«

»

ПОЧЕМУ НАРОД КАМБОДЖИ С ТЕПЛОТОЙ ВСПОМИНАЕТ “ТИРАНА” ПОЛ ПОТА?

Во второй половине XX века главарю империалистического глобализма Соединенным Штатам Америки удалось провести успешно  очередную дезинформационную акцию против прогрессивных сил планеты. Был успешно создан в общественном мнении  лживый образ лидера камбоджийских кхмеров (красных партизан)  Пол Пота, как кровавого диктатора, который создал якобы “машину смерти” в Индокитае, устроил “геноцид” собственного народа.

Удивляться не приходиться, пропагандистская машина США и Европы потратила немало усилий, чтобы выкрасить черной краской выдающихся борцов против колониализма и социального неравенства на земле, отдавших и отдающих свои жизни за освобождение народа от иностранного империалистического гнета, за социальную справедливость и равенство.  Ленин и Сталин, Мао Цзэдуна и Хошимин, Фидель Кастро и Патрис Лумумба, Фарабундо Марти и Юлиус Нерере, Роберт Мугабе и Мартин Лютер Кинг, Гамаль Абдель Насер и Муаммар Каддафи, Абдулла Оджалан и Нельсон Мандела.

В этом списке по праву должно стоять имя Пол Пота борца за освобождение Камбоджи от векового ее угнетения французскими и американскими колонизаторами. Хотя на создание грязного мифа об этой героической личности, как ни странно, приложила усилия и советская пресса. В справочнике “Страны мира” 1986 года автор статьи “Кампучия” называет красных кхмеров, освободителей, свергнувших антинародный режим в  Камбодже ставленника США генерала Лон Нола, “реакционной кликой Пол Пота – Иенг Сари”.  И дальше читаем лживые измышления автора, что “вся страна была превращена в концлагерь”, что “за неполные четыре года в результате террора, голода и эпидемий погибло более 3 млн. человек”.

В конце 2012 года известный публицист Исраэль Шамир побывал в Камбодже. В то время, как западная “фабрика внушения” уже сложила в сознании обывателя “образ кровавых коммуняк Кхмер Ружа, пожирающих свой народ на Полях Смерти под руководством  кошмарного Пол Пота – этого олицетворения безжалостного деспота”, публицист столкнулся с “поразительным открытием” – “камбоджийцы не поминают лихом то время”, когда в стране правили кхмеры, и “высмеивают страшилки о коммунистическом холокосте, как западную выдумку”. 

На сайте Инофорум в статье “Пол Пот в народной памяти Камбоджи” он пишет: “Пол Пот, каким его помнят камбоджийцы, был не тираном, а великим патриотом и националистом, любившим культуру и образ жизни своего народа. Сам он вырос в дворцовом окружении; его тетя была фавориткой предыдущего короля. Он учился в Париже, но, вместо того, чтобы делать деньги и карьеру, вернулся на родину и несколько лет жил с лесными племенами, учась у крестьян. В нем жило чувство сострадания к простым деревенским жителям, которых грабили городские паразиты-компрадоры. И он создал армию для защиты крестьян Камбоджи от власть имущих грабителей. Пол Пот, человек по-монашески простых нужд, не искал для себя богатства, славы и власти. Его единственной великой целью было избавить Камбоджу от колониального капитализма, вернуться к традициям деревенской общины и, опираясь на них, построить новую страну”.

“Геноцид народа Кампучии” во времена Пол Пота – циничный и наглый миф”, — так названа статья английского оператора Майка Эйла. Миф сочинен американскими оккупантами, чтобы снять с себя ответственность за геноцид вьетнамского, камбоджийского и лаосского народа, который они устроили, вторгшись на землю Индокитая в середине 60х годов XX века.

7 лет буквально зверствовали янки во Вьетнаме. Но одновременно они бомбили и Камбоджу. С 1970 по 1973 год США сбросили на эту страну более 500 000 тонн бомб – втрое больше, чем они сбросили на Японию в течение Второй мировой войны. За 160 дней “ковровой бомбардировки” в 1973 году самолеты США сбросили более 240 000 тонн на сельскохозяйственные земли по реке Меконг и покрыли минами остальную территорию.

