Догмарксизм

По данным «Левада-центра» о распаде Советского Союза сожалеют 66% жителей России. Это максимум за последние 10 лет. Причём за всё постсоветское время этот показатель никогда не опускался ниже 50%. Интерес к истории страны, в которой мы когда-то жили, к социализму, растёт даже среди молодёжи, среди тех, кто не жил в СССР, и с детства воспитывался на злобной антисоветской пропаганде. Я не являюсь поклонником творчества Д.Пучкова («Гоблина»), но то, что этот персонаж, ранее промышлявший своеобразными переводами иностранных фильмов, теперь занялся «Цифровой историей», говорит о том, что активно насаждаемая история «по Солженицину» популярностью не пользуется.

И в этом нет ничего удивительного. Снижение реальных доходов, закрытие предприятий, пенсионная реформа, многие другие безобразия победившего капитализма заставляют людей задумываться. Но для эффективной борьбы за лучшую жизнь нужны знания. Нужно понимать, как устроен современный капитализм, в чём его пороки, чем он должен быть заменён в будущем. Без теории мы можем только разоблачать безобразия существующей системы, ностальгировать по жизни в Советском Союзе, разбирать исторические мифы о нем, рассказывать, какой хороший был Сталин и без конца ждать его второго пришествия. И на этом всё.

Казалось бы, такая теория есть, это марксизм. И есть в России всевозможные, образовавшиеся на обломках КПСС, коммунистические партии, провозглашающие себя носителями этой теории и выразителями интересов рабочего класса. Только по непонятной причине этот самый рабочий класс не стремится воспользоваться этой теорией. Разговоры о необходимости соединения коммунистического и рабочего движений ведутся уже 25 лет. И поддержка у компартий не увеличивается. Наоборот. Даже число людей, которых они выводят на праздничные демонстрации, стремительно тает. И это несмотря на массовую ностальгию по СССР и рост интереса к социализму. В чём же дело?

Давайте посмотрим, какая теория нужна для победы над капитализмом, и что нам, как правило, предлагают под вывеской «марксизма-ленинизма».

Со времён Маркса, Энгельса и Ленина прошло уже более 100 лет. Произошло много событий. Видоизменился капитализм. А самое главное, была реальная попытка построить социалистическое общество. Современная революционная теория должна базироваться на научном анализе опыта СССР. Как положительного, так и отрицательного. И на изучении современного нам (а не Марксу и Ленину) капитализма.

В данной статье я не буду углубляться в вопросы философии или политэкономии. Тем более, что я не экономист и не философ. Я просто покажу на конкретных примерах, что тот «марксизм-ленинизм», который проповедают наследники КПСС, уже давно их стараниями из научной теории превратился в религию. Ведь, чем занимается наука? Изучением природы или общества, сбором фактов, выявлением закономерностей, знание которых позволяет предсказывать явления природы и общества и, возможно, управлять ими. А чем занимается современный «марксизм-ленинизм»? Штудированием цитат из произведений трёх-четырёх известных авторов.

Если вы заинтересовались вопросом, что же такое марксизм, то к вашим услугам так называемый «Красный Университет». При желании оттуда можно почерпнуть много полезного. Но…

На первой же вводной лекции, которая называется «Философия и проблема истины в марксизме» (и которую, судя по содержанию, следовало бы назвать «Профессор М.В.Попов рассказывает анекдоты»), провозглашается, что для полного познания истины необходимо прочитать «Науку Логики» Гегеля, «Капитал» Маркса и полное собрание сочинений Ленина в 55 томах, включая личные письма. Т.е. уже с самого начала слушателей настраивают на то, что есть некие священные книги, чтение которых необходимо и достаточно для полного познания истины. Всё, что сказано в этих книгах верно от первой и до последней строчки во все времена и при любых обстоятельствах. И ответ на любой вопрос, который ставит перед нами жизнь, следует искать там и только там.

Дальше — больше.

«Для того, чтобы это осознать на моём уровне, надо всю жизнь положить на это. Я вот первый том Капитала трижды конспектировал. И каждый раз нахожу что-то новое. Я думаю, что если в четвёртый раз у меня будут время и силы для этого, я опять найду что-то новое, что раньше не замечал, пойму то, чего не понимал…»,

гордо заявляет д.ф.н. профессор В.П.Огородников. («О единстве марксизма»)

Вот, оказывается, чем должен заниматься доктор наук! Не изучать живую жизнь, а ещё, ещё, ещё и ещё раз с карандашом в руках штудировать Маркса. И вот, оказывается, какие непостижимые вещи писал Маркс: всей жизни нам, простым смертным (даже профессорам), не хватит, чтобы понять его до конца!

Между прочим, в одном из предисловий к Капиталу Маркс рекомендовал издать это произведение отдельными брошюрами, чтобы сделать его доступнее для рабочих. Т.е. по мнению самого Маркса, даже тогдашние рабочие, значительно менее образованные, чем современные, могли его понять. А современные доктора наук внушают нам, что это невозможно, если не проштудировать Гегеля. Кому это выгодно? Рабочим или профессорам, желающим быть «жрецами», хранителями «священного знания»? Хотя, конечно, если выискивать в текстах Маркса тайный смысл, дающий ответы на любые вопросы, то вывихнуть себе мозг вполне реально.

