«

»

СОБЫТИЯМ ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА ПОСВЯЩАЕТСЯ ЭТА ПОДБОРКА СТИХОВ

БУДЕМ ПОМНИТЬ!

 

Будем вечно мы помнить всё это —

Как народная кровь пролилась,

Как на зорьке, у Дома Советов

Убивали Советскую власть.

К ней на помощь пришли наши дети,

Наши матери, братья, отцы…

Расстреляли их на рассвете

Честь продавшие подлецы.

Пусть опять пули, танки, снаряды…

Подымайся, народ, не молчи!

Пепел павших на тех баррикадах

Громко в наши сердца стучит!

Топчет враг наши стяги и веру,

Зарастают бурьяном поля
Под тяжёлой пятой изувера

Стонет, плачет родная земля.

Убивают нас, травят и душат,

Отбирают работу и кров,

Но врагу не сломить нашу душу

И не сделать из русских рабов.

Твёрже шаг, патриотов отряды!

Пусть от страха дрожат палачи!..

Пепел, павших на тех баррикадах,

Громко в наши сердца стучит!

Неужели мы рабство не сбросим?

Неужели в неволе умрём?

Неужели забудем ту осень?

Неужели страну не спасём?!

Всех скликаю под Красное знамя!

Поклянёмся под ним, стар и млад:

Наша Родина, братья, за нами!

Значит, в бой! И ни шагу назад!

Мы к победе сметём все преграды!

Дух наш крепок, сердца горячи!..

Пепел, павших на тех баррикадах,

Пусть в сердца наши вечно стучит!

 

 

СОБЫТИЯМ ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

Вышел в пьяном угаре Указ. —

Для ворья был он просто находкой.

А потом эта мразь стала в нас

Бить из танков прямою наводкой.

 

Наш Парламент, дымя и горя,

Негодяям смотрел смело в дула.

Не забыть страшных дней октября

Всем, в ком совесть ещё не уснула.

 

Сотни раненых, трупов, калек…

Жребий бросила Ельцина банда.

И с иудами влипли навек

42 подлеца-подписанта.*

 

Как куражились те господа.

(Не нашлось против лома приёма.)

Но не смыть им уже никогда

Кровь защитников Белого дома.

 

Суд истории неотвратим.

Сколько лет бы ни кануло в Лету,

Мы всё помним здесь и не простим

«Демокрадам» трагедию эту!

 

Примечание. * «Письмо сорока двух» — публичное обращение группы известных литераторов к  Правительству и Президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину с одобрением расстрела Белого дома и требованием закрытия патриотических СМИ.

Александр Бывшев

 

 

ОКТЯБРЬ 1993

 

Окружены со всех сторон,

Давай, товарищ, попрощаемся-

Не отстоять нам Белый Дом,

Боекомплект уже кончается.

Снаряды сносят все вокруг,

Стреляют метко эти сволочи,

Держись, держись, последний друг,

Не будет нам от наших помощи.

В азарте носится спецназ,

ОМОН за танки где-то прячется,

Патронов жалко нет у нас,

Но ненависть в сердцах останется.

Молчит огромная страна,

Когда же к ней придет прозрение?

В укор ей — наши имена,

Позором — наше поражение…

Мы все ж останемся в живых,

И не сгорим среди пожарища,

И будем мы искать своих,

Скорей откликнитесь, товарищи.

Наталия ПЕТУХОВА

 

 

Я убит в Белом доме на восьмом этаже, 
И меня, я надеюсь, вы отпели уже. 
В семь утра я был ранен, а в полтретьего дня, 
Два спецназовца пьяных пристрелили меня. 
Я не мог им признаться, видя злобный их пыл, 
Мне всего восемнадцать, я еще не любил.

Ведь они не щадили и моложе меня, 
Ныне в братской могиле мы — большая семья. 
Я не знал перед смертью, чем окончился бой, 
Но Россию, поверьте, заслонял я собой. 
И речей тут не надо, но всегда вас табун, 
Что ж не видел вас рядом, патриоты трибун? 
А вот справа и слева ощущал всем нутром 
Тех, кто пал подо Ржевом в страшном сорок втором. 
Им полегче, быть может, чужеземцем был враг, 
А меня уничтожил свой подлец и дурак. 
Но я пал не напрасно, слез не лейте, друзья! 
Есть на Знамени Красном кровь теперь и моя. 
А убийц не закроют ни закон, ни броня, 
Я убит в Белом доме, кто заменит меня?

Лев КОТЮКОВ

 

 

МЫ ЗДЕСЬ! 

Мы живы, 
мы здесь, 
мы пока еще здесь… 
Мы живы — 
и с нами расстрелянный Брест, 
И белое пламя, 
и траурный дым, 
И Красное знамя 
под небом седым. 

Смотрите, 
как низко кружит воронье!.. 
Кончаются диски — 
и время мое… 
Но, пот утирая, глотая свинец, 
Я верю, я знаю, — еще не конец! 
Граненые плечи, 
горячая кровь… 
Мы живы — 
мы вечно рождаемся вновь! 
Труба нас разбудит 
в решительный час, 
И все еще будет, 
как было не раз: 
Присяга на верность — 
немеркнущий свет, 
Последняя крепость — 
Верховный Совет… 
Кончаются диски, 
немеет рука… 
А счастье так близко, 
а жизнь коротка! 
В огне и опале, 
не сдавшись врагам. 
Мы жертвою пали — 
завидуйте нам! 
Мы живы, мы вечны. 
И пламя горит… 
Граненые плечи 
одеты в гранит. 
Но веет над миром 
и городом весть: 
Мы живы. Мы здесь. 
Мы по-прежнему здесь!

Наталья ЕГОРОВА

 

МЫ НЕ ВЫШЛИ ИЗ БЕЛОГО АДА

Мы не вышли с тобой из горящего Белого Ада, 
Где летели в глаза пепел правды и вечность кадил. 
Не ударит салют, не отыщет героев награда, 
И нескоро найдут адрес наших могил.

Мы не вышли с тобой и не видели белого флага, 
И не видели, как покуражился пьяный ОМОН. 
Но мы знали одно — лишь однажды дается присяга 
И целуют лишь раз уголок у знамен.

Мы не вышли с тобой, да простят нас подруги и жены. 
И поплачет родня, поскорбев по заблудшей душе. 
Офицерская честь, мы твои защищали законы 
На своем рубеже — огневом этаже.

Мы не вышли с тобой, ну а те, кто стрелял в нас из танка, 
Пусть живут и жуют при погонах, чинах и крестах, 
Только смерть, господа, не такая уж страшная ранка, 
Посмертельнее жизнь, за которою страх.

Мы не вышли с тобой, а кто вышел — и Честь вам, и Слава.
Вам труднее, чем нам, ведь опять впереди у вас бой, 
Чтоб Россия жила, чтоб из пепла восстала Держава — 
Наша радость и боль, то, что всюду с тобой.

Мы не вышли с тобой из горящего Белого Ада, 
Где летели в глаза пепел правды и вечность кадил. 
Но придут времена, и героев отыщет награда, 
И свеча озарит адрес наших могил.

 

 

Я убит в Белом доме

Я убит в Белом доме, 
Помяните меня. 
Бэтээры и танки 
Не жалели огня. 
Вертолеты кружили, 
И горел Белый дом. 
Стал он многим могилой 
Из укрывшихся в нем.

Я убит в Белом доме, 
Не жалейте меня. 
Мертвый сраму не имет, 
Свою долю кляня. 
Стыд, позор, униженье — 
Это участь живых, 
Тех, кто милости просит 
У сатрапов чужих. 

А предатель-таманец, 
Расстрелявший меня, 
И иуда-рязанец, — 
До последнего дня, 
До конца они будут 
При бесчестии жить. 
И от крови им руки 
Никогда не отмыть!

Я убит в Белом доме. 
Свою чашу до дна 
Я испил, но при этом 
Честь моя спасена. 
Я убит в Белом доме, 
Видно, участь мне пасть, 
Как отцы умирали
За Советскую власть!

Евгений НЕФЁДОВ

Просмотров: 556

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code