Майк Эли подчеркивает, что американцы буквально разрушили всю страну… Из-за бомбежек более 500 тысяч человек погибло. От бомб, пуль и напалма.  Около 2х миллионов человек – одна треть населения страны — бежало из сельской местности в Пномпень, где они столкнулись с угрозой голода. С окончанием войны в Индокитае янки не прекратили свои агрессивные вылазки. В мае 1975 года они разрушили единственный завод Камбоджи по очистке нефти.

Когда отряды партизан Красных кхмеров в апреле 1975 года свергли американскую марионетку генерала Лон Нола, правящего в Камбодже с 1970 по 1975 гг., и вошли в Пномпень, перед ними предстала страшная картина. В Камбодже было разрушено три четверти предприятий, превращено в руины сельскохозяйственное производство, разрушены каучуковые плантации, голодал народ. Больницы были переполнены. Более половины врачей эмигрировали из страны. Вокруг Пномпеня образовались огромные лагеря беженцев. Запасов продовольствия в этих лагерях оставалось на несколько дней…

Боль за порушенную Родину, за родную землю переполняла души победителей. Переполняла души и ненависть к  тем, кто служил колонизаторам и оккупантам, кто наживался на горе людей, кто не сопротивлялся американцам, устроившим геноцид камбоджийскому народу.

Ведь Лон Нол и его прихлебатели ориентировались не на   создание национального производства, не на развитие своей страны, из которой “цивилизованная” Франция около ста лет вывозила сотнями тысяч тонн каучук, рис, кукурузу, кофе, перец, жирея за счет безжалостной эксплуатации труда камбоджийских рабов. Не проблемы народа их волновали. Они смотрели в рот американцам и ориентировались на их интересы. По их совету брали иностранные кредиты, которые использовали на собственное обогащение и закупку продовольствия и иностранных товаров за рубежом. 

Перед  Красными кхмерами встала непростая и очень тяжелая задача. Как восстановить полностью разрушенную страну? Как предостеречь ее от возможных новых агрессивных акций? Как накормить голодающий народ? Как дать ему работу? Как поступить с врагами родины? Нужны были чрезвычайные меры, чтобы решить эти задачи и построить новое общество, названное ими Кампучией. И они были предприняты.

Решительности Пол Поту и его соратникам по борьбе не пришлось занимать. С врагами было покончено сразу. В Камбодже лон ноловские жандармы и каратели, солдаты, не перешедшие до 17 апреля 1975 года на сторону Красных кхмеров, расстреливались на месте.  А разве не они “уничтожали пленных партизан путем сожжения заживо в автомобильных покрышках или накачивания через задний проход газа “Mehc”?  Компрадоры и ростовщики тоже были расстреляны. Многим богатым пришлось расстаться с жизнью.  Другого пути не было! 

Анализ контрреволюции, произошедшей в СССР и европейских странах народной демократии, дает основание еще раз убедиться в мудрости   сталинской политики  непримиримости в борьбе с врагами народа. И необходимости такой политики в будущем.

Были взорваны банки. Отменены деньги. Ликвидирована частная собственность. Перестал существовать капиталистический рынок. Так Пол Пот и его соратники начали борьбу с ненавистным им империализмом. Работников банков, служащих закрытых государственных учреждений отправили возделывать рисовые поля. В сельские кооперативы были отправлены и остальные жители города. Выселение из Пномпеня было массовым.

Было очень непросто проводить такую политику — заставить многих городских жителей менять привычный им образ жизни, заниматься непривычным тяжелым для них трудом — возделывать рис, строить новые системы ирригации, восстанавливать сельское хозяйство и дороги. Но другого пути Красные кхмеры не видели. Народ надо было спасать от голода.