В.П.Огородникову вторит к.э.н. В.И.Галко. Каждый год он начинает свой курс с утверждения, что есть только один способ изучить политэкономию: «раскрываете «Капитал» и читаете». И никаких учебников.

Разумеется, и Маркс, и Ленин (в отличие от многих современных их «последователей») были умнейшими людьми своего времени. И читать их произведения нужно. Но когда такое звучит из уст ученых с большими степенями, возникает ряд вопросов.

Представьте себе учителя физики, который утверждает, что единственный способ постигнуть эту науку – это чтение в подлиннике произведений И.Ньютона. И ни в коем случае не читайте учебник Перышкина, а тем более такую еретическую книгу, как «Занимательная физика» И.Я.Перельмана! И куда бы зашла физика, если бы учёные-физики были бы заняты «изучением первоисточников». Никто бы никогда не узнал ни о термодинамике, ни об электричестве, ни тем более о квантовой физике.

Если мне для решения каких-то задач нужно изучить, скажем, дифференциальное исчисление, к какой литературе я обращусь? Разумеется, к учебнику математического анализа. И при этом мне будет абсолютно не обязательно знать, кто является изобретателем дифференциального исчисления, читать с карандашом в руках его произведения в подлиннике и вешать его портрет на стену.

Мы все знаем теорему Пифагора и для чего она нужна. А многие ли знают, как она доказывается? Точнее, как она доказывалась во времена Пифагора, при том примитивном математическом аппарате?

Любой учёный, будь то физик, химик, историк или экономист изучает накопленный опыт (ставит эксперименты, если это возможно) и выдвигает гипотезы, объясняющие полученные результаты. Потом эти гипотезы проверяются практикой. Что-то подтверждается, что-то нет. Поэтому в трудах любого, самого гениального и заслуженного учёного всегда есть вещи, которые впоследствии не подтвердились. И поэтому никто никогда не изучает науку по «первоисточникам».

Но, самое страшное здесь то, что ни о каком изучении опыта СССР, причин его успехов и поражений, в таком «марксизме» не идёт и речи. А если и идет, то только в контексте «в книжке написано так, а в реальности было не так. Предатели не выполнили святые заветы Ильича!»

А как вам такое утверждение из лекции про социалистов-утопистов?

«…Социалисты-утописты гениально угадали, как будет устроено будущее коммунистическое общество… Эта научная гипотеза впоследствии была Марксом и Энгельсом подтверждена…»

(Социалисты-утописты)

Когда на планете Земля будет коммунизм, тогда и только тогда можно будет сказать, кто и что гениально угадал. А до этого всё, что написано про коммунизм, было и остаётся гипотезой. Да, эта гипотеза научно обоснована, а не высосана из пальца. В этом смысле можно говорить о научном коммунизме, в отличие от утопического, основанного на добрых фантазиях. И тем не менее, пока ещё это гипотеза, а не теория. А у М.В.Попова получается, что Маркс умудрился что-то «подтвердить» по поводу общества, которое в его время существовало только в воображении. В науке «подтверждено» — значит подтверждено практикой. У «догмарксистов» «подтверждено» — значит найдена соответствующая цитата из Маркса. Почувствуйте разницу.

Любая наука должна развиваться. Жизнь не стоит на месте и даёт новый и новый материал для изучения. Вот перед нами лекция к.т.н. И.М.Герасимова «Современное коммунистическое движение». Из неё вы можете узнать о положении рабочего класса в Англии в XIX веке, про луддистов, про чартистов, послушаете историю Октябрьской революции (весьма сомнительную, кстати). «А где же, собственно, про современность?» – спросите вы. Ведь в лекции с таким названием хотелось бы услышать и про современные компартии, и про положение в тех странах, которые формально продолжают считаться социалистическими (Китай, Куба, Вьетнам, КНДР). Ничего этого нет. На последних минутах презрительно сказано, что коммунисты всего мира не проштудировали тщательным образом «Науку логики» Гегеля. Ну, в отличие от мудрецов из Красного Университета. В этом и причина всех их неудач. На самом деле ничего удивительного тут нет. Ведь если вся истина, как было сказано выше, заключена исключительно в произведениях классиков, то и история у «догмарксистов» навсегда заканчивается в 1923, или в 1953 году (в зависимости от их отношения к наследию И.В.Сталина). Говорить о более позднем периоде они не любят. Там нет цитат, за которые можно было бы спрятаться. Поэтому «современность» — это Ленин, который «и теперь живее всех живых», «актуален как никогда» и т.п. И снова никакого анализа произошедшего в СССР.

Из другой лекции того же автора вы сможете узнать, что на планете Земля есть одна группа настоящих марксистов: Герасимов, Попов и K°, а всё остальное – «Троцкизм, гомосятина и Госдеп». И здесь мы видим ещё одну отвратительную черту наших «догмарксистов». Современное комдвижение расколото на множество мелких секточек. Но когда между ними возникают дискуссии, каждая из них ведёт себя так, как будто является многомиллионной партией рабочего класса. И выглядит это практически всегда примерно таким образом: «Я представитель самой правильной партии. Я выражаю интересы рабочего класса. Всё, что говорю я, есть научная истина в последней инстанции. Любой, кто смеет со мной не соглашаться – пособник буржуазии. Его неправота абсолютно и неопровержимо доказана тем, что он смеет не соглашаться со мной, а моя абсолютная правота неопровержимо доказана тем, что буржуазия нанимает против меня таких негодяев, как все те, кто со мной не согласен. И вообще. Коммунист по определению это член коммунистической партии. А единственная подлинная компартия это та, которую создал я на своём диване.» Ну и так далее…

