коллективе.

С Анатолием Пьянковым, который работает на КачГОКе почти 48 лет, мы встречаемся в его кабинете в Качканаре в 7.30 утра. «Я всегда начинаю работать рано, уже привык. И своих коллег приучил», – говорит он. Комбинат начинали строить еще его родители. В музее висят фотографии того времени: расчищенная площадка и палатки вокруг нее – вот и все, что было тогда в городе. Сейчас кабинет Пьянкова находится в отдельном здании профкома «Качканар-Ванадий» во дворах рядом с автовокзалом. Управление комбината, где располагаются кабинеты руководства, находится в другом здании неподалеку. В управлении действуют строгие правила: охрана на входе, пропускной режим с системой алкотестирования на проходной. В помещениях профкома все демократичнее: в здании нет никакой охраны, в кабинет к Пьянкову может зайти любой желающий.

«Это уже рэкет, это разбой на дороге, это рабский труд»

— Что на сегодняшний день предлагает «Евраз» в плане оптимизации работы комбината? Изначально говорилось о планах по сокращению 500 сотрудников КачГОКа в первом полугодии 2016 года.

— Такой проект приказа был, но сегодня уже управляющий директор комбината Владислав Жуков понимает, что это слишком много. Возможно, будет не 500, а 300 человек.

— Это новое официальное предложение?

— Нет. Это пока одни разговоры. Кто-то говорит – 300, кто-то 400. Мы-то как профсоюз говорим в принципе о другом. О том, что «Евраз» нарушает коллективный договор. Директор комбината выпустил приказ №11 от 15 января о снижении фонда зарплаты на 15%. А это прямое нарушение коллективного договора.

— То есть зарплата всем работникам КачГОКа будет снижена на 15%?

— Они [сторона работодателя – Znak.com] сегодня пытаются это сделать. Уже месяц. В январе они мне говорили: «Анатолий Александрович. Если мы завтра не подпишем это соглашение, все, комбинат умрет. Что ты творишь?» Но комбинат не умрет, я-то это прекрасно знаю. Сегодня они говорят, что у нас Новолипецкий метзавод не будет брать продукцию, потому что они свой цех открывают. Но, по моим данным, этот цех будет открыт только осенью. Зачем запускать эту страшилку сегодня? Я знаю, что в компании есть установка – получить от комбината дополнительно 700 млн рублей в рамках оптимизации. А 15% от фонда зарплаты – это 550 млн рублей.

— На сегодняшний день на комбинате есть сокращения?

— Сейчас инженерно-технических работников [около 1800 человек из 6500 работающих на комбинате – Znak.com] заставляют брать дни без содержания. Это происходит без приказов, безо всяких документов. Но нам поступают такие сигналы. Это очень опасная ситуация, потому-то без этих сотрудников на рабочих местах фактически отсутствует надзор. Руководство нам пытается внушить, что люди берут дни без содержания по доброй воле. Но я-то знаю, что это не так. Людей ставят в ситуацию, когда они понимают: если сегодня не напишешь заявление на дни без содержания, завтра не работаешь на комбинате и все. Вот она, добрая воля.

— То есть начальники цехов оказывают давление?

— Они вынуждены это делать.

— Это установка лично от Жукова?

— Да, конечно. Это лично его установка. Но он это не признает. Говорит: «Я такие приказы не писал».

— Но в устной форме он кому-то давал эти установки?

— Однозначно он инженерно-технических работников собирал и говорил, что надо сделать, чтобы сократить фонд заработной платы. Но при нынешней инфляции, при нынешних ценах в магазинах залазить в карман к работяге неправильно. Я же Жукову предлагал: «Давайте, вы сегодня забираете 15% зарплаты. Но при этом мы с вами подписываем соглашение, что до декабря эти деньги вы должны вернуть сотрудникам ГОКа с процентами». Это было бы логично, потому что «Евраз» по сути берет кредит у работников. А когда вы в банке берете кредит, вы же возвращаете потом деньги с процентами. Так давайте всё цивилизованно сделаем. Нам говорят: «Нет, если мы заберем, то возвращать уже ничего не будем». Но это уже рэкет, это разбой на дороге, это рабский труд. По-другому я это назвать не могу. По поводу всей этой ситуации мне звонил на днях корреспондент из представительства The New York Times в Москве. Не знаю, как до них дошла информация, но, если они ее начнут муссировать на мировом уровне, завтра акции «Евраза» на Лондонской бирже упадут. Обвинять в этом будут меня. Но я-то тут при чем? Просто не надо некоторые вещи доводить до абсурда. Вместо этого можно сесть вместе за стол и договориться. А на сегодняшний день я не понимаю, как работникам объяснять, что при сохранении объемов производства и прогнозов по прибыли они должны получать зарплату меньше.

— Вы уже не первый раз проводите акцию протеста против действий работодателя. Но одна из «итальянских забастовок» закончилась не очень хорошо для пятерых сотрудников, которые сейчас судятся из-за незаконных, как они считают, увольнений с комбината. Игра стоит свеч?

— Вы говорите про «итальянскую забастовку» 2014 года. Там была моя ошибка. Мы решили провести для начала предупредительную забастовку, односменную. Поэтому работодатель смог вычислить людей, железнодорожников, которые активно принимали в ней участие. Но мы сейчас оказываем им поддержку.

— Каким образом?