Молодые партизаны, опьяненные победой, демонстративно, как пишет один автор, “казнили вещи” — кувалдами разбивали иностранные машины, тостеры, миксеры и прочую буржуазную мишуру. Сегодня понять их можно…

По пути прогрессивного национального строительства Кампучия шла лишь три года. Многое удалось сделать для народа. Но случилось парадоксальное. Вьетнамские войска, выиграв войну у американских империалистов, в 1979 году вторглись в Кампучию, двинулись войной против братьев по оружию, отрядов Красных кхмеров, тоже изгнавших американских агрессоров со своей земли. Отрядам Пол Пота пришлось уйти в горы. С ним ушли сотни тысяч молодых продолжать борьбу. И  страна снова рухнула в феодализм, в ней восстановилась монархия.

Придет время, история всему поставит объективную оценку. Сегодня Вьетнам перестал быть социалистической страной. Компартия Вьетнама ответит не только за предательство партизан Кхмер Руж. Она ответит и за сдачу социалистических позиций в своей стране, за предательство интересов собственного народа.

А Пол Пот так и останется в истории Камбоджи национальным героем, а в мировой истории – выдающимся борцом за свободу против колониального империализма.

Любовь Прибыткова

                                                         12 июля 2013 г.

Просмотров: 1 372

8 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. Юрий Абросимов

    Мне трудно судить, я не в теме, с вопросом знаком » по наслышке»……
    А эта Любовь Прибыткова не перебарщивает?
    Я хорошо помню, как по советскому телевидению демонстрировались горы человеческих черепов, которые остались в Пномпене после ухода красных кхмеров…..рассказывалось как мотыгами забивались насмерть тысячи жертв из тех, которые были угнаны в сельскую местность……
    С тех пор у меня осталось стойкое убеждение, что события тех лет — это самые страшные проявления маоизма и троцкизма……

  2. Флегонтий Сторожев

    Кхмеры — это не партизаны, кхмеры — это национальность такая :-) «Красные кхмеры» — прижившееся на Западе (потом — и в СССР и России) название Коммунистической партии Кампучии.

    В основном автор права — во время войн во Вьетнаме Камбоджа и Лаос были «перевалочными» странами, в том смысле, что по ним постоянно топтались то американские солдаты, то вьетнамские партизаны, то местная шушера. Отношения между разными племенами и народами в Индокитае с самого начала были отнюдь не братскими, а тут ещё война. А в самой Камбодже ещё началась гражданская война, причём началась весьма интересна: сперва там правил «красный монарх» Нордом Сианук, проведший детство в пионерлагаере «Артек», он пытался проводить независимую политику, а тут такие дела… в общем, американцы его свергли руками генерала Лон Нола, и стала Кампучия республикой… но Нордом Сианук был популярен среди крестьян, и простой народ за него поднялся; началась гражданская война, и вот на её волне набрали силу «Красные кхмеры». Ещё раз: это — Юго-восточная Азия, и с гуманизмом там было… не ахти. В общем, противники Лон Нола, в конце концов, выиграли гражданскую резню… потом «Красные кхмеры» подвинули Сианука.

    Но «Красные кхмеры» ориентировались на Китай. Там, в Китае, как раз вышел «пересменок», Пол Пот поддержал Хуа Гофэна, а Хуа Гофэн, победитель «банды четырёх», вскоре был оттеснён от кормила Дэн Сяопином. Тем временем, у Китая с Вьетнамом (как союзником СССР) отношения становились всё хуже (дошло до войны)… ну и, в общем, на этом фоне Вьетнам «зачистил» «Красных кхмеров». После чего был проведён, при советской помощи, естественно, «Народный трибунал над кликой Пол Пота и Иенг Сари», в ходе которого… ВСЕ жертвы многолетних топтаний по камбджийской земле разного рода вояк были тупо ПОВЕШЕНЫ на Пол Пота. Но большая часть камбоджийцев под вьетнамцами жить всё равно не захотела, — и началась опять гражданская война… закончившаяся тем, что большая часть её сторон пришла к компромиссу, — Сианука вернули на престол.