Профессора из Красного Университета здесь не исключение. Вот как начинается статья уже упомянутого В.И.Галко«Наследники Иудушки Троцкого»

«Побитые аргументированной критикой, политштурмовики и Понаиотов поджали хвосты, но продолжают подвывать из-под троцкистской подворотни. Поднатужились и выпустили, с их слов, заключительный опус. Теперь мы имеем полную картину того, что наговорили эти деятели и можем дать оценку их позиции и деятельности в целом. Объект нападок политштурмовиков — ленинизм, его основные ключевые положения…»

Далее можно не читать. Какая спесь! Какая святая вера в собственное величие и полное ничтожество оппонентов! Между прочим, в видеоролике «Почему М.В.Попов не марксист», который, видимо, и вызвал такую злобную реакцию, Троцкий упомянут один раз, мельком и явно с отрицательной оценкой. Но «красных профессоров» это не смущает. Они наклеивают ярлык «троцкист» на всех, кто им не угоден. Автоматически. Так удобнее приплетать цитаты из Ильича. Это типичная, стандартная реакция на любую критику. После такого уже неважно, в чём правы, а в чём неправы «красные профессора» или их оппоненты. Другая статья «Разоблачать политштурмовиков» снабжена изображением полицая с немецким автоматом. Толстый намёк на то, что всякий, кто смеет не соглашаться с проф.Поповым и его фирменным «американским фашизмом на экспорт», является явным последователем гитлеровских фашистов. Железобетонная, пуленепробиваемая позиция, исключающая возможность любого диалога и гарантирующая, что данная мелкая секточка навсегда таковой и останется. Ведь любая осмысленная деятельность любой группы людей подразумевает возможность разногласий между ними по отдельным вопросам. И надо уметь их разрешать. А если любой спор приводит к взаимному «изобличению» в троцкизме, связях с ФСБ, СБУ, ЦРУ и т.п., тогда что?

Я подчёркиваю, что это происходит не потому, что в компартиях собрались какие-то особо невоспитанные или самоуверенные люди. Причина опять-таки в том, что реальной научной теории у них нет, а крайне необходимо изобразить, что она есть. Да ещё такая, которая позволяет им быть «всегда правыми». А единственный способ никогда не проигрывать в споре – не вести его по существу. Для этого выработана масса приёмов, начиная от забалтывания темы за шутками-прибаутками (к этому часто прибегает М.В.Попов) и кончая банальным, примитивным хамством.

Если снова вернуться к вопросу о причинах поражения социализма в СССР, то для любого, кто хоть немного об этом задумывался, очевидно, что неограниченная власть узкого слоя верхушки «мудрой партии» неприемлема. Профессор Попов не устаёт повторять, что в его партии (Рабочей партии России, которая, конечно же, ещё не полноценная партия рабочего класса, но «партия в становлении») приняты меры против перерождения верхушки: нет поста генерального секретаря, рабочие имеют преимущество при голосовании и т.п. Я не могу знать внутреннюю «кухню» РПР или РКРП, но само поведение всех этих Поповых, Галко, Герасимовых и др. показывает, что они привыкли быть богами, а значит никто, кроме них самих в их организациях никакого голоса не имеет. По факту.

Я могу допустить, что в данном случае М.В.Попов формально не врёт. Потому что не составляет труда на одного профессора набрать десяток «передовых и сознательных» рабочих, сознательность которых состоит в том, что они с благоговением глядят в рот этому профессору. А если кто-то будет сомневаться в исключительной мудрости оного профессора, то ведь сознательные рабочие не потерпят в своих рядах «наследников иудушки Троцкого», не так ли? Это показывает, что вопросы внутрипартийной демократии и диктатуры пролетариата не так просты. И формально-бюрократическими методами, положениями устава не решаются.

Вот если в партии и в обществе действительно буду приняты меры против формирования элиты, то тогда наши «мудрейшие» вести себя подобным образом не смогут. С Олимпа придётся слезть. И самого малограмотного работягу придётся считать человеком. А слезать с Олимпа очень не хочется. Пусть даже он у них пока только воображаемый: в мелкой секточке, а не в массовой организации. Поэтому заниматься изучением причин поражения социализма так, как ими следует заниматься, «красные профессора» не хотят и не будут. Искать «предателей» удобнее.

Кроме того, если следовать их логике, советские руководители никаких сверхсложных задач не решали. У них ведь имелись священные книги, в которых можно найти ответы на любой вопрос. Достаточно было им раскрыть книжку и сделать так, как там предписано, и успех был бы гарантирован. А раз они этого не сделали, значит они были либо дураками, либо сознательными предателями. Поэтому конспирология и поиск «предателя» — совершенно естественное занятие для наших «специалистов по марксизму». Кто-то доходит до полного идиотизма, объявляя Хрущева (или Горбачёва) штатным сотрудником ЦРУ, разрушавшим Советский Союз по прямому указанию своих хозяев. Потрясающе хорош социализм, который можно погубить силами одного шпиона! Преподаватели Красного университета не столь примитивны, хотя и недалеко от этого ушли. Сталин у них, безусловно, положительный персонаж, но во всех бедах виновата именно Сталинская Конституция 1936г., заменившая систему выборов в Советы по предприятиям на выборы по территориальным округам. Утверждается, что после этого стал невозможным отзыв депутатов, а дальше всё поехало.