— Мы помогаем с юридической точки зрения. Их дело сейчас находится в свердловском облсуде, это уже апелляционная инстанция, потому что городской суд встал на сторону работодателя. Это вообще стандартная для Качканара ситуация. Когда трудовой спор только начинался, мы пытались найти юристов в городе, но нам отказывали. Так и говорили: «Я за это не возьмусь, у меня родные на комбинате работают». Поэтому справляемся своими силами. До решения суда мы им выплачиваем по 20 тыс. рублей в месяц. Для себя я решил, что, если потребуется, дойдем до Страсбурга. Деньги у нас есть.

— Я знаю, что у профсоюза есть касса взаимопомощи и забастовочный фонд. Как они формируются?

— С кассой взаимопомощи у нас как раз в этом месяце возникли проблемы. Она формируется за счет добровольных взносов работников. Они пишут заявление в бухгалтерию, и ежемесячно в кассу взаимопомощи перечисляется сумма, которую они указали. Из этих денег мы даем беспроцентные ссуды по 60 тыс. рублей на год. Люди этим активно пользуются, у нас несколько сотен работников на данный момент оформили эти ссуды. И вот в январе деньги нам не были перечислены.

— Как это объяснили в бухгалтерии?

— Сбой в программе. Я в это не верю. Потому что как только у нас какая-то острая ситуация во взаимоотношениях с работодателем, так сразу начинаются какие-то сбои. У меня, бывает, селекторная связь отключается. Сегодня работодатель фактически принуждает меня в сложной экономической ситуации закрыть кассу взаимопомощи. Я этого не буду делать до последнего. Мне люди уже сами деньги несут, толпятся тут целый день.

— А что такое забастовочный фонд?

— Это членские профсоюзные взносы, добровольные пожертвования. Мы кладем эти деньги на депозиты, и кстати, смогли неплохо заработать. В свое время я распорядился купить золото, оно тогда стоило еще 680 рублей, а теперь – 2800 рублей. Посчитайте, сколько мы заработали. Но нужно понимать, что ни копейки из этих денег я не имею права тратить без общего решения профсоюза. Из этих денег мы, например, сейчас и помогаем железнодорожникам, которые судятся с работодателем.

— Сколько денег сейчас в забастовочном фонде?

— Я не хотел бы это говорить, потому что работодатель как-то очень сильно интересуется нашими деньгами. Но деньги для первички очень приличные, но я ни копейки не забираю к себе в карман.

— Но вас пытаются обвинить в этом.

— Да, пытаются, я знаю. Но если бы я что-то присваивал себе, меня бы давно закрыли. Еще при УГМК на меня писали анонимку в областную прокуратуру, якобы я содержу все торговые точки в Качканаре за счет профсоюзных средств. Меня проверяли все: налоговая, прокуратура, полиция. Ничего не нашли. Потому что я ничего не нарушал.

«Ты объявил войну «Евразу», и для тебя это может быть чревато»

— У вас всегда были сложные отношения с «Евразом»?

— Было по-разному. В данном случае просто пришел неадекватный человек. Он не профессионал в нашей отрасли. Он экономист. Он всё пытается доказать нам, кто здесь хозяин. Но мы-то говорим об обратном. Мы пытаемся добиться только того, чтобы в трудовом коллективе комфортно работалось. Чтобы не было социального напряжения. А все вспоминают времена, когда ГОКом владела Уральская горно-металлургическая компания (УГМК). Как бы мы с директором по персоналу ни ругались, но мы всегда находили точку невозврата, которую переходить нельзя. А сейчас ко мне приходят сотрудники комбината и говорят: «Нельзя больше терпеть, мы на краю». В цехах ревут. Люди боятся сокращений, урезания зарплат, они постоянно живут под страхом. «Евраз» одной рукой их держит за горло, а вторую руку протягивает с шапкой и говорит: «Подайте Христа ради».

— Вам лично угрожал работодатель?

— Господин Жуков мне сказал: «Ты объявил войну «Евразу», и для тебя это может быть чревато». Но я как-то не зацикливаюсь на таких вещах. Мне важна поддержка трудового коллектива. Я вырос на улице и прекрасно понимаю, что такое уличная драка. То, что происходит сейчас на комбинате, сродни этому. И если в уличной драке тебя со спины кто-то прикрывает, то с теми, кто впереди, ты разберешься.

— От свердловской Федерации профсоюзов есть помощь?

— Да. Благодаря им многие СМИ узнали про акцию, которую мы проводили 22 декабря. После нее мы смогли добиться корректировки условий по коллективному договору. [Глава свердловской федерации Андрей] Ветлужских здесь был, мы долго с ним разговаривали. Он должен был донести нашу позицию до [председателя свердловского правительства Дениса] Паслера. Но вообще я привык надеяться только на себя и на свой трудовой коллектив.

— У вас была личная встреча с губернатором. Долго вы ее добивались?

— Нет. Я попросил Ветлужских помочь организовать встречу. Он мне помог. Я думаю, что я смог донести свою позицию. Конкретики в ответ никакой не было, но он пообещал вникнуть в проблему и подключить своих людей.

«Вместе с НТМК остановить беспредел было бы проще»

— Создается ощущение, что остальные профсоюзы по большей части «задавлены» работодателями, и их представители боятся высказываться против. Почему так происходит?