  3. Юрий Абросимов

    После этого комментария Вашего я так и не понял…..кто же прав — наша советская пропаганда, расписывавшая ужасы Пол Потовского режима….или автор этой статьи……утверждающая о безграничной любви кхмеров к Пол Поту…

    1. nigmati

      Крестьянская страна, борьба за независимость, коммунистов там не было, были люди, которые себя так называли. В чем-то они были правы, в чем-то нет, так же как и во Вьетнаме…
      Одним словом — это разборка XV века и с мерками марксистской теории к ней так и надо подходить. Некие предтечи национальной буржуазии делили между собой власть, пользуя деньги Китая, СССР и США. А с нашей стороны на них уже советники Брежнева смотрели. Не совсем марксисты…

    2. vladimir

      Советскую пропаганду вела уже ревизионистская КПСС. Соответственно, доверия к ней нет, ибо заброшен большевизм, заброшен классовый анализ событий. Ревизионизм в КПСС породил раскол в международном коммунистическом движении и расцвет самого ревизионизма. Этим и объясняются войны между социалистическими Китаем и Вьетнамом, Вьетнамом и Кампучией.

  4. Владимир

    Кто вы Пол Пот? Маньяк, герой Кампучии или козел отпущения?

    В январе 1979 вьетнамские войска вторглись в Кампучию и установили марионеточный режим.
    После оккупации страны, весь мир узнал о невиданном геноциде против собственного населения, проведенном правительством «красных кхмеров». Средства массовой информации и капиталистических стран и стран советского блока состязались друг с другом в описании «ужасов полпотовского режима», поголовного истребления интеллигенции, уничтожения городов. В Голливуде в 1984 году на скорую руку состряпали фильм «Поля смерти», который благодаря конъюнктурной тематике огрёб пачку «Оскаров», а кампучийский партийный и государственный руководитель товарищ Пол Пот был причислен записными гуманистами всех стран к числу самых кровавых «диктаторов» в истории человечества.

    Осуждение «красных кхмеров» было поразительно дружным, их осуждали и правые, и левые, и даже леворадикалы, такие как Энвер Ходжа. Единственными из стран, кто осудил вторжение Вьетнама на территорию Кампучии, были КНР и КНДР. И это притом, что по всем законам «мирового сообщества» правительство Пол Пота было единственно законным правительством страны и до проведения в стране «свободных выборов» в 1993 году именно делегат «красных кхмеров» представлял Кампучию в ООН.

    Поразительное единодушие, с которым оплевывали политическую систему государства Демократическая Кампучия, существовавшего с 1975-го по 1978 год, и в странах Запада и в странах Варшавского пакта невольно заставляет задаться исследователя этой проблемы вопросом: почему в противостоянии кампучийскому режиму объединились злейшие враги. В чём загадка Пол Пота? Почему он сделал то, что он сделал?

    С конца 1960-х по 1975 год в стране шла гражданская война, в которую активно вмешивались Северный Вьетнам, Южный Вьетнам и США. В 1970 произошёл военный переворот, в результате которого к власти пришёл генерал Лон Нол и провозгласил создание Кхмерской Республики. В том же году для поддержки правительства Лон Нола, развернувшего боевые действия против камбоджийских коммунистов — «красных кхмеров», вооруженные силы США и Южного Вьетнама совершили вторжение в Камбоджу. Американская авиация приступила к массированным бомбардировкам южных и восточных районов. К 1973 году американские бомбардировщики Б-52 методом «коврового» бомбометания сбросили на эту крошечную страну столько тонн взрывчатки, сколько было сброшено на Германию за последние два года второй мировой войны.

    В результате этой пятилетней войны, сопровождаемой американскими ковровыми бомбардировками, погибло и стало инвалидами более миллиона человек. Потом потери спишут на «кровавый режим Пол Пота и Иенг Сари.

    В 1975 году, победив в кровопролитной гражданской войне, к власти пришли красные кхмеры во главе с Пол Потом. Красные кхмеры (не потому, что они были убеждёнными марксистами-ленинцами, а потому, что они были выходцами из красных земель — горных районов Кампучии) вошли в Пномпень не встречая никакого сопротивления. Тридцать наиболее влиятельных чиновников, включая генерала Лон Нола, и восемьдесят два американских советника на 36 вертолётах в сопровождении морских пехотинцев США покинули столицу ещё 14 апреля. Операция по эвакуации носила красивое название «Игл пул».
    Вот, что писала по этому поводу «Нью-Йорк таймс»: «…После того, как Америка в течении пяти лет помогала феодальному правительству, которое она презирала, и вела войну о которой было известно что она безнадёжна, Соединённым Штатам нечего было показать кроме грустной картины эвакуации с послом, держащим в одной руке Американский флаг, а в другой гигантский чемодан… Но есть седьмая часть населения убитых и раненых, сотни тысяч беженцев, есть опустошённая страна, дети, умирающие от голода».