Вот лекции на эту тему: «Как устроена советская власть?» и «Прямые выборы – отход от Советов». Из них абсолютно непонятно, почему это вдруг потребовалось менять «хорошую» Конституцию на «плохую». Вот приспичило Сталину и всё. (Хотя есть намёк, что Конституцию на самом деле написал Бухарин, а Сталин к этой «неправильной» «Сталинской конституции» не имел отношения.) Забавно, что это мы слышим от людей, гордящихся своим знанием диалектики, которую кроме них никто во всём мире не понимает. Ведь очевидно, что законы страны должны меняться по мере изменения экономического устройства. Конституция военного коммунизма, Конституция НЭП-а и Конституция социализма не могут быть одинаковыми. И потом, после 1936 г. прошло уже много времени. Можно было бы провести исследование: вот столько депутатов отзывалось из Советов до принятия новой Конституции, столько после, вот так изменился состав Советов, вот так изменились принимаемые решения… А уж потом можно будет сделать вывод, ошиблись в данном случае руководители партии и правительства или нет. Я не утверждаю, что Сталинская Конституция была всем хороша. Я обращаю внимание, что вывод об ошибочности решения сталинского руководства делается не на основе изучения последствий этого решения, а на основе того, что это решение не соответствует «заветам Ильича». Это не наука, это религия.

Некоторые задаются вопросом: устарел ли Маркс? На самом деле сама постановка такого вопроса тоже не научна, а религиозна. Никто ведь не задаётся вопросом: устарел ли Ньютон, устарел ли Галилей, устарел ли Менделеев и т.п. Наука не стоит на месте. Но то, что открыто и проверено практикой, остается. Как бы ни двинулась вперед наука, никогда дважды два не будет равняться трём или пяти, не изменится значение числа π, не поменяются свойства химических элементов, законы классической механики не перестанут действовать. Но если подменять науку цитатами из «первоисточников», тогда любого ученого придется признать устаревшим. Ведь и Ньютон формулировал свои законы не так, как они формулируются в современном учебнике физики.

Здесь уместнее привести следующую аналогию. Есть квадратное уравнение ax2+bx+c=0. Нормальный школьник, когда ему нужно решить подобное уравнение, вспоминает формулу для его решения. Балбес списывает ответ у соседа, не обращая внимание на то, что у него был другой вариант, с другими a, b и c. Догмарксисты это как раз те, кто во всех случаях жизни стремится списать готовое решение у классиков, вместо того, чтобы, используя марксистский метод, исследовать современную ситуацию. Естественно, они попадают впросак. Но Маркса это ни в коем случае не порочит.

И здесь мы подходим к ещё одному очень важному вопросу. Одной из важнейших составных частей марксизма является исторический материализм. Согласно ему, общество развивается не по воле царей, королей, первых министров и пр., а по определённым законам. В основе этого развития лежит развитие производительных сил. Уровень науки и техники, достигнутый обществом и определяет каковы в этом обществе экономические законы, каковы отношения людей в процессе производства, каков политический строй и в конечном итоге, какова общественная мораль. По мере развития производительных сил меняется и общество. Поэтому первобытнообщинный строй сменяется рабовладельческим, затем феодальным, потом капиталистическим и т.д.

Всё это наши догмарксисты читали и порой могут вполне прилично пересказать. Но это не мешает им искать «самую правильную» форму социализма или коммунизма в произведениях классиков. Т.е. социализм и коммунизм представляются неизменными формациями. Они могут быть только такими, какими они описаны в священных книгах.

Но ведь из самого марксизма следует, что ни один общественный строй не может быть вечным и неизменным. И социализм, и коммунизм должны меняться по мере того, как развивается наука и техника, изменяются технологии производства. Развитие производственных отношений не останавливается после пролетарской революции. И борьба за замену устаревших производственных отношений новыми, передовыми должна происходить и при коммунизме. Конечно, когда в обществе отсутствуют эксплуататорские классы, нет значительных групп людей, кровно, жизненно заинтересованных в сохранении старых, отживших порядков и потому готовых драться за них с оружием в руках. И поэтому совершенствование производственных отношений должно происходить мирно. Но это не значит, что без борьбы. Ибо остаётся ещё субъективное нежелание людей переучиваться, стремление цепляться за старое, проверенное временем.

Собственно, история СССР дает нам прекрасный пример. Советская система сложилась во времена индустриализации, когда нужно было почти на пустом месте, в разорённой стране создавать современное производство. И она работала прекрасно, доказала своё преимущество, позволила выстоять в тяжелейшей войне. Но наступил момент, когда дальнейшее развитие путём строительства новых и новых заводов стало уже невозможным. Но, хотя с высоких трибун стали раздаваться голоса о том, что надо переходить от экстенсивного развития к интенсивному, надо заинтересовывать предприятия в повышении производительности труда и т.п., ничего подобного сделано не было. Ибо реальная власть была не у рабочего класса, и даже не у партии, а у партийной верхушки. А у неё и так всё было хорошо. В результате экономический застой, постепенное разочарование народа в социализме и постепенный переход к капитализму в интересах партийной элиты.

