«

»

ПОЧЕМУ БУРЖУАЗИЯ РЕКЛАМИРУЕТ ЧЕ, НО НЕНАВИДИТ ЛЕНИНА?

Дело Ленина полито грязью после 70 лет революции, это – исторический урок! Не должно пройти еще 70 лет, чтобы случилось очередное великое событие, такое как русская революция, для того, чтобы человечество получило новый пример грандиозной великой социальной революции, означавшей огромный шаг в борьбе против колониализма и его неотделимого товарища – империализма.

Фидель Кастро

Вряд ли надо говорить, что массовое производство буржуазией футболок, береток и т.д. с изображением Че является открытой рекламой этого выдающегося революционного романтика 20-века. Это понимает всякий мало-мальски здравомыслящий человек. Однако возникает вопрос: почему буржуазия не боится рекламировать Че и в то же время проклинает Ленина, которому Че благоволит?

Чтобы ответить на этот вопрос, здесь достаточно рассмотреть точку зрения Че на возможность строительства социализма на основе с элементами капитализма.

Итак, «Любые концепции, основанные на возможности строить социализм с элементами капитализма, на самом деле являются лишь заблуждениями. Вы получаете смешанную систему, которая либо ведет в тупик, либо к едва ли возможному выходу, который требует все новых и новых уступок экономических рычагов рынку, т.е. отката назад». (Эрнесто Че Гевара, «Критические заметки о политэкономии» («Apuntes criticos a la Economia Politica»).

Что сказать по этому поводу? Если прав Че, тогда не прав Ленин, который, по Че, просто заблуждался в отношении «смешанной экономики», ибо она якобы ведёт в тупик, требует уступок рынку и, в конечном итоге, отбрасывает общество назад – к капитализму. Действительно, ведь ни кто иной, а именно Ленин предложил «Новую Экономическую Политику», т.е. экономику на основе с элементами капитализма, как переходную, начальную стадию развития социализма.

Кто же прав: Ленин или Че? Социалистическое общество – СССР, построенное под руководством Сталина посредством «смешанной экономики» – НЭП, предложенной Лениным, есть блестящее подтверждение того, что прав именно Ленин.

Че честная голова, но он, во-первых, не понимает диалектики и поэтому, во вторых, имеет ещё гораздо меньше представления о теории Маркса.

«Вся теория Маркса есть применение теории развития – в её наиболее последовательной, полной, продуманной и богатой содержанием форме – к современному капитализму. Естественно, что для Маркса встал вопрос о применении этой теории и к предстоящему краху капитализма и к будущему развитию будущего коммунизма.
На основании каких же данных можно ставить вопрос о будущем развитии будущего коммунизма?
На основании того, что он происходит из капитализма, исторически развивается из капитализма, является результатом действий такой общественной силы, которая рождена капитализмом. У Маркса нет ни тени попыток сочинять утопии, по-пустому гадать насчёт того, чего знать нельзя. Маркс ставит вопрос о коммунизме, как естествоиспытатель поставил бы вопрос о развитии новой, скажем биологической разновидности, раз мы знаем, что она так-то возникла и в таком-то определённом направлении видоизменяется». (В. Ленин, Государство и революция)

Но если кто-нибудь скажет мне, что Ленин искажает учение Маркса о социализме, то я сошлюсь на самого Маркса. «Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развивалось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». (К. Маркс, Критика Готской программы).

Между капитализмом и коммунизмом лежит период революционного превращения первого во второе. Вот этот революционный период и есть социализм, называется социализмом. Социализм не развивается из ничего, из воздуха; он развивается внутри и в борьбе с капитализмом. Начальная стадия этой борьбы проявляется, по терминологии русских марксистов (большевиков), как НЭП.

Понятно, что НЭП имеет двойственную природу, внутренне противоречива. С одной стороны, общественная собственность на землю и крупные средства производства, т.е. социалистические элементы хозяйствования, охраняются жёстким политическим правлением. С другой стороны, в социалистическое хозяйствование допускаются, до определённых границ, свобода торговли; т.е. в социалистическую хозяйственную жизнь допускаются капиталистические элементы распределения.

Но социалистические и капиталистические элементы – не абстракции, как это представляют себе идеологи мелкой буржуазии, а реальные классы: победивший рабочий класс и побеждённая, но до конца не ликвидированная, буржуазия, которая ожесточённо сопротивляется Советской власти. Поэтому в период НЭПа между победившим рабочим классом и недобитой буржуазией идёт ожесточённая классовая борьба по принципу «кто кого». И в условиях этой классовой борьбы: «методы и оружие буржуазии используются социалистическими элементами для преодоления и ликвидации элементов капиталистических. Дело вовсе не в том, что торговля и денежная система являются методами «капиталистической экономики». Дело в том, что социалистические элементы нашего хозяйства, борясь с элементами капиталистическими, овладевают этими методами и оружием буржуазии для преодоления капиталистических элементов, что они с успехом используют их против капитализма, с успехом используют их для построения социалистического фундамента нашей экономики. Дело в том, стало быть, что, благодаря диалектике нашего развития, функции и назначение этих инструментов буржуазии меняются принципиально, коренным образом, меняются в пользу социализма, в ущерб капитализм» (И. Сталин, соч., т.7, с.369-370).

Как видно, большевики, т.е. марксисты, и в мыслях не допускали идти на какие-либо уступки рынку, как это представляет себе Че. Наоборот, они без всяких колебаний использовали своё жесткое политическое правление для преодоления и ликвидации капиталистических элементов. Более того, большевики, возглавляемые Сталиным (марксистом до мозга костей), для ликвидации капиталистических элементов использовали орудия и рычаги рыночной экономики: товарно-денежные отношения. И, в конечном счёте, русские большевики, умело используя диалектику социалистического развития, построили первое в истории социалистическое общество – СССР.

Что взгляды Че немарксистские, точнее, левацкие, это однозначно показывает вот это его заявление: «Не следует ждать созревания экономико-политических условий для революции, как этого требовал марксизм, активная группа повстанцев сама может дать толчок пробуждению активности широких народных масс».

С «марксистом» Че, каким пытается изобразить его буржуазия, «Дело обстоит совершенно так же, как тогда, когда Маркс говорил о французских «марксистах» конца 70-х годов: «Я знаю только одно, что я не марксист» (Энгельс – Конраду Шмидту, 5 августа 1890 г.)

И это прекрасно понимает буржуазия, и поэтому она массовым тиражом рекламирует Че. Тем самым, однако, буржуазия, спекулируя на имени Че, во-первых, ставит под сомнение весь опыт строительства социализма в СССР, внушает мировому коммунистическому движению, что в СССР якобы социализма не было. Во-вторых, представляя Че как революционера вообще, буржуазия всеми силами стремится направить действительное, марксистско-ленинское революционное движение на путь так называемых цветных революций, которые ничего не меняют в капитализме, а лишь передают государственную власть из рук одной группы капиталистов другой.

При таком положении дел с взглядами Че на революцию, точнее, подменой революции партизанщиной, «Нам, рабочим, нашим организациям и газетам остаётся, как и прежде, идти по пути превращения нашей стихийной борьбы в борьбу строго классовую, планомерную, ведущую к определённой цели». (И. Сталин, т. 2, с. 127).

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

25 декабря 2017 г.

Просмотров: 147

1 комментарий

  1. Рафик Кулиев

    «За границей ещё слишком недостаточно знают, что большевизм вырос, сложился и закалился в долголетней борьбе против мелкобуржуазной революционности, которая смахивает на анархизм или кое-что от него заимствует, которая отступает в чём бы то ни было существенном от условий и потребностей выдержанной классовой борьбы. Теоретически для марксистов вполне установлено, – и опытом всех европейских революций и революционных движений вполне подтверждено, – что мелкий собственник, мелкий хозяйчик (социальный тип, во многих европейских странах имеющий очень широкое, массовое представительство), испытывая при капитализме постоянное угнетение и очень часто невероятно резкое и быстрое ухудшение жизни и разорение, легко переходит к крайней революционности, но не способен проявить выдержки, организованности, дисциплины, стойкости. «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа, это – социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность её, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешенное» увлечение тем или иным буржуазным «модным» течением, – всё это общеизвестно. Но теоретическое, абстрактное, признание этих истин нисколько ещё не избавляет революционные партии от старых ошибок, которые выступают всегда по неожиданному поводу, в немножко новой форме, в невиданном раньше облачении или окружении, в оригинальной – более или менее оригинальной – обстановке».

    В. Ленин, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, 1920 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code