    Придя к власти было поставлено три простых задачи, требующие немедленного решения:
    1. Прекратить политику разорения крестьянства — основы кампучийского общества, покончить с коррупцией и ростовщичеством;
    2. Ликвидировать извечную зависимость Кампучии от зарубежных стран;
    3. Навести порядок в стране, всё глубже погружающейся в анархию, для чего в первую очередь надо установить жесткий политический режим.

    Деньги сыграли роковую роль в истории Кампучии 50-70-х гг.. Именно иностранные кредиты превратили страну в полностью зависимую сначала от Франции, потом от США, лишённую собственного промышленного производства. Миллиарды франков и долларов, вложенные, якобы, в развитие экономики, на самом деле осели в карманах кучки чиновников, высших офицеров и особо талантливых фарцовщиков, оставив большинство населения нищими без всякой перспективы, и создав немногочисленную «элиту» из барменов, перекупщиков, проституток, чьё относительное благополучие на фоне отсутствия промышленного производства и развалившегося сельского хозяйства выглядело более чем странно.

    Эксперименты принца Сианука с «кхмерским социализмом», а затем режим генерала Лон Нола заставили утечь в города более 3,5 миллионов человек. Разорённое экономическими экспериментами и военными действиями сельское хозяйство не могло прокормить страну. Кредиты уходили на закупку продовольствия за границей. Знакомая картина, не правда ли? Режим Лон Нола оставил после себя печальное наследство. Производство сельхозпродукции (риса) составляло только одну четвертую от уровня 1969 года, промышленной продукции — только одну восьмую. Было разрушено три четверти предприятий, уничтожено две трети каучуковых плантаций. Каучук был для Кампучии, что нефть для России — основной статьёй экспорта. На три четверти пришли в негодность железные и шоссейные дороги. Если сравнивать положение Кампучии в 1970 и положение России после гражданской войны, то молодая Советская республика показалась бы цветущим краем. Потом, разумеется, весь этот экономический декаданс свалят на «кровавую клику» Пол Пота и Иенг Сари.

    Все население страны по решению народной власти было разделено на три основные категории. Первая — «основной народ» — включала в себя жителей областей, где ещё в 1950-е годы возникли партизанские базы, тех, кто не понаслышке знал, что такое жить при социализме, кто уже с начала 1970 года жил в освобождённых районах, наиболее пострадавших от налетов американской авиации. Это была движущая сила страны — люди, испытывавшие к коммунистам чувство благодарности за освобождение от векового гнёта. Вторая часть — «новый народ» или «люди 17 апреля». Это жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированной американцами территории или под контролем марионеточных сил Лон Нола. Эта часть населения должна была подвергнуться серьёзному перевоспитанию. И, наконец, третью категорию составляли гнилая интеллигенция, реакционное духовенство, лица, служившие в государственном аппарате прежних режимов, офицеры и сержанты лонноловской армии, ревизионисты, проходившие подготовку в Ханое. Эта категория населения должна была подвергнута широкомасштабной чистке.

    Пол Пот прекрасно понимал это и не раз говорил: «Недостаточно подрезать плохой куст. Надо вырвать его с корнем».
    Но действительно ли в Кампучии имел место такой широкомасштабный террор против всех категорий населения, который буржуазные и ревизионистские писаки называют «геноцидом»? Намнём с того, что они не могут даже назвать сколь-нибудь точной цифры. Последний пример: когда стало известно о смерти Пол Пота, НТВ в своей передаче вначале назвало цифру погибших в Кампучии за период с 1975-го по 1979 год в 2 миллиона, а через пять минут тот же диктор заявил, что всего за период владычества «красных кхмеров» погиб 1 миллион людей. А на следующий день та же программа назвала цифру в 3 миллиона. Кому же верить?