Возникает вопрос. Понимают ли «красные» доктора-профессора ту науку, которую преподают? Скорее всего, просто не хотят понять. Потому, что если понять это, то окажется, что учёные, претендующие на звание «марксистов» всегда обязаны изучать текущее, существующее в данный момент состояние производительных сил, а не копаться в старинных книгах, штудируя их ещё, ещё, ещё и ещё раз. Заниматься реальной наукой сложно. Для этого действительно нужно обладать большими знаниями по экономике, философии, истории. Нужно собирать и анализировать массу статистической информации, при необходимости и поездить по стране, чтобы понять, каково у нас состояние промышленности, сельского хозяйства, положение рабочих, крестьян, служащих и т.п. Куда проще привычно взять с полки том чьего-нибудь ПСС, тщательно сдуть с него пыль и, с презрением поглядывая на «неучей», зачитать цитату, которую «неучи» не читали, не усвоили, не поняли и т.п.

Надо сказать, что религиозный, цитатный «марксизм» процветал ещё в советское время. Он тесно связан с причинами поражения социализма в СССР. Предполагалось, что учёные будут изучать состояние экономики и давать рекомендации, управленцы будут принимать решения в соответствии с этими рекомендациями, а рабочий класс – контролировать, чтобы всё это делалось в его интересах. Но в реальности никакой диктатуры пролетариата не получилось. Власть сосредоточилась в руках партийной верхушки. Она делала со страной то, что считала нужным, а «марксисты» подбирали цитаты, всегда доказывающие, что «мы идём ленинским путём». И это выдавалось за науку.

Бытие определяет сознание. Наши «красные профессора» неплохо трудоустроены в буржуазном обществе. А в своих «партиях» занимают буквально барское положение. За это положение они будут драться, используя весь свой богатый демагогический опыт, невзирая на факты, на элементарную логику и элементарную человеческую порядочность. Спорить с ними бесполезно.

И в завершении ещё одна презабавнейшая цитата из профессора М.В.Попова:

«Когда мы создавали объединённый фронт трудящихся России, мои коллеги: доктор экономических и философских наук Еремеев В.Я., В.Г. Долгов, доктор экономических наук, профессор нашего Университета, вот они ко мне обращаются: Миша, вот ты полное собрание сочинений Ленина прочитал, дай нам, что у Ленина написано про Советы. Потому, что мы должны были рассказать, как должно быть устроено социалистическое государство.»

Т.е., когда после 70 лет советского опыта два с половиной профессора решили создать «объединённый фронт трудящихся», за вопросом о том, как должно быть устроено социалистическое государство, они обратились к конспекту ПСС Ленина. Ильич не мог ошибаться. Если у нас что-то пошло не так, и социалистическое государство разрушилось, значит, мы что-то сделали не по Ленину, надо прочитать и сделать так, как Ильич прописал. И будет нам счастье. Вот она – вершина религиозного мышления «красных профессоров». Вот эта религиозная, «догмарксистская» ржа разъела всё в нашем комдвижении. И превращает коммунистов в лучшем случае в исторических реконструкторов, в худшем – в клоунов.

Так чего же приносят «красные профессора» больше: пользы или вреда. С одной стороны, какие-то элементарные знания они дают. Хотя эти знания можно получить самостоятельно: из советских учебников, из произведений тех же классиков марксизма. С другой стороны, они прививают слушателям религиозно-цитатный образ мышления, внушают, что марксизм — это что-то непостижимое для простых смертных, и только такие светила, как они, способны что-то там понять. А жесткая непримиримость к любой критике, попытки закрепить за собой абсолютную монополию на истину, изгоняют, вытравляют из комдвижения всё, способное мыслить.

Любая религия есть враг разума. И превращённый в религию «марксизм» не исключение. Нам нужны марксисты, а не «догмарксисты». Нам ещё во многом предстоит разобраться, на много вопросов ответить, прежде чем появится новая, адекватная современности революционная марксистская теория. Каков современный капитализм и современный пролетариат? Почему, вопреки предположениям классиков, рабочий класс не стал новым господствующим классом в советском обществе? Как избежать перерождения партии? Новую теорию, конечно же, разработают учёные, обладающие специальными знаниями. Но отличить настоящих учёных от религиозных мракобесов, прячущихся за высокими званиями, может и должен уметь каждый.

Вывод. Читайте Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Читайте не только их. Слушайте лекции Красного университета. Но думайте только своей головой. Это самое главное.

Сергей Соловьёв 
(сентябрь 2019 г.)

51 комментарий

Перейти полю для комментария

  1. После прочтения этой статьи возникло ощущение, что автор хочет разоружить рабочий класс, принижая ценность изучения первоисточников марксизма, заявляя, что зачем читать источники, когда есть учебники и приводит пример с законами физики и математики.

    Но данная аналогия не работает. Исказить законы физики или математики трудно, да это и некому не нужно, а вот подменить законы общественного развития вполне реально. Тем более, что в этом есть заинтересованные люди, поскольку классовом обществе всегда существует классовая идеологическая борьба.

    Именно поэтому рабочему классу вместо классиков подбрасывают книженции и учебники, в которых незаметно искажается ортодоксальный марксизм.

    Вот яркий пример такого искажения.