— Я не знаю и никого не осуждаю. Они, наверное, просто находят взаимопонимание со своими директорами. На многих предприятиях на сегодняшний день профсоюзные организации – это социальные отделы, это сохранилось еще с советских времен. Они не доводят до конфликтных ситуаций. Почему я веду себя иначе? Просто я считаю, что нельзя держать за быдло трудовой коллектив. Я говорил как-то работодателю: «Мы торгуем рабочей силой». Грубо сказано, но это так. Мы цену назначаем, а работодатель берет или нет. И работодатель берет, потому что эта самая рабочая сила приносит ему прибыль. Конечно, если бы с нами в один ряд встал, например, трудовой коллектив Нижнетагильского метзавода (НТМК, входит в «Евраз»), остановить беспредел было бы проще.

— На НТМК говорят, что Владимир Радаев собрался в Заксобрание и он не занимает активную позицию.

— Да. И я однозначно сказал, что если он пойдет на выборы, я не буду его поддерживать. Когда только начиналась ситуация с нашими железнодорожниками, этот трудовой спор, он сказал, что не будет выступать в их поддержку.

— Перед выборами найдутся депутаты, желающие пропиариться на вашем конфликте, политизировать ситуацию. Как вы считаете, участие КПРФ в ваших акциях протеста может отразиться негативно?

— СМИ, подконтрольные «Евразу», так и выдают эту ситуацию: как будто я собрался в Заксобрание от КПРФ. Это ерунда полная. Сегодня мы не отказываемся ни от какой помощи. Те же коммунисты и без меня бы начали протестную деятельность. Вспомните ситуацию на Богословском алюминиевом заводе. Если профсоюз ничего не делает, то находятся другие люди, готовые выступить за права трудового коллектива.

— Какие настроения в коллективе в целом перед предстоящими выборами? Готовы ли рабочие поддержать «Единую Россию»?

— Не знаю насчет «Единой России», но у нас уже был кулуарный разговор про то, что Ветлужских собрался в Госдуму. Если ему потребуется, мы организуем его встречу с профсоюзным комитетом. И люди выразят свое мнение. Я думаю, если мы будем его поддерживать, это сыграет роль. У профсоюзной организации есть авторитет.

— Обычно на выборах есть какие-то разнарядки по явке рабочих на избирательные участки?

— Это было в свое время.

— В 2011 году это было?

— Да, в 2011 году было. Очень жестко заставляли приходить всем на выборы. Но проконтролировать процесс голосования все равно нельзя.

— Говорили, что рабочих заставляли фотографировать свой бюллетень и потом отчитываться.

— Это была глупость отдельно взятых руководителей. Они и сегодня такие есть. Они любую команду управляющего директора сразу бегут исполнять, не подумав, как это отразится на них и как это отразится на производстве.

— Сейчас в Качканаре развивается конфликт вокруг ситуации с буддистским монастырем на горе, где ГОК планирует развивать Собственно-Качканарское месторождение. Из-за этого монастырь могут снести. Как вы относитесь к этой ситуации?

— Буддисты давно живут на горе, я их видел, они никому не мешают. Но нельзя ставить на одну доску интересы буддистов и всего города. А без развития Качканарского ГОКа город просто умрет. Здесь нужно находить общий язык, и я думаю, что без переезда не обойтись.

— Возможен ли уход от монопрофильной экономики в Качканаре?

— Эти попытки пока бесполезны. Ничего не делается для того, чтобы создавать новые производства. У нас был в городе раньше хороший радиозавод, зарплаты там были даже выше, чем на ГОКе. Но лет 15 назад он закрылся, многие люди остались без работы.

— Если все-таки начнутся сокращения на КачГОКе, чем это опасно?

— Это чревато социальным взрывом. Работу в городе найти трудно, а это значит, что вырастет уровень преступности. И тогда уже никто, ни профком, ни кто-то еще, не сможет ситуацию ни контролировать, ни сдерживать. А если начнут резать зарплату при нынешних объемах работы, начнется саботаж на рабочих местах. Я знаю своих мужиков, которые работают на предприятии. Вот что ты делаешь, когда к тебе в карман на улице лезет воришка? Ловишь за руку – и в морду. А потом это уже твое дело: вызывать полицию или нет. Если трудовой коллектив на это пойдет в отношении «Евраза», мало не покажется никому. Мы сегодня на грани.

ZNAK.com 17.02.2016

11 береговых докеров все-таки уволили в Архангельске

Архангельский тралфлот все-таки уволил с предприятия 11 береговых докеров. Напомним, береговые докера, работающие многие годы в Архангельском тралфлоте, получили уведомления о сокращении. Изначально, они должны быть сокращены с 1 февраля 2016 года, но для соблюдения процедуры сокращения членов профсоюза руководство предприятия изменило свое решение и отодвинуло увольнение работников до 15 февраля.

«На консультации, проведенной с работодателем, мы попытались выяснить причины сокращения докеров и возможность их устранения. Погрузо-разгрузочные работы в порту не прекращаются, кто же тогда будет выполнять работу докеров? Как выяснилось, работодателем была изменена технология выгрузки и часть работы докеров будет выполняться членами экипажей судов, зашедших в порт.

Отметим, что докеров Архангельского тралфлота пытаются сократить уже не в первый раз. После смены собственника оптимизация штата на предприятии идет, только в прошлом году были уволены 60 человек, об этих сокращениях профсоюз не уведомляли. Владельцем тралфлота выступает компания «Вирма», владеющая наибольшим числом акций.