    «Обличители» показывают на киноплёнке горы черепов. Но само по себе это ещё ничего не значит. Кампучия действительно многострадальная страна и в этих могилах мог быть кто угодно. Это могли быть и жертвы массированных американских бомбардировок, это могли быть и жертвы лоноловской военщины, могилы партизан, сражавшихся за свободу страны против французских колонизаторов, это могли быть, наконец, останки дано минувших эпох, скажем тайского вторжения на территорию Камбоджи.

    Вспомните, скажем, фильм, основанный на реальных фактах, Френсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня». Речь в нём идет о том, что несколько американских коммандос, наплевав на начальство, уходят из Южного Вьетнама на территорию Камбоджи и устанавливают там кровавое царство террора. А разве это единичный случай?

    Глубина и масштабы преобразований превосходили все, что делалось в этом направлении за всю мировую историю. Через несколько дней после вступления отрядов «красных кхмеров» в Пномпень цены на все товары по распоряжению центральной власти были снижены в сто раз. А после того, как радостное население ринулось в магазины и лавки и скупило в них все товары, деньги за ненадобностью были отменены, а Национальный банк как главный рассадник товарно-денежных отношений был образцово-показательно взорван. Так без малейших усилий, без принудительной национализации была за один день под корень уничтожена рыночная экономика.

    Весной 1976 года была принята новая конституция страны, провозгласившая создание Демократической Кампучии — «государства крестьян, трудящихся и военнослужащих». За крестьянами, в соответствии с конституцией, резервировалось две трети мест в парламенте. Остальные поровну распределялись между военными и рабочими.

    Вскоре всё городское население страны отправилось в дорогу. Все городские жители были распределены по сельскохозяйственным коммунам. Пномпень был полностью эвакуирован и превратился в город-призрак, по улицам которого бродили дикие животные, который постепенно поглощали джунгли. В нём не осталось ничего, кроме иностранных посольств.
    Всё население было распределено по сельскохозяйственным коммунам и должно было каждый день работать на рисовых полях, что, конечно же, не нравилось городским бездельникам, которые сочиняли впоследствии сказки об ужасах полпотовского режима.

    Быт беднейших крестьян должен был стать образцом для воспитуемых. Бывшие монахи и городские лоботрясы, быть может, впервые в жизни занялись общественно-полезным трудом: они помогали своей стране решать продовольственную проблему и занимались делом — возводили дамбы, рыли каналы, расчищали непроходимые джунгли.

    После уничтожения Банка красные кхмеры провели в столице ряд массовых казней. Казнили не людей, казнили вещи. То, что олицетворяло в глазах партизан злой империализм. «Мерсы», «Шарпы», тостеры и миксеры публично разбивались кувалдами. Этакие перформансы, проводимые полуграмотными крестьянами, никогда не слышавшими ни о постмодернизме, ни об андеграунде. Потом началось выселение, скорее возвращение горожан в сельские местности. Стране нужен был рис.

    Население Пномпеня составляло в 1960 году 350 тыс. человек, а в 1979 году уже 3 миллиона. Город был единственным местом, где как-то можно было прокормиться. Причём пролетариат в классическом смысле этого слова составлял ничтожный процент от общего количества горожан и был представлен в основном транспортными и ремонтными рабочими. В течении 72 часов «новые жители», так на языке «Ангки» именовались горожане, на автобусах и грузовиках, конфискованных именем «Ангки», были вывезены в сельские районы. Лозунги «Ангки» гласили: «Страна должна кормить себя сама»; «Отныне, если люди хотят есть — они должны сами добывать себе пропитание на рисовых полях»; «Город — обитатель порока». Навязчивый фантом города-спрута, требующего жертвоприношений, всепожирающий Молох, столь ненавидимый Батькой Махно и Эмилем Верхарном, был ликвидирован волевым решением «Ангки» всего за три дня.

    Лон ноловские жандармы и каратели, а также не перешедшие на сторону красных кхмеров до 17 апреля 1975 года солдаты расстреливались на месте. А как иначе было поступать с выродками, уничтожавшими пленных партизан путём сожжения заживо в автомобильных покрышках или накачивания через задний проход газа «Mehc»?

    Когда адепты абстрактного гуманизма с возмущением и слезами пишут об отправке пномпеньских тунеядцев на сельхозработы, они забывают, вернее попросту не знают о периоде в истории Кампучии с 1952 по 1955 год! Это было время «перегруппировки». Сельское население, поддерживающее тогдашнее антифранцузское и антимонархическое движение «Кхмер Иссарак», изгонялось из родных мест, привычных деревень и хуторов и переселялось в свежеотстроенные на американские деньги «образцовые деревни», расположенные вдоль шоссейных дорог. Домики-бараки в этих деревнях были собраны из листов гофрированной жести, что по мысли гуманистов из ЮНИСЕФ как нельзя лучше соответствовало условиям джунглей.

    Возможность выращивать рис начисто игнорировалась при постройке этих «островков спокойствия». На первое место ставилось удобство контроля со стороны локальной полиции и сельской жандармерии. Прежние посевы и деревни делались непригодными с помощью огнемётов. Выход для жителей жестяных деревень был либо в партизаны, либо в город на любую работу. Сколько было убито не желающих покидать родные места — неизвестно, только по официальной статистке около миллиона. На базе этих деревень принц Сианук пытался создать руками госчиновников так называемый «кхмерский социализм».

    Организация с красивым названием «Королевская служба кооперации» быстро разворовала выделенные кредиты. Крестьяне опять остались ни с чем, а кооперативы к середине 60-х годов были признаны «нерентабельными». Такой же фортель был проделан в России, которую к странам третьего мира вроде не отнесёшь, горбачёвской администрацией с фермерскими хозяйствами, которые должны были накормить Россию и ещё полмира… Дети и внуки тех, кого в пятидесятые сгоняли с родных мест, взялись за автоматы и проделали то же самое со своими обидчиками.

    До 1979 года, когда умеренное крыло коммунистической партии, при поддержке вьетнамских войск выбило из Пномпеня «кровавую клику Пол Пота и Иенг Сари», Кампучия полностью обеспечивала себя продовольствием, не прося ни у кого помощи.

    Если Пол Пот действительно был «кровавый маньяк», а вьетнамские войска принесли кхмерской нации избавление от ужасов «геноцида», как утверждает демократическая пресса, то почему, хочется спросить мне, вместе с ним ушли не только его вооружённые формирования, но и сотни тысяч беженцев? Почему «красные кхмеры» на протяжении почти двадцати лет успешно ведут партизанскую борьбу контролируют обширные районы страны и пользуются значительной поддержкой местного населения?

    Власть в стране захватила провьетнамская клика Хун Сена — Хенг Самрина. В борьбе против вьетнамских марионеток «красные кхмеры» вынуждены были заключить временный союз со своими вчерашними смертельными врагами — военизированными формированиями принца Сианука и Лон Нола. Даже американцы, считая Пол Пота уже не опасным, стали подкидывать ему кой-какую гуманитарную помощь из желания насолить вьетнамцам. Ведь формирования «красных кхмеров» были единственной реальной военной силой в регионе. У сиануковцев было от силы пять тысяч бойцов, а у Лон Нола — всего одна тысяча.

    «Красные кхмеры» вновь стали набирать силу и отвоевывали один район за другим. Это сильно напугало международных жандармов из ООН, которые оказали давление на лонноловцев и сиануковцев, чтобы те стали посговорчивее. В результате в 1993 году под прикрытием ООНовцев в стране, вновь названной Камбоджей, состоялись так называемые «свободные выборы». Сторонники товарища Пол Пота, разумеется, бойкотировали этот фарс, навязанный международным империализмом. В результате к власти вернулся престарелый Сианук, в стране была реставрирована монархия, а реальную исполнительную власть в стране поделили два премьера: отпрыск Сианука принц Нородом Ранарит и лидер провьетнамской Народной партии Камбоджи (слово «революционная» они выкинули из названия партии где-то в районе 1991 года) Хун Сен. Оба премьера ненавидели друг друга смертельно, сближало их только одно — «красных кхмеров» они ненавидели ещё больше.

    Правительственные войска попытались начать наступление на «красных кхмеров» осенью того же года, но получили серьёзный отлуп. И хотя численность правительственной армии превышала 145 тысяч человек, а в соединениях «красных кхмеров» на тот момент сражалось не больше 8-10 тысяч, кхмерские революционеры неизменно били в сражениях правительственные войска.

    Соединения «красных кхмеров» были спаяны железной дисциплиной и высокой сознательностью — Пол Поту всё-таки удалось воспитать довольно значительную часть населения в духе новых идей. А проправительственные части представляли собой сброд, составленный из вояк трёх конкурировавших прежде группировок — поистине опереточное сборище! В регулярной армии Камбоджи на сотню солдат приходится по два генерала, шесть полковников и около двадцати майоров.

    Но свое неумение воевать регулярная армия с лихвой возмещала за счёт бессмысленных зверств и издевательств над мирным населением страны. Вот где впору говорить о мясниках и кровавых садистах. «Когда мы берём в плен боевиков из формирований «красных кхмеров», мы отрезаем им головы и отправляем их командирам», — заявил один такой вояка в интервью «Пномпень пост» 20 мая 1994 года. — «Обычно мы убиваем пленных не сразу, а медленно отпиливаем им голову ржавой пилой…». По свидетельству австралийского посла в Камбодже Джона Хэллоуэя, «крестьяне в сельской местности больше всего боятся правительственных войск, а на «красных кхмеров» смотрят как на заступников».

    Установленный в 1993 году при поддержке «голубых касок» ООН режим принца Нородома Ранарита, ничем не отличающийся от режима Лон Нола семидесятых годов. Та же продажность, финансовые аферы. Кредиты с Запада идут на закупку продовольствия и содержание супер-армии, которая при численности 60 тыс. человек имеет две тысячи генералов и десять тысяч полковников. Минобороны РФ отдыхает. Из Таиланда завезли модный СПИД. Выпущены новые красивые бумажные деньги с изображением взорванного красными кхмерами храма Анкгор. В 1997 «Ангка» решила пожертвовать Пол Потом для укрепления международного престижа. Его торжественно судили. Никто не охранял диктатора, не было ни прокурора, ни адвокатов. Пол Пота приговорили к пожизненному заключению в собственной хижине с женой и дочерью, где он и умер 14 апреля 1998 года, не дожив 3 дня до официального праздника «Дня освобождения Кампучии».

    Находясь на вершине власти, Пол Пот придерживался абсолютной аскезы, питался скудно, носил неброскую черную гимнастерку и не присваивал ценности репрессированных, объявленных врагами народа. Огромная власть не развратила его. Для себя лично он ничего не хотел, всего себя посвятив служению своему народу и построению нового общества счастья и справедливости. Он не имел ни дворцов, ни автомобилей, ни роскошных женщин, ни личных счетов в банке. Перед смертью ему нечего было завещать жене и дочерям – у него не было ни своего дома, ни даже квартиры, а все его скудное имущество, состоявшее из пары заношенных гимнастерок, палки для ходьбы, да бамбукового веера, сгорело вместе с ним в костре из старых автомобильных покрышек, в котором его кремировали бывшие соратники на следующий же день после его смерти.

    До сих пор историю восьмилетнего правления красных кхмеров представляют как какую-то аномалию. Дескать, появились из джунглей этакие «прирождённые убийцы» и стали убивать добрых финансистов, справедливых жандармов и мудрых чиновников. На самом деле это был бунт, кампучийский бунт, не такой уж бессмысленный и абсолютно беспощадный.

    http://poltora-bobra.livejournal.com/64485.html

  5. Юрий Абросимов

    Спасибо, Владимир!
    Этим сообщением-публикацией Вы стерли белое пятно в моем познании политической мозаики современного мира…… И все же идеи и практику «красных кхмеров» я определяю как крайний троцкизм в действии.

    1. nigmati

      Юрий, ну какой троцкизм. Там марксизму еще делать нечего. Это классическое народно-освободительное движение, со всеми свойственными для крестьянской войны атрибутами. Пол Пот временно победивший Емельян Пугачев. Разве Пугачев — троцкист?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code