    В советском обществе действовал основной закон социализма, сформулированный в 1952 году И.В. Сталиным в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» в следующей редакции:

    «Обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического общества на базе высшей техники»

    И вот после новой экономической реформы началось извращение основного закона социализма.

    1966 год. д.э.н., профессор С.С. Дзарасов формулирует основной экономический закон социализма уже так:

    «Обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества путем непрерывного роста совершенствования общественного производства».

    1978 год. д.э.н. В.В.Радаев его несокльео переиначивает :

    «Обеспечение полного благосостояния и свободного всесторонне! развития всех членов общества посредством их совместного труд использующего общественные средства производства».

    1988 год. Академики Л. Абалкпн, С. Шаталнн, В. Медведев уже добивают этот закон. В последней своей редакции он звучал следующим образом:

    «Производство в интересах повышения благосостояния и свободного развития ассоциации трудящихся и каждого ее члена».

    Если сталинский закон ориентировал экономику на снижение себестоимости, и показывал, как это сделать, на базе новейшей техники, то последний ориентировал на извлечение прибыли, не указывая средств.

    Перестроечный закон отражал перерождение советской экономики, советского общества, ставшее возможным в результате массового сдвига сознания рабочего класса в сторону мелкобуржуазной идеологии, что и привело к реставрации капитализма.

    Так искажают и И В.И. Ленина, заявляя, что он персмотрел свои взнляды на социализм, и. К.Маркса, что он имел в виду не уничтожение частной собственности, а постепенное ее «снятие». Именное поэтому, чтобы знать правуду, и надо изучать классиков по первоисточнкам.

    1. Очевидно, что написавшие комментарии товарищи не вникли в суть статьи. Грин пишет, «…что автор хочет разоружить рабочий класс, принижая ценность изучения первоисточников марксизма, заявляя, что зачем читать источники, когда есть учебники…» А вот последний абзац статьи автора: «Вывод. Читайте Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина….». Суть в том, что автор призывает изучать марксизм творчески, а не как догмы, религию. Соответственно, применять на практике марксизм, внедрять его в среду рабочего класса надо творчески, с умом. Иначе мы навредим делу будущей социалистической революции. Догматики марксизма (конечно, не только они) отвадили рабочий класс СССР от живого изучения и применения марксизма. Результат налицо…

      1. Вдадимир, автор хоть и написал вывод, который вам пронравился, но он здесь тоже не совсем прав.
        Цитата: «. Читайте Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Читайте не только их. Слушайте лекции Красного университета. Но думайте только своей головой. Это самое главное»
        Потому что прежде чем научиться думать своей головой надо изучить ПРАВИЛЬНУЮ теорию, а ее в неискаженном виде можно прочитать только в первоисточниках. так что рекомендации Попова читать труды В.И. Ленина и гегелевскую диалектику очень даже актуальны.

  2. Мысль автора о том, что рабочий класс не желает воспользоваться марксизмом в своей борьбе не соответствует действительности. Она прямо бальзам на буржуйское сердце.

    1. Опять же, Андрей искажает мысль автора, написав, что «…рабочий класс не желает воспользоваться марксизмом в своей борьбе…» Автор статьи Соловьёв С. указывает на то, что «…рабочий класс не стремится воспользоваться этой теорией». Есть принципиальная разница в этих утверждениях. Из слов Андрея вытекает, что рабочий класс ЗНАЕТ марксизм, НО НЕ ЖЕЛАЕТ им воспользоваться. А из мысли Сергея Соловьёва вытекает, что рабочий класс НЕ СТРЕМИТСЯ изучать марксизм, чтобы им пользоваться в классовой борьбе. А не стремится рабочий класс изучать марксизм из-за засилья догматиков, пседомарксистов, усложняющих усвоение марксизма, делающих его элитарным, не доступным для понимания рабочему человеку. Рабочие, конечно, в первую очередь виноваты сами — кто захочет, тот изучит. Много ли вы знаете рабочих, изучающих марксизм? Тем более сконцентрированных на определённом производстве, чтобы вести осмысленную классовую борьбу. Численность ВКП(б) была бы гораздо выше в этом случае. Мысль автора статьи совершенно ясна: Вносите марксизм в пролетарские массы понятным для них языком, адаптированным к современным условиям бытия! Хотелось бы услышать разъяснения самого автора статьи.

      1. От автора.
        Один современный автор сравнивал коммунистов, ругающих рабочий класс за «несознательность», с генералами Салтыкова-Щедрина, ругающими мужика, за то, что тот мирно спит, когда два генерала хотят кушать.
        Именно на коммунистах лежит ответственность за сознательность рабочего класса.
        Рабочие не обязаны и никогда не будут разбираться на уровне докторов наук ни в физике, ни в математике, ни в экономике, ни в политике.
        И нельзя идти к рабочему с увесистым томом Капитала подмышкой и говорить таинственным шепотом:»Слушай, у меня тут крутая книга, там про все-все-все написано. Я, правда, сам ничего не понял, своими словами пересказать тебе не могу, но ты почитай.»
        Позднесоветские учебники искажали марксизм? Допустим. А кто мешал за 25 лет написать новые, не искажающие?
        И вообще, первые вопросы, который вам зададут: Почему рухнул Советский Союз? Почему при социализме тоже хватало всяких безобразий? Не будет четких и внятных ответов на это, не будет и дальнейшего разговора.