REGNUM

Глава «Уралвагонзавода» с размахом отпраздновал юбилей в Москве, пока рабочие протестовали из-за сокращений и невыплат зарплаты

Глава «Уралвагонзавода» Олег Сиенко на фоне бедственного положения предприятия потратил 10 миллионов рублей на праздничную вечеринку в честь дня рождения. Мероприятие прошло в Москве в торговом центре «Европейский» — в субботу, 13 февраля.

По данным канала, в праздновании приняли участие 400 человек. Банкет обошелся в круглую сумму — только за аренду помещения пришлось отдать 750 тысяч рублей. Гастрономические изыски стоили не меньше трех миллионов — согласно расценкам заведения, минимальная плата за одного гостя составляет 6500 рублей.

Юбиляра поздравили Алсу, Анита Цой, Дмитрий Маликов и Владимир Кузьмин. Гонорар каждого из них оценивается в 15 — 20 тысяч евро за выступление. На праздник к Сиенко пришли вице-премьер Дмитрий Рогозин и министр промышленности Денис Мантуров, а также знаменитости — Марина и Валентин Юдашкины, Алика Смехова и Игорь Крутой.

За день до празднования в Москве в Нижнем Тагиле прошел митинг рабочих завода. Вышло около 100 человек, которые протестовали против ожидаемых сокращений и задержек зарплат. В день митинга губернатор Евгений Куйвашев направил гендиректору завода благодарственное письмо «за проявленное милосердие и чуткое отношение к людям, нуждающимся в помощи».

Ранее активист из Нижнего Тагила Свердловской области Илья Коровин, лишившийся в кризис работы, рассказал агентству «Росбалт», что, по его сведениям, работники завода уже больше года ничего не производят и получают две трети зарплаты. В конце апреля 2015 года УВЗ отправлял в вынужденные отпуска более пяти тысяч сотрудников. В компании объяснили шаг «стагнацией на рынке вагоностроения и отсутствием спроса на подвижной состав».

В январе 2016 года СМИ сообщили, что на головном предприятии «Уралвагонзавода» в Нижнем Тагиле началась оптимизация численности персонала. По данным прессы, в приказе руководства предприятия говорилось о сокращении 5-10% работников. Между тем в 2015 году премьер-министр России Дмитрий Медведев пообещал рассмотреть вопрос о предоставлении госгарантий «Уралвагонзаводу».

newsru.com 15.02.2016

Сотрудники «Сбарро» и «Восточного базара» потребовали выплаты зарплаты

Сотрудники ресторанов быстрого питания «Сбарро» и «Восточный базар» сегодня вышли на пикет на площади Ленина в Ростове.

Участники акции протеста требовали погасить задолженность по заработной плате, которая не выплачивалась, по их словам, с июля 2015 года. В руках протестующие держали плакаты с надписями «Где наша зарплата?», «Наши дети хотят есть», «Мераб, верни наши деньги» и другими обращениями.

По данным из открытых источников, брендами «Сбарро», «Восточный Базар» управляет президент компании «Г.М.Р. Планета Гостеприимства».

unionstoday.ru 15.02.2016

Завод «Форд» во Всеволожске увольняет 150 рабочих

Руководство завода «Форд» во Всеволожске в связи с падением объемов производства намерено уволить 150 рабочих. Об это уже было объявлено коллективу предприятия, сообщил 47news руководитель первичной профсоюзной организации «Форда» Артем Ященков. В качестве компенсации уволенным рабочим будет выплачено пять месячных окладов. Желающие могут подать заявления сами.

47news.ru 11.02.2016

О протестной активности в регионах

Фонд «Общественное мнение» выяснил, что почти 60 процентов россиян отмечают ухудшение экономической ситуации. Исследование Высшей школы экономики показывает, что сегодня лишь четверть граждан России зарабатывают больше двух прожиточных минимумов, а 12 процентов скатились к крайней бедности. На этом фоне в регионах понемногу нарастает недовольство. Где и почему возникают протесты? Достигают ли они своих целей? Могут ли экономические требования перерасти в политические? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил ведущий специалист социально-экономических программ Центра социально-трудовых прав экономист Петр Бизюков.

«Лента.ру»: Кто же сегодня протестует?

Петр Бизюков: Самые разные люди. Бастуют рабочие промышленных предприятий, бюджетники, транспортники, официанты, медики, коммунальщики. Даже чиновники. Раньше они редко попадали в число забастовщиков. А мы с вами говорим именно о трудовых, не политических протестах. Так, чиновники, если им что-то не нравилось — они просто уходили на другое место. Но, видимо, обстановка такова, что идти стало некуда.

Когда вы заметили рост протестной активности?

С конца 2014 года. За прошлый год мы зафиксировали 409 протестов в 70 регионах. Это на 40 процентов больше, чем в 2014-м. А если сравнивать с другими годами — активность увеличилась на 75 процентов. Это всплеск. Сейчас часто говорят о том, что люди не замечают ухудшения жизни. Но наши данные это опровергают.

Кто более склонен к забастовкам?

Безусловно, работники промышленных предприятий. Но в последние годы происходит некоторое перераспределение. Если в 2010-2011-х половина всех протестов приходилась на промышленность, то сейчас это не более 30 процентов. Все остальное — другие отрасли.

Чаще бастуют в промышленных регионах?

Пока в лидерах Москва и Питер. Но картина постепенно меняется. В прежние годы практически все митинги и забастовки концентрировались в столицах. Мы объясняли это тем, что тут центры принятия решений. Есть такое выражение — достучаться до небес. Здесь с этим было проще. Но сейчас на столичные мегаполисы приходится всего 15 процентов протестных акций. А на региональные центры — 40 процентов. На города областного уровня — 27 процентов, на поселки и села — 13 процентов. То есть трудовые протесты перемещаются на периферию. Хотя раньше в провинции не было принято бастовать. В небольших городах люди побаивались прослыть скандалистами или потерять работу. То, что сейчас они стали выступать, видимо, говорит о том, что определенный рубеж уже пройден.

Забастовки проходят по-настоящему, с остановкой работы?

В 2015 году мы насчитали 168 случаев приостановки работы. Это на 73 процента больше, чем в среднем за 2008-2013 годы. Но нарушения со стороны работодателя, вызвавшие забастовки, были настолько грубыми, что о наказании бастующих и речи не шло.

Отчего же бастуют? Мало денег?

Не то чтобы мало — вообще нет. Основная причина — невыплата зарплаты. В 2008 году, когда мы только начинали свой мониторинг, протесты из-за невыплат составляли половину всех акций. К 2013 году их количество снизилось вдвое. А сейчас опять рост.

То есть не только деньги толкают людей на стачку?

Еще политика руководства. Всевозможные реорганизации, сокращения, закрытия. Но это как раз нормальная и цивилизованная практика. А когда заставляют работать бесплатно — это феодализм, который ничего общего с экономикой не имеет.

Почему не имеет? Если деньги в бюджете закончились, чем платить бюджетникам?

Что значит «нет денег у бюджетного предприятия»? Значит, что кто-то там плохо спланировал работу, не занимался элементарными расчетами. Это либо вопиющая некомпетентность, либо умышленное нарушение. Так было в Забайкальском крае, где учителя приостановили работу из-за многомесячных долгов по зарплате, то же самое — в Хакасии. Неужели учителей стало больше и на всех не хватило? Это не экономика, а что-то другое.

Забастовки по-прежнему остаются локальным явлением?

Уже нет. Движение эволюционирует. Раньше протесты действительно были изолированы. Но в прошлом году мы фиксировали гораздо больше межрегиональных акций. Самая заметная — забастовка дальнобойщиков. По нашим данным, в ней участвовали 45 регионов. В мае была акция учителей — 20 регионов. Межрегиональные протесты приобрели масштабность. Если до недавнего времени они захватывали максимум 9 регионов, сейчас количество совместно протестующих территорий увеличивается. Это тревожный момент.

Сильные лидеры появились?

И это тоже. Люди ищут способ решения своей проблемы. Сначала выходили на улицы с митингами. На первых порах помогало. Но потом власти к этому привыкли. Кто-то использует голодовки — также не особенно эффективно. Народ буквально действует методом тыка: давайте попробуем это, то. Потому что это вопрос выживания. Сейчас нащупали межрегиональные и межотраслевые протесты. Поэтому мы ожидаем, что в этом году их станет больше.

Когда и где?

Традиционно активность нарастает с апреля. Протестный потенциал есть везде — во всех регионах и во всех отраслях. Где именно начнется — не знает никто. Надо учитывать, что застарелые и нерешаемые проблемы имеют свойство накапливаться. Незаметно образуется лавина. Ту же ситуацию с дальнобойщиками — кто мог предсказать? Или «рельсовые войны» в 1998 году, выступления пенсионеров против монетизациии льгот в 2008-м?

Работники чего-то добиваются? У дальнобойщиков мало что получилось. Ни «Платон» не отменили, ни транспортный налог.

Мы не всегда можем отследить итоги, но очень часто результатом становится вступление администрации в переговоры. Я подчеркиваю — не удовлетворение требований, а переговоры. У меня сложилось впечатление, что работодатель идет на серьезный разговор только после жесткого заявления работников. Получается, что протест — пропуск в ответственный диалог. Работодатель зачастую считает работников бессловесным стадом, на претензии которого не стоит обращать внимания. Отмахивается от них, выставляет работников людьми, ведущими нечестную игру. Но если удается убедить работодателей, что это всерьез — предприниматели и власти вдруг оказываются способными на полноценный диалог с сотрудниками.

Сами работники это понимают? Воспринимают ли они цивилизованный протест как еще одну форму диалога с руководством?

Не всегда. Часто люди решаются на протест из-за невыносимой ситуации, которую невозможно терпеть. Это шаг отчаяния, когда уже нечего терять. У нас в прошлом году был случай: бригадир строителей облила себя бензином, залезла на крышу строящегося дома и пригрозила, что если ее рабочим не выплатят зарплату, она себя подожжет. Другой строитель взобрался на стрелу крана и тоже требовал денег для своей бригады. Полагаете, люди в этот момент думают о рациональности своих поступков?

Могут ли социально-экономические протесты перерасти в политические?

Пока многие не хотят выдвигать политические требования, они считают, что это не их дело. Но все происходит однажды. Наши наблюдения показали, что подвигнуть людей на протест способна вовсе не бедность и не какие-то рациональные соображения. Протест возникает вследствие обиды на ситуацию. Люди начинают с очень простых, очень локальных требований. Выплатить зарплату, починить водопровод… Но если они не находят эффективных решений, которые хотя бы частично их удовлетворяли, требования радикализуются. А если достигнута какая-то критическая точка, то события могут развиваться по экспоненте: вчера никто и предположить не мог, а сегодня милиция не решается подойти к тем, кто перекрыл дорогу.

Кто-то реагирует на эту ситуацию?

Боюсь, многие пребывают в уверенности, что трудовых протестов нет. Госкомстат, публикующий информацию о количестве забастовок, фиксирует только те, что проводятся в строгом соответствии с законом. В 2014 году таких насчитывалось всего две, в первой половине 2015 года — шесть. С точки зрения официальной статистики, это капля в море. Так что на протестное движение, набирающее силу в глубинке, пока не обращают внимания.

lenta.ru 10.02.2016

Прокуратура обязала АвтоВАЗ разрешить сотрудникам протестовать

АвтоВАЗ по требованию тольяттинской прокуратуры изменил положения собственного Кодекса этики.

Ранее пункт кодекса «Защита и поддержание имиджа общества» запрещал работникам АвтоВАЗа начинать акции протеста и публиковать негативную информацию о компании в СМИ. Пресс-релизы, ответы на вопросы, публичные комментарии и прочие информационные сообщения должны были согласовываться с уполномоченными работниками.

«Указанные положения противоречат Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова и право на собрание», — заявили в прокуратуре.

Замечание ведомства было рассмотрено и удовлетворено. «Нормы Кодекса этики приведены в соответствие с требованиями законодательства», — говорится в сообщении ведомства.

polit.ru 9.02.2016

Как живется безработным петербургского автопрома

Сегодня на многих предприятиях действуют так называемые программы добровольного увольнения. Работодатели сулят рабочим, увольняющимся «по собственному», компенсацию в размере нескольких окладов. Многие соблазняются этими предложениями, считая их выгодными. Но так ли это?

Мы поговорили с бывшим рабочим завода «Джи Эм» в Санкт-Петербурге, а теперь — водителем Романом Косенковым. Роман был в числе членов МПРА, участвовавших весной 2015 года в кампании за дополнительные гарантии для сокращаемых, после того, как «Джи Эм» заявил о ликвидации производственной площадки в Петербурге. Профсоюз добивался возмещения в размере 12-ти месячных окладов, переобучения и помощи в трудоустройстве. К сожалению, наши основные требования не были выполнены, т.к. большинство коллектива согласилось уволиться на условиях администрации. Многие тогда считали, что быстро найдут равноценную работу. Но, как показывает опыт Романа, это оказалось непросто.

Иван Овсянников: Скажи, с какого времени ты находишься в поисках работы?

Роман Косенков: 31 июля я получил все документы на заводе и встал на учет на бирже труда. Несколько месяцев перед закрытием мы находились в простое за 2/3 оклада. Поэтому я надеялся получить три оклада как безработный. Но это оказалось непросто. Много времени занимает сбор документов. На все вопросы в службе занятости отвечают: «Вопросы не к нам. Деньги идут через Москву». Когда просишь какую-нибудь справку, обычно начинаются наезды и хамство. Я считаю, что надеяться на господдержку нет смысла. Пособие, если ты не ходишь на обучение, 4900 рублей. Если ходишь на него, как на работу, тебе добавляют 890 рублей. Естественно, я стал искать работу сам.

— И как? Многие ведь до сих пор думают, что квалификация и личные качества позволят им быстро найти работу…

— Самоуверенные люди пусть попробуют. На зарубежное предприятие сейчас не устроиться. «Тойота», говорят, втихую набирает персонал, но открытого набора нет. От «Хендэ» нет ответа, а это всегда напрягает. На отечественных заводах важен твой разряд. У меня опыт работы 8 лет, но разряда нет, потому что на «Джи Эм» не было системы разрядов. А зарплата без разряда — 18 тысяч. За эти месяцы я халтурил монтажником, собирал световые конструкции, работал в строительстве, продавал кроссовки. Монтажником работал по ночам, но там нет нормированного графика и даже обед по договоренности с начальником. В этом месяце работаем, в следующем — нет. Пробовал устроиться грузчиком в строительный магазин. Там сумасшедшее собеседование. Служба охраны тестирует тебя на детекторе лжи, поднимает кредитную историю. Понятно, что у меня она, как у безработного, не очень хорошая. Получается замкнутый круг.

Работал менеджером по продажам. Здесь главная проблема в том, что коллектива нет, нет поддержки. Человек человеку волк. Все зависит от твоих личных продаж. Чтобы работать там, нужно перестать себя уважать и делать то, что скажет начальник. Зарплата задерживается непонятно почему. Для меня, после «Джи Эм», это было дико выпрашивать свои же деньги.

— Сейчас ты водитель. Это тот же уровень зарплаты, что на «Джи Эм»?

Конечно, нет. На «Джи Эм» у меня был оклад 45 тысяч, а здесь – 30. Притом что все знают, как за этот год выросли цены.

— Что бы ты посоветовал рабочим, которым сейчас предлагают уволиться, например, за пять окладов?

Если работодатель делает такое предложение, значит это выгодно ему, а не вам. Что такое пять окладов? Их хватит только на оплату кредитов. Так что я посоветовал бы учиться и объединяться в профсоюзные организации, чтобы защищать рабочие места и свои деньги. Лучше оставаться на своем месте и улучшать там условия труда и оплаты, т.к. кроме работников в этом не заинтересован никто.

С Романом Косенковым беседовал Иван Овсянников.

mpra.su 8.02.2016

Грузия. Забастовка на Ксанской фабрике продолжается

Сотрудники Ксанской фабрики стеклотары бастуют уже четвертый день. Как заявляют в Объединении профсоюзов Грузии, предприятие «Мина» парализовано, но администрация все еще не намерена удовлетворять требования работников.

«В течение последних двух дней, с бастующими никто из администрации не встречался. Часть сотрудников, провела ночь  перед фабрикой в палатке. Сегодня, в 14:00 часов, в знак солидарности, к акции присоединятся и работники транспорта.

Напомним, что до 200 сотрудников фабрики требуют увеличения зарплат на 30%, оформления с профсоюзом коллективного соглашения и выделения офисной площади для местного профсоюза.

georgianpress.ru 8.02.2016

Строители военного аэродрома в Североморске объявили забастовку

Триста строителей военного аэродрома Североморск-1 (Мурманская область), которым регулярно задерживают заработную плату, объявили руководству о бессрочной приостановке работы.

«Строители, доведенные до отчаяния, были вынуждены с 1 февраля прекратить работу», — сообщает «Комсомольская правда — Мурманск».

Работники направили руководству компании ЗАО «Аэродромы Мосты Дороги» уведомление о прекращении рабочего процесса. Издание отмечает, что долги перед сотрудниками превышают 30 млн рублей.

В ноябре строители уже сообщали через СМИ о фактах регулярных невыплат заработной платы. После этого деньги частично поступили на счета сотрудников. Тогда в компании «Аэродромы Мосты Дороги» FlashNord сообщили, что задолженность по зарплате связана с ошибкой в проекте реконструкции аэродрома, которую приходится переделывать за свой счет.

Многие строители приехали на работу в Заполярье из других регионов страны и фактически стали заложниками работодателя. Заведующий складом Владимир Жуков отметил, что за последние 2 года в ЗАО сменилось три директора, связаться с которыми сотрудники заполярного подразделения не могут. Строители не исключают, что подрядчика Министерства обороны РФ хотят преднамеренно обанкротить.

Североморск-1 — военный аэродром в Мурманской области в 4 км южнее ЗАТО Североморск. На реконструкцию объекта, по данным СМИ, было запланировано 3 млрд 653 млн рублей. На эти деньги планируется увеличение длины существующей взлетно-посадочной полосы до 3500 метров (было 3000 м), что позволит принимать все виды воздушных судов, включая дальнемагистральные самолеты Ил-96, стратегические ракетоносцы Ту-160 и Ту-22М, противолодочные самолеты дальней морской зоны Ту-142.

flashnord 7.02.2016

Рабочие карталинского МУПа вышли на забастовку

В Карталах рабочие МУП «Городская коммунальная служба» устроили забастовку. Причиной стала задолженность по зарплате, передает корреспондент «Челябинск Сегодня».
Как сообщает издание «Карталинка», забастовка началась 3 февраля. Свои требования бастующие оформили в письме и передали его руководству. Работники утверждают, что не видели зарплаты за ноябрь и декабрь.

Вчера забастовка также продолжилась. Работники пришли на работу, но к своим обязанностям не приступили. Часть работников написали заявление в прокуратуру.

cheltoday.ru 5.02.2016

«Сбарро» и «Елки-Палки» открыли новый способ не платить зарплату персоналу

3 февраля прокуратура Москвы потребовала возбудить уголовное дело о невыплате зарплат работникам сети ресторанов «Сбарро». Однако Конфедерация труда России (КТР), второе по численности профсоюзное объединение страны, заявила, что выявленная прокурорами задолженность по зарплате — 1,3 млн рублей — лишь часть долга. Большинство работников были наняты кадровыми агентствами, и фактический работодатель формально им ничего не должен. КТР требует внесения поправок в законодательство, исключающих такую возможность, и полного запрета так называемого заёмного труда.

Для борьбы за свои права работники создали профсоюзную организацию. По словам главы профсоюза «Новопроф» (входит в состав КТР) Ивана Милых, в профсоюз обратились примерно 600 человек, работающих в ресторанах «Сбарро», «Елки-Палки», «Восточный базар», «Маленькая Япония» и других заведениях. «Но, кроме обращений в Москве, на нас выходили работники из Воронежа, Екатеринбурга, сообщения о задержках зарплаты поступали из Ульяновска и Новосибирска», — утверждает профсоюзный лидер.

3 февраля ТАСС сообщил со ссылкой на прокуратуру Москвы, что работодатель грубо нарушил законодательство об оплате труда. Задолженность компании по заработной плате перед 52 работниками с октября по декабрь 2015 года составила 1,3 млн рублей. Речь идет о 12 ресторанах, оформленных в ООО «Бразерс и Компания».

Так называемый заёмный труд — это практически сдача персонала в аренду. Сотрудник фактически работает на каком-то предприятии, а числится в кадровом агентстве, там он получает зарплату. Реальный работодатель не несет перед ним никакой ответственности.

«Теоретически нанятые кадровым агентством работники могут подать на него в суд и требовать зарплату, но маловероятно, что они получат деньги, даже выиграв дело в суде», — считает глава КТР Борис Кравченко. «У кадровых агентств нет собственности — арендованный офис, стол, стул, компьютер. Поэтому, арестовать за долги какое-то имущество невозможно», — объясняет профсоюзный лидер.

«В случае производственной травмы реальный работодатель не несет никакой ответственности, потому что не связан с работником договором, а агентство, где работник числится, не отвечает перед ним, поскольку не имеет никакой производственной площадки», — добавляет Иван Милых.

С 1 января 2016 года вступили в силу поправки в Трудовой кодекс, которые формально запретили заёмный труд. В частности, предусмотрен порядок аккредитации частных агентств занятости. Такое агентство должно иметь уставной капитал в размере не менее 1 миллиона рублей, отсутствие задолженности по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации. Обязательным условием для включения в договор о предоставлении труда работников (персонала) является условие о соблюдении принимающей стороной установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, обязанностей по обеспечению безопасных условий и охраны труда.

«До 2016 года заёмный труд вообще не должен был применяться, поскольку такая норма отсутствовала в законодательстве. Но он использовался и довольно широко», — заявила зампред Общественного совета при Министерстве труда и социального развития, директор Центра социально-трудовых прав Елена Герасимова.

Источник: Совершенно Секретно

unionstoday.ru 4.02.2016

Пикет за сохранение комбината Серебряный бор

3 февраля работники московского булочно-кондитерского комбината Серебряный бор при поддержке коммунистов провели пикет возле своего предприятия. Собравшиеся требовали сохранения БКК «Серебряный бор», обеспечивающего жителей хлебом и работой, а также соблюдения владельцами предприятия Трудового кодекса при увольнении работников по сокращению штата.

При пожаре в Москве погибли 11 рабочих-мигрантов и 1 ребенок

Чаще всего такие «инциденты» происходят потому, что хозяева «экономят» на безопасности труда. Иногда «аварии» устраивают предприниматели-конкуренты. Ну а если речь идет о «черной занятости» рабочих-мигрантов, то их бесправный статус, созданный власть имущими и полицией, заставляет их жить и трудиться в опасных для жизни условиях.

Мы не знаем, какой именно из этих факторов стал непосредственной причиной трагедии, которая разыгралась в швейном цехе на московской улице Стромынка. В результате пожара погибли 12 человек, включая ребенка, которому не было и года. Речь идет о рабочих-мигрантах из Средней Азии, которые работали в этом помещении. Там же и жили. Следователи подозревают умышленный поджог.

Представитель организации таджикских трудовых мигрантов в Москве К. Шарипов назвал происшедшее «беспределом». «За их смерти никто не несет ответственность, это выгодно. По его словам, власти и миграционная служба знают, в каких тяжелых условиях живут мигранты. «Они хотят денег, а условия кто будет создавать? Никто. 30-40 процентов трудовых мигрантов живут в таких условиях. Они могут в любое время при пожаре погибнуть», — подытожил Шарипов.

Власти отреагировали на трагедию в привычной уже манере. Мэр Москвы Собянин поручил МЧС и миграционной службе начать проверку столичных промзон. Официально им поручено выявить места проживания нелегальных мигрантов и проверить соблюдение правил пожарной безопасности. В действительности это означает, что на нелегально занятых рабочих обрушится очередной вал репрессий и задержаний, за которым последуют ставшие уже обыденными штрафы и депортации. По логике капитала, в трагедиях работников всегда виноваты сами работники, они и должны за все расплачиваться.

aitrus.info 3.02.2016

В Нижнекамске сотрудники одной из фирм объявили забастовку

Рабочие компании «Сантрек», которая занимается монтажом отопительных систем, объявили забастовку. Как передает корреспондент ntrtv.ru, рабочие отказались выполнять свои обязанности из-за того, что им не выплачивают заработную плату. Задолженность на сегодня составляет около 1 млн. рублей. Некоторые из сотрудников уже подумывают об обращение в прокуратуру.

В производственных боксах сегодня непривычная тишина: станки не включены, а рабочие даже не надели спецовки. Как утверждают работники предприятия, денег они не видели уже несколько месяцев.

Руководство компании ссылается на то, что в этом году не заключены необходимые договоры, и из-за этого организация не может получить деньги.

ntrtv.ru 2.02.2016

В Архангельской области работодатель использует медицину против профсоюзников

На сегодня в Архангельской области практикуется два вида борьбы с профсоюзными активистами. Первый давно уже применяется работодателями – увольнение за неоднократное неисполнение служебных обязанностей. За последний месяц предприняты уже две попытки – в отношении электромеханика бригады № 15 Архангельского регионального центра связи Ярославской дирекции связи Центральной станции связи — филиала ОАО РЖД Дениса Леонтьевского и преподавателя Архангельского педагогического колледжа Татьяны Быковой.

Появился и новый способ избавляться от неугодных профсоюзников. При направлении работника на обязательную медкомиссию, руководители предприятий дают «поручение» ведомственным поликлиникам искать у того любые медицинские противопоказания к имеющейся работе. После чего следует увольнение со словами о том, что работодатель заботится о здоровье своего персонала.

И в первом, и во втором случае, как считает Главный технический инспектор СОЦПРОФ Валерий Андриякин, поможет только суд, потому что другие контролирующие и надзорные органы предпочитают не вникать в подобные ситуации:

«Мы подробно разъяснили участникам семинара, в каких случаях целесообразно обращаться в Трудовую инспекцию, а в каких – сразу готовить документы для составления иска. Например, в случае с медкомиссиями надо не пожалеть денег и времени, чтобы пройти параллельно обследование в другом сертифицированном медицинском учреждении. Тогда на основании двух противоположных заключений можно вполне успешно вести судебный процесс».

Кроме того, на семинаре были подняты вопросы сокращений, незаконного изменение трудовых функций с уменьшением заработной платы и т.д.

Обзор подготовил Иван Неравнодушный

Просмотров: 334

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*