«

»

ВПЕРЁД В СОЦИАЛИЗМ!

Для нас дело идёт не об изменении частной собственности, а об её уничтожении, не о затушёвывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества.
Карл Маркс и Фридрих Энгельс

Часто задают вопрос: можно ли вернуть социализм, хотя бы чисто теоретически? И ответ на этот философски поставленный вопрос у различных социологов, конечно, различен. Буржуазные социологи говорят, что социализм, как эпоха в мировой истории, остался в прошлом, что его, как и древние цивилизации, вернуть нельзя. Слов нет. Часы истории действительно нельзя ни остановить, ни повернуть вспять. Эту простую истину уяснили всему человечеству ещё древние греки. Но в таком случае, как же случилось, что капитализм, который существовал до социализма, удалось вернуть?

Ответ на этот вопрос простой.

Что такое капитализм? Общество, которое покоится на безраздельном господстве частной собственности. Что такое социализм? Общество, которое покоится на безраздельном господстве общественной собственности. Таким образом, капитализм и социализм – это общества, которые построены на диаметрально противоположных формах собственности. Но отсюда само собой вытекает, что достаточно изменить форму собственности, на которой покоится любое общество, чтобы полностью изменился характер общества; в действительности здесь происходит не возвращение в прошлое, а превращение одного общества в другое. Капитализм был восстановлен постольку, поскольку удалось уничтожить безраздельное господство общественной собственности и установить безраздельное господство частной собственности. Но если удалось уничтожить безраздельное господство общественной собственности и установить безраздельное господство частной собственности и тем самым восстановить капитализм, то почему нельзя уничтожить безраздельное господство частной собственности и установить безраздельное господство общественной собственности и тем самым восстановить социализм? В каких книжках написано, что это невозможно?

Для коммуниста (марксиста) то, что социализм будет неизбежно восстановлен и что это восстановление связано с классовыми интересами трудового народа, – это абсолютная истина. Коммунисту на этом не приходится останавливаться. Но трудность в том, как эту истину разъяснить современным российским трудящимся в наиболее ясной форме, так как они почти утратили понимание того, что такое социализм. Поэтому здесь надо не только теоретически говорить, но и практически, на конкретных примерах, разъяснять, что такое социализм. А для этого практического разговора наиболее подходящим примером является понятие «государство», ибо в сознании простых людей всякое общество совпадает с государством; хотя это представление ложно. Короче говоря, чтобы облегчить простым людям понимание того, что значит восстановить социализм, надо представлять социализм в виде государства.

Итак, выступая перед трудящимися, необходимо разъяснять, что социализм – это не просто государство с огромной территорией, на которой проживают десятки национальностей, объединённые в единый народ, – советский народ, а государство, в котором земля и средства производства находятся исключительно в общественной собственности, являются достоянием всего общества. Уже это простое разъяснения показывает, что восстановить социализм – это не значит вернуться в прошлое, что, конечно, невозможно. Восстановить социализм – это значит, прежде всего, ликвидировать частную собственность на землю и средства производства и установить общественную собственность на землю и средства производства.

А между тем этому разъяснению препятствует, по-видимому, одна огромная трудность.

Дело в том, что понятия «частная собственность» и «общественная собственность» сами по себе вводят в заблуждение. Например, когда говорят об уничтожении частной собственности на землю и установлении общественной собственности на землю, то думают, что речь идёт об отъёме собственности, как предмета, вещи. Отсюда страх у простого человека потерять свой участок земли, принадлежащий ему в форме частной собственности. Но это не так. Поэтому здесь, чтобы развеять этот ложный страх, надо как можно нагляднее показывать, чем отличается понятие «частный» от понятия «общественный». Для этого в качестве примера можно взять образование, которое наиболее наглядно показывает это отличие. Чем частное и общественное образование отличаются друг от друга? Тем, что частное образование платное, а общественное – бесплатное. Уже из этого простого примера вытекает, что понятия «частный» и «платный» – это тождественные выражения. А это фактически означает, что частная собственность на землю – это не беспрепятственное и абсолютное владение ею, как это кажется простому человеку. Наоборот, чтобы стать частным собственником земли, её надо сначала купить. С другой стороны, став частным собственником земли, надо, опят-таки, платить налог государству за пользование землёй. Эти два простых факта, взятые вместе, со всей убедительностью показывают, что действительный смысл частной собственности на землю заключается в том, что, с одной стороны, исключается свободный, т.е. бесплатный, доступ к земле, а с другой – взимается налог за пользование землёй. Частная собственность на землю есть лишь предлог, позволяющий как отдельным собственникам земли, так и государству требовать от всего общества дань за право жить на земле. (То, что, после разрушения СССР, первоначальная приватизация общественной собственности СССР была бесплатной, было хитроумное затаскивание советского человека в частнособственнический рай). Частная собственность на землю выгодна только тем, кто сам на земле не работает, а сдаёт её в аренду, торгует, спекулирует ею, наконец, посредничает во всех сделках с землёй. Это олигархи (собственники крупных средств производства и банков), риелторы, оценщики, рекламщики и т.д., одним словом – законченным паразиты. При социализме такое просто невозможно, так как земля является общей собственностью всех членов общества; поэтому здесь никто, – ни отдельный человек, ни государство, – не имеет права требовать плату за доступ к земле, за пользование ею, сдавать землю в аренду, продавать, спекулировать землёй. При социализме доступ к земле абсолютно свободен, т.е. земля предоставляется каждому члену общества на бесплатной и бессрочной основе; налог же на землю советскому человеку и во сне не мог присниться. Короче говоря, при социализме земля используется исключительно для производства сельскохозяйственных продуктов, для строительства жилья, дорог, промышленных, культурных и т.д. предприятий.

Но это ещё не всё. В условиях капитализма ещё больше запутан вопрос с пониманием собственно эксплуатации человека человеком, т.е. с пониманием того, каким образом один человек присваивает продукты труда другого человека. Поэтому это вопрос также должен быть разъяснён трудящимся, и как можно попроще.

Что при наличии частной собственности на средства производства общество неизбежно раскалывается на два класса, один из которых владеет средствами производства, а другой – лишен их, – это знает даже школьник. Точно так же известно всем, что лишённые средств производства находятся в экономической зависимости от собственников средств производства. Очевидно само собой, что эта зависимость даёт возможность собственникам средств производство эксплуатировать лишённых средств производства. Всё это со всей очевидностью показывает прямое рабство. При рабстве трудящийся – раб – не просто лишён собственности на средства производства, но вообще превращён в средство производства, находится в абсолютной зависимости от собственника средств производства – рабовладельца. Рабовладелец присваивает себе продукт труда раба открыто насильственно; здесь эксплуатация выступает прозрачно ясно. Для того чтобы работать, раб, разумеется, должен жить. Поэтому некоторая часть продуктов труда раба идёт на его содержание в качестве необходимого продукта, которым обеспечивается воспроизводство его рабочей силы. Другая часть, заключающая избыток над необходимым продуктом, идёт на удовлетворение всевозможных потребностей рабовладельца и является прибавочным продуктом. Отсюда следует, что и само рабочее время раба распадается на необходимое и прибавочное время, или, говоря иначе, его труд разделяется на необходимый и прибавочный труд. Короче говоря, при рабстве эксплуатация носит открыто принудительный характер.

А между тем при капитализме эксплуатация трудящегося глубоко замаскирована. Эта маскировка заключается в следующем. При капитализме трудящиеся лично свободны. Но, обладая личной свободой, они в то же время лишены средств производства, а следовательно, и средств существования. Поэтому они под угрозой голодной смерти вынуждены наниматься на работу к капиталисту (собственнику средств производства) для того, чтобы получить от него деньги и на них купить средства существования. Наём же рабочего капиталистом есть не что иное, как покупка-продажа рабочей силы. Отсюда следует, что при капитализме рабочая сила человека является товаром, – товаром, стоимость которого, как и стоимость всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли. Стоимость рабочей силы, выраженная в деньгах, зарплата, есть цена рабочей силы.

Итак, рабочий продаёт свою рабочую силу капиталисту за известную плату в день. В течение нескольких часов работы он воспроизводит стоимость этой платы. Но согласно условиям своего контракта он должен работать ещё ряд часов, чтобы целиком заполнить рабочий день; стоимость, которую он создаёт в эти дополнительные часы прибавочного труда, составляет прибавочную стоимость, прибыль, которая ничего не стоит капиталисту, но всё же идёт в его карман.

Поясним это на примере. Предположим, что рабочий день длится 8 часов. Допустим далее, что дневная стоимость рабочей силы воспроизводится за 4 часа труда. Если предположить, что 1 час труда равен 3 долларам, то она будет равняться 12 долларам. Если бы рабочий работал 4 часа в день, то никакой прибавочной стоимости он бы не создал. Но капиталист купил рабочую силу на весь день, и он заставляет рабочего работать в течение целого рабочего дня, который продолжается 8 часов. В течение этих 8 часов рабочий создаёт стоимость, равную 24 доллара, между тем как стоимость его рабочей силы равна 12 долларам.

Допущение, будто рабочий в 4 часа вырабатывает полученную им заработную плату и остальные 4 часа работает на капиталиста, является произвольным. Требуется ли ему для возмещения заработной платы именно 4 часа, или 3, или 5, в данном случае это, конечно, совершенно безразлично и изменяется в зависимости от обстоятельств. Но основное заключается в том, что капиталист, наряду с трудом, который он оплачивает, выколачивает также труд, который он не оплачивает; и это – отнюдь не произвольное допущение, ибо в тот самый день, когда капиталист стал бы систематически получать от рабочего лишь столько труда, сколько он ему оплачивает в заработной плате, в этот самый день он закрыл бы своё предприятие, так как в этом случае вся его прибыль пошла бы прахом.

Буржуазные экономисты, восхваляя капитализм, лицемерно твердят о том, что рабочие и капиталисты – одинаково необходимые, равноправные участники производства, интересы которых находятся в гармонии друг с другом. На основании этих мнимых «равенства» и «гармонии» строится вся буржуазная демократия.

В действительности за формальным и видимым «равенством» этих «участников производства» скрывается их действительное неравенство. В капиталистическом производстве нет и не может быть равенства между рабочим и капиталистом, ибо они находятся в неодинаковых отношениях к средствам производства. Капиталист владеет всеми средствами производства и средствами существования, в то время как рабочий обладает только личным условием производства – рабочей силой. Уже этот простой факт показывает, что рабочий находится в экономической зависимости от капиталиста и что, следовательно, он нанимается на работу к капиталисту не по доброй воле, как это изображают буржуазные экономисты. Наоборот, не имея средств производства и средств существования, рабочий вынужден идти работать на капиталиста. На самом деле наёмный труд означает наёмное рабство, фактически наёмный труд является принудительным трудом. Принудительный характер наёмного труда маскируется тем, что между капиталистом и наёмным рабочим заключается акт купли и продажи рабочей силы как между свободными, юридически равными лицами, а также тем, что индивидуальные капиталисты-наниматели постоянно меняются.

Ничего подобного при социализме просто невозможно.

При социализме все крупные средства производства находятся в общественной собственности. Что это означает? Это означает, что все граждане страны находятся в одинаковых отношениях к средствам производства. Или, вернее говоря, все граждане страны являются равноправными собственниками средств производства. Отсюда само собой понятно, что при социализме нет и не может быть классов, таких, как наёмные рабочие при капитализме. Социализм уже по своей природе исключает превращение рабочей силы в товар, труда в наёмный труд. Следовательно, при социализме нет эксплуатации человека человеком.

Равенство людей в отношении к средствам производства приводит к равенству их как собственников общественно произведённого продукта. Отдельные трудящиеся не равны только в одном: они вкладывают различное количество своего труда в создание общественного продукта. Один работает больше, другой меньше. Один отдаёт обществу более квалифицированный труд, другой – менее квалифицированный. Вследствие этого распределение общественного продукта между отдельными работниками находиться в прямой зависимости от количества и качества труда каждого работника; при социализме нет уравнительного распределения продуктов труда, как это изображают буржуазные социологи. С другой стороны, совокупный общественный продукт не может полностью распределяться по труду между отдельными работниками. Любое общество, следовательно, и социалистическое общество должно развиваться, а для этого нужно, чтобы часть совокупного общественного продукта направлялась на развитие производства, а также на осуществление необходимых общественных функций. Поэтому между работниками может быть распределена лишь часть совокупного общественного продукта, которая остаётся после того, как сделаны эти необходимые для развития общества вычеты. Эта, оставшаяся после необходимых вычетов, часть общественного продукта распределяется двояким образом. Во-первых, платно (по труду), в виде заработной платы, которая идёт на удовлетворение потребностей в физических предметах потребления, как то: еда, одежда, транспорт и т.д. Во-вторых, бесплатно (независимо от трудового вклада), в виде общественных фондов, из которых удовлетворяются потребности в социальных предметах потребления, как-то: образование, здравоохранение, жильё, и т.д. Однако то, что все члены общества удовлетворяют свои потребности в социальных предметах потребления бесплатно, не значит, что строители, учителя, врачи, учёные, управленцы и т.д. трудятся бесплатно. Они за свой труд получают заработную плату. Источником фонда заработной платы для этой категории трудящихся служит определённая часть той части совокупного общественного продукта, которая направляется в общественные фонды, предназначенные для осуществления необходимых общественных функций. Равное отношение людей к средствам производства обуславливает, таким образом, сотрудничество всех социальных групп.

Выше сказанного вполне достаточно, чтобы понять, что общественная собственность на землю и средства производства объединяет людей и тем самым порождает между ними отношения братского сотрудничества и товарищеской взаимной помощи. Напротив, частная собственность на землю и средства производства разъединяет людей и тем самым порождает между ними отношения господства и подчинения, эксплуатации человека человеком. Поэтому никакое реформирование общества при сохранении частной собственности не может освободить его от эксплуатации. Последняя может быть уничтожена только на основе ликвидации частной собственности.
Короче говоря, у современных российских трудящихся – рабочего класса – есть выбор только между двумя полюсами дилеммы: «или – или».

Или капитализм (частная собственность на землю, средства производства и банки) – тогда зарплата + платные: земля, жильё, образование, лечение, культурный досуг, бешеные тарифы ЖКХ, постоянный рост цен на предметы первой необходимости и т.д., одним словом – нещадная эксплуатация, бедность и нищета.

Или социализм (общественная собственность на землю, средства производства и банки) – тогда зарплата + бесплатные: земля, жильё, образование, лечение, культурный досуг, мизерные тарифы ЖКХ, стабильные цены на предметы первой необходимости и т.д., одним словом – вполне обеспеченная материальная и культурная жизнь. Третьего не дано.

В заключение – несколько слов во избежание возможного недоразумения. Могут, пожалуй, спросить: каким будет восстановленный социализм, будет ли он повторением СССР – первого в мире социалистического государства? На этот прямо поставленный вопрос ответим столь же прямо. Коммунисты (марксисты) не претендуют на то, что знают устройство будущего социализма во всей его конкретности; это вздор. Коммунисты не гадают на счёт того, чего знать нельзя. Они исходят из законов общественного развития, действующих и осуществляющихся с железной необходимостью.

Всякое развитие представляет собой смену старых, ранее существовавших явлений, новыми, пришедшими им на смену. Однако появление нового не означает полного отказа от старого, абсолютного уничтожения его. Отнюдь. В мире ничто не возникает из ничего и ничего не исчезает бесследно. Новое, сменяя в процессе развития старое, отбрасывает в нём то, что отжило свой век, что не соответствует новым, изменившимся условиям. А всё, что в старом, исчезающем явлении было положительным, сохраняется и органически включается в новое. И не просто сохраняется и включается, но и перерабатывается, поднимается на более высокую ступень развития. Короче говоря, развитие осуществляется не просто прямолинейно, а идёт с повторением уже пройденных ступеней, но повторением их иначе, на более высокой основе.

В этом смысле восстановление социализма есть как бы повторение старого, но на более высокой стадии общественного развития. Отсюда понятно само собой, что восстановленный социализм, конечно, не будет точь в точь повторять СССР.

Возникновение социализма предполагает достаточно высокий уровень развития производительных сил, т.е. высокоразвитую индустрию и технически оснащённое сельское хозяйство. Что представляла собой Российская империя сто лет тому назад, когда в ней возник социализм? Относительно слаборазвитую индустриально-аграрную страну. Отсюда трудности, ошибки и жестокие, но абсолютно оправданные методы управления, применявшиеся на низших стадиях строительства социализма в СССР. Что сегодня, спустя сто лет, представляет собой Российская Федерация? Высокоразвитую информационно-технологическую страну. И это опять-таки было достигнуто в значительной степени благодаря первым строителям социализма. Первые строители социализма превратили Российскую империю, отставшую в индустриальном отношении от западных капиталистических стран на сотню лет, в высокоразвитую, могущественную индустриальную страну за какие-то тридцать лет; социалистические индустриализация и коллективизация есть фундамент, на котором держится Российская Федерация. Здесь необходимо ещё добавить, что капитализму, возникшему на Западе, для создания высокой индустрии понадобилось почти триста лет, причём это было достигнуто такими зверскими методами, что сами буржуазные историки капитализма констатировали, что новорождённый капитализм «источает кровь и грязь из всех своих пор, с головы до пят».

Короче говоря, если становление социализма происходило в тяжелейших условиях: низкий уровень производительных сил вообще + полностью разрушенное народное хозяйство мировой и гражданской войнами, то его восстановление будет происходить, разумеется, в условиях более благоприятных, чем его становление. Уже это есть залог того, что, во-первых, удастся (не прибегая к жёстким методам управления, учитывая ошибки, допущенные в прошлом и т.д.) устранить чисто капиталистические препятствия (кризисы), сдерживающие развитие промышленного производства. Вследствие этого, восстановленный социализм откроет безграничный простор для развития производительных сил. Более того, он будет сберегать для общества массу средств производства, предметов потребления и рабочей силы путём устранения безумного расточительства (реклама, лицемерная пропаганда религии, скотский шоу бизнес и т.д.), которые являются необходимыми следствиями капитализма. И, в результате всего этого, всем членам восстановленного социализма будут, в кратчайшие сроки, обеспечены не только вполне достаточные и с каждым днём улучшающиеся материальные условия жизни, но также полное свободное развитие их физических и духовных потребностей.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев
21 апреля 2017 г.

Просмотров: 830

11 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. Николай

    Первое:

    Автором статьи не понимается сущность государства. Государство — это не территория со всем тем, что на этой территории находится, а надстроечная структура общества, образованная для разрешения(сглаживания) противоречий в обществе. При социализме государство — это и не государство вообще, поскольку именно при социализме отпадает особая нужда в государстве, которое начинает засыпать (отмирать) за ненадобностью в её наличие в обществе.

    Второе:

    Глубочайшее заблуждение — нет ничего в Мире бесплатного. Бесплатное значит не имеющее стоимости. При социализме (первая фаза коммунизма) стоимость не исчезает, а продолжает иметь место быть, чего автор статьи по-видимому не осознает.

    Третье.
    Автор статьи не даёт понятия общественной собственности. Полагаю, что она у него видится в форме государственной собственности, что не есть общественная собственность, как таковая.

    Четвертое.
    Автор не определяет главного конечного достоинства социализма против капитализма — от каждого по способности, каждому по произведённой стоимости.

    В остальном всё толково и заслуживает внимания, за исключением пожалуй моих замечаний и того, что автор СССР называет социалистическим государством, что не есть верно, с точки зрения марксизма.

    Н. Миляев

    1. Рафик Кулиев

      Прежде всего, хочу обратить внимание Н. Миляева, что статья не претендует на строго научное разъяснение того, что такое государство, а пропагандистский материала для разъяснения самому простому человеку того, что такое социализм. Об этом в статье сказано прямо.
      А теперь перейдём к делу.
      Во-первых, в статье нигде не говорится о надстройке государства, а просто говорится, что социализм это государство, в котором земля и средства производства находятся исключительно в общественной собственности. Собственность — это экономическая основа, а не политическая, юридическая и т.д. надстройка. Таким образом, Н. Миляев ляпнул про государство, не зная даже что такое надстройка и что такое экономическая основа, или, просто говоря, перепутал крышу с полом.
      Дальше, его рассуждения о том, что в мире нет ничего бесплатного, указывает на его полное слабоумие, ибо он даже не замечает, что дышит воздухом бесплатно.
      Ещё дальше, автор с полной ясностью даёт определение общественной собственности — это совместная собственность всех членов общества. Говоря другими словами: никто не имеет право требовать плату за пользование общественной собственностью, ибо все находятся к в одинаковом положении.
      Наконец, его рассуждение, что при социализме особая нужда в государстве отпадает, гоаворит о том, что он перепутал социализм с коммунизмом, т.е. сразу, минуя первую фазу коммунизма, оказался в полном коммунизме.

  2. Николай

    Уважаемый. Вы хоть можете читать с осознание того, что читаете?
    Говоря о государстве, я не касался вопроса собственности. Я просто указал Вам, что Вы не верно понимаете сущность государства, что делаете повторно и в ответе на мой комментарий. Не верно говорить о надстройке государства, ибо государство это сама надстройка.
    И я не перепутал социализм, как коммунизм в его первой фазе с коммунизмом в его второй фазе.
    Государство отмирает(засыпает) не в одночасье, а по мере становления коммунистического общества.
    Так, при становлении социализма оно становится уже не государством по своей сути. В частности государство лишается права владения объектом собственности. При становлении коммунизма в его второй фазе государство отмирает вовсе.
    Уместно здесь также отметить, что коммунизм это не некое состояние, а постоянное изменение общественных отношений, совершенствование их вплоть до того, когда установится принцип от каждого по способности, каждому по потребности.
    Что будет дальше гадать не станем. Мы ещё не видели коммунизм в его первой фазе — социализм и не будем забегать вперёд, ибо это ни к чему хорошему, что доказывает практика, не приведёт.

    1. Рафик Кулиев

      Есть государство и есть государство. Есть государство, которое покоится на частной собственности. И есть государство, которое покоится на общественной собственности. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Этого пояснения достаточно, чтобы понять, что Н. Миляев вообще не понимает сущность государства. В зависимости от характера собственности, на которой покоится государство, меняется и характер государства. Короче говоря, государство всегда носит классовый характер, и этот классовый характер определяет именно экономическая основа, на которой покоится государство.
      В чём ошибка Н. Миляева? Во-первых, в том, что он вообще не понимает, что такое стоимость. В противном случае он не нёс бы чепуху, вроде: «При социализме стоимость не исчезает, а имеет место быть». Если следовать этой логике, то при социализме земля имеет стоимость и поэтому должна быть платной, т.е. носить частный характер.
      Н. Миляев, всякий маломальский марксист знает, что стоимость — это труд, который затрачивается на производство вещи. Отсюда следует, что земля, которая не есть продукт труда, а данность природы, вообще не имеет стоимости ни при социализме, ни при капитализме, ни при феодализм, ни при рабстве, ни при первобытном общественном строе, — короче, к земле вообще не применимо понятие стоимость.
      Я бы мог здесь дать классическое определение Маркса и Энгельса, разъяснённое также Лениным и Сталиным, государства, но это было бы тратой времени. Я здесь лишь укажу на то, что Н. Миляев, в своём ответе, обошёл моё маленькое замечание, а именно: «Н. Миляев даже не замечает, что дышит воздухом бесплатно». Он твёрдо убеждён, что в Мире нет ничего бесплатного.

  3. Грин

    Цитирую Миляева: «Государство — это …. надстроечная структура общества, образованная для разрешения(сглаживания) противоречий в обществе. При социализме государство — это и не государство вообще, поскольку именно при социализме отпадает особая нужда в государстве, которое начинает засыпать (отмирать) за ненадобностью в её наличие в обществе.

    Миляев ошибается, государство служит не для разрешения или сглаживания противоречий в обществе. Это буржуазная точка зрения, этим власть имущие обосновывают необходимость государства. На самом деле государство — это машина подавления одного класса другим. При капитализме государственная машина служит буржуазии для подавления пролетариата и крестьянства. При социализме государство в виде диктатуры пролетариата направлено против свергнутых эксплуататорских классов.

    1. Рафик Кулиев

      Грин, отлично. Мне остаётся лишь добавить, что Н.Миляев вообще не умеет мыслить. Говорить о государстве, как о надстройке, при этом игнорируя основу, — это такая же бессмыслица, как количество без качества, как потолок без пола.
      Ещё раз повторяю, это чисто пропагандистская статья, а не научно-популярная. Прошу без экскурсов в науку.

  4. Николай

    А вот читайте вот это:

    Однако это вовсе не означает, что государство есть спасение от неразрешимых противоречий в обществе. Более того в капиталистическом обществе государство есть орудие подавления эксплуатируемого класса. При социализме государство имеет иную сущность и предназначение. Социализм это бесклассовое общество и , если в нем существуют противоречия, то они не носят антагонистического характера. Таким образом, при социализме отпадает роль государства, как подавление кого бы то ни было.

    Вот так Миляев понимает, что такое государство, а не так как Вы здесь изображаете.

    1. Рафик Кулиев

      Социализм — это не без классовое общество, а общество союза двух классов: рабочих и крестьян. На этом можно и закончить полемику. Тем более, что Н. Миляев сам говорит, что исходит не из науки, а из своего понимания явлений общества. Это уже уже религиозное мировоззрение, которое объясняет мир по понятиям, скажем, Библии.

    2. Грин

      Цитирую Миляева:

      А вот читайте вот это:

      Однако это вовсе не означает, что государство есть спасение от неразрешимых противоречий в обществе. Более того в капиталистическом обществе государство есть орудие подавления эксплуатируемого класса. При социализме государство имеет иную сущность и предназначение. Социализм это бесклассовое общество и , если в нем существуют противоречия, то они не носят антагонистического характера. Таким образом, при социализме отпадает роль государства, как подавление кого бы то ни было.

      Вот так Миляев понимает, что такое государство, а не так как Вы здесь изображает»

      А ссылочку в студию можно? Автора и источник со страничкой.

  5. Рафик Кулиев

    Социализм — это не без классовое общество, а общество союза двух классов: рабочих и крестьян. На этом можно и закончить полемику. Тем более, что Н. Миляев сам говорит, что исходит не из науки, а из своего понимания явлений общественной жизни. Это уже религиозное, идеалистическое мировоззрение, которое объясняет мир по понятиям, скажем, Библии.

  6. Рафик Кулиев

    Пришли комментарии с жалобой на меня: грубый.
    Не тратьте время на такие жалобы. Да, я груб, как большевик Ленин, который называл таких, как некто Вера и Юра, просто дураками или провокаторами. Я не будут терпеть буржуйской толерантности. Это для дураков.В общества, где паразиты эксплуатируют трудовой народ — рабочий класс — нужно проводить политику жесткого идеологического подавление классового врага. Сам классовый враг подаёт нам пример. Разве классовый враг допускает нас в СМИ? Разве можно в СМИ услышать вопросы: «Рабочие проживут без рекламы. А рекламщики проживут без еды, одежды, жилья, словом, — материальных благ? Так почему же светские педерасты и шлюхи, рекламирующие скотство и всевозможный обман, купаются в деньгах, а рабочий класс еле ели сводит концы с концами?» Разве можно услышать в СМИ: «Кудрин, грязное, не мытое животное, т.е. скотина, как можно обосновывать увеличение пенсионного возраста нехваткой рабочих рук, когда имеется миллионы безработных? Кудрин, сукин ты сын, как можно говорить о нехватке рабочих рук, когда идут массовые сокращения?».
    При таком положении дел со «свободой слова» в буржуазном обществе, мы должны считаться с паразитами, захватившими власть? Они с нами считаются? Да мы для них просто рабочий скот, который должен за них работать и обогащать их. С чего началась перестройка? С гласности. Буржуазия, в первую очередь, захватила СМИ и началось идеологическое оболванивание трудового народа — рабочего класса. Пора это понять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*