  3. И из моих слов нельзя сделать вывод о том, что рабочие ЗНАЮТ марксизм. Я не много знаю рабочих изучающих марксизм. Их вообще не может быть много. Их не много было и в начале прошлого века. Что касается «понятного массам языка», адаптированного. Нам следует разработать «марксизм lite», если выражаться языком молодежи? Что до того, что рабочие в РСДРП неделями сидели над двумя- тремя страницами «Капитала» (по их же воспоминаниям). Как преподносить рабочим марксизм полезно узнать у Н.К.Крупской в работе «Ленин об умении писать для рабочих и крестьянских масс». Солидарен с Грином. Нам вместо проверенного оружия хотят вручить картонное.

  4. Владимир здесь не совсем прав.
    Во-первых, разница между «не желает воспользоваться» и «не стремится воспользоваться» непринципиальна Факт тот, что рабочий класс еще не воспринял марксизм как свою идеологию.

    Во-вторых утверждение, что «..не стремится рабочий класс изучать марксизм из-за засилья догматиков, пседомарксистов, усложняющих усвоение марксизма, делающих его элитарным, не доступным для понимания рабочему человеку тоже неверно.

    Дело в том, что, не зная истинного марксизма (от Маркса и Ленина), невозможно определить где истинный, а где догматический марксизм или псевдомарксизм.

    К тому же догматики как раз и упрощают марксизм. Например, многие любят повторять якобы материалистическую цитату классиков «Бытие определяет сознание». и при этом удивляются почему же от нашего бытия у рабочего класса не просыпается социалистическое сознание. Вот это и есть пример упрощенческого догматизма.

    Классики же писали, что «общественное бытие определяет общественное сознание», что как раз и объясняет, почему в буржуазном обществе у рабочих буржуазное сознание. А сознание каждого индивидуального человека. в том числе тех кто воспринял марксизм, зависит от окружающей среды и от случайностей, от того какие он книжки читал, с кем встречался и т.п.

  5. «Существуют две группы марксистов. Обе они работают под флагом марксизма, считают себя «подлинно» марксистскими. И все-таки они далеко не тождественны. Более того: между ними целая пропасть, ибо методы их работы диаметрально противоположны.
    Первая группа обычно ограничивается внешним признанием марксизма, его торжественным провозглашением. Не умея, или не желая вникнуть в существо марксизма, не умея, или не желая претворить его в жизнь, она живые и революционные положения марксизма превращает в мертвые, ничего не говорящие формулы. Свою деятельность она основывает не на опыте, не на учете практической работы, а на цитатах из Маркса. Указания и директивы черпает она не из анализа живой действительности, а из аналогий и исторических параллелей. Расхождение слова с делом — такова основная болезнь этой группы. Отсюда разочарования и вечное недовольство судьбой, которая сплошь и рядом подводит ее, оставляет «с носом». Имя этой группы — меньшевизм (в России), оппортунизм (в Европе). Тов. Тышко (Йогихес) на Лондонском съезде довольно метко охарактеризовал эту группу, сказав, что она не стоит, а лежит на точке зрения марксизма.

    Вторая группа, наоборот, переносит центр тяжести вопроса от внешнего признания марксизма на его проведение, на его претворение в жизнь. Намечение путей и средств осуществления марксизма, соответствующих обстановке, изменение этих путей и средств, когда обстановка меняется, вот на что, главным образом, обращает свое внимание эта группа. Директивы и указания черпает эта группа не из исторических аналогий и параллелей, а из изучения окружающих условий. В своей деятельности опирается она не на цитаты и изречения, а на практический опыт, проверяя каждый свой шаг на опыте, учась на своих ошибках и уча других строительству новой жизни. Этим собственно и объясняется, что в деятельности этой группы слово не расходится с делом, и учение Маркса сохраняет полностью свою живую революционную силу. К этой группе вполне подходят слова Маркса, в силу которых марксисты не могут останавливаться на том, чтобы объяснить мир, а должны идти дальше с тем, чтобы изменить его. Имя этой группы — большевизм, коммунизм. Организатором и вождем этой группы является В. И. Ленин.»
    И.В.Сталин
    «Правда» N 86, апрель 1920 г.

  6. Из выступления товарища Сталина на VI съезде партии большевиков в 1917 году (26 июля – 3 августа): «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму… Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего».

    Как-то не побоялся товарищ Сталин перед победоносным Октябрьским восстанием «обезоружить» идеологически пролетариат и революционных солдат и матросов! А вы сейчас утверждаете (после прочтения статьи С. Соловьёва), что вместо «проверенного оружия нам хотят вручить картонное».

  7. А каким боком цитата из Сталина привязана к нашему спору? При чем здесь Европа??? Речь идет не о догматизме, а о уровне доверия к современным авторам-теоретикам.

  8. К слову сам Соловьев считает Сталина схоластиком:
    «Оставим за скобками тот факт, что советский истмат-диамат начиная со сталинского периода большей частью представлял собой схоластику, из которой было вытравлено живое зерно марксисткой теории».
    http://scepsis.net/library/id_3481.html

    1. Да. А есть ещё телеведущий Соловьёв. Ток-шоу разные ведёт. Может, и его высказывания мне припишете?

      1. Это не ваш сайт, не ваша статья?

        1. нет

          1. Sergio прошу принять мои извинения. В горячке возвел напраслину.

            1. Вот поэтому нужно обсуждать статью по существу, а не пытаться нагуглить компромат на автора. :-)))

                • Андрей Б. к 24.10.2019 в 06:02

                А по существу статьи я высказался, мнения не меняю.

    2. Из одного этого комментария вытекают весьма удручающие выводы, о которых напишу не в ответе, а в комментарии. Где Соловьёв утверждает, что Сталин — схоластик? Что Сталин — бог, что писал и думал за всех философов, теоретиков своей эпохи? Думаю, что у этих последних были свои взгляды. Если предположить, что при социализме все должны думать одинаково, а несогласным платок на роток, то тогда зачем нужна такая система? Этот комментарий — попытка очернить автора, приписать ему то, что он не говорил. Так не годится! Вы отбиваете у людей охоту писать и уж подавно присылать свои мысли в наши партийные СМИ.

  9. Придется мне тоже высказаться. Новизна, борьба с догматизмом, призывы к развитию — это все хорошие слова, которые употребляются не только революционерами, желающими действительного развития теории, но и ревизионистами, желающими втащить в теорию свои буржуазные мечты. Направление легко проверяется.

    Подлинное развитие теории способствует успеху революции. Такими были, например, действия Ленина и Плеханова, когда они впервые в истории социал-демократического движения добились включения в программу партии положения о диктатуре пролетариата, такими были идеи Ленина и Сталина о возможности победы социализма в отдельной стране или группе стран при империализме, такой была новая теория империализма и т.д. Теперь смотрим на «новизну», которую под лозунгом борьбы с догматизмом протаскивает Соловьев. Помнится несколько месяцев назад тут уже был его материал о диктатуре пролетариата, в котором он практически уничтожает этот лозунг, так как критикуя известную в истории диктатуру пролетариата в СССР он между прочим идеалистически выхолащивает этот лозунг, превращает в форму, которую невозможно получить на практике. Стратегически товарищ Попов и РПР, также как и мы признает диктатуру пролетариата, а Соловьев нет. Т.е., несмотря на большие тактические разногласия с РПР, мы к ним ближе, а от Соловьева дальше, т.е. РПР левее, а Соловьев буржуазнее. Зачем же мы позволяем ему здесь вести такую вредную критику?

    Далее. Он уже в этой новой статье пишет, что исторически процесс происходит в результате развития производительных сил и приписывает эту глупость Марксу. Но ведь мы знаем, так же как и Попов, что исторический процесс связан с единством и противоречием производительных сил и производственных отношений, что пока определенные производственные отношения дают простор для развития производительных сил — происходит эволюция, а когда производительные силы упираются в устервшие производственные отношения — революция. Соловьев не владеет методикой Маркса, но мы позволяем ему писать здесь позитивистскую чушь про развитие науки… И ведь на самом деле, если мы понимем этот процесс правильно, то мы знаем, что производственные отношения сейчас капиталистические и в этом смысле пока рано убирать Маркса на полку и ревизовать его.

    Мог бы посоветовать Соловьеву все-таки ознакомиться с марксизмом хотя бы по учебнику, если самого Маркса читать противно, может быть тогда он станет хоть чуточку товарищем, а не глупым диванным критиком партии… А нам нужно быть бдительнее при перепечатках.

  10. Уважаемый, а Вам не кажется, что утверждать, что в СССР, к сожалению, настоящей, прочной диктатуры пролетариата не получилось, и выступать против лозунга диктатуры пролетариата это, мягко говоря, не одно и то же?

    Или, по-вашему, единственной практически возможной формой диктатуры пролетариата была та, которая была в СССР, и которую так легко отменили на очередном съезде партии?

    В общем, пока серьёзного спора не получается. Только попытки оболгать.

    1. Прочной, настоящей. Слова подбраны из идеалистической системы. Материалисты полагают, что революция и диктатура пролетариата есть борьба, происходящая при определенных экономических, классовых и международных условиях. Поэтому до полной победы коммунизма в мировом масштабе она ни прочной, ни настоящей быть не может, а после этой победы — отмирает. У нас полно умников, которые придумывают проекты настоящей диктатуры пролетариата, утсраивают дискуссии о социализме на собственной основе и т.д. и т.п., но результатом всегда бывает лишь столкновение «ученых» мнений оторванных от практики строительства коммунизма людей.

      Исследовать по факту можно лишь то, что случалось, с полным пониманием того, что случавшееся не было ни идеальным, ни настоящим, ни прочным, но однако несло в себе и несет в себе достоверное знание, как это происходит. На сегодняшний день мы имеем несколько таких случившихся всерьез и надолго диктатур пролетариата: Парижскую коммуну, советы, военную диктатуру КНДР, и Кубинскую. Все они имеют и общие черты, и разнообразие, и черное, и белое, и серое. Все они и побеждали и проигрывали. Уверен, что грядущие революции принесут и другие варианты.

      Но проблема совершенно не в том, как формально будет выглядеть будущая диктатура пролетариата, а в той ошибочной идее, будто весь пролетариат скопом будет диктаторствовать. Это утопия. Диктатура пролетариата — не одномоментный акт, а процесс, который вовлекает в управление первоначально темную, даже сейчас, массу рабочих, ворвлекает, в т.ч. и насильственно, на то она и диктатура. Но дать гарантию, что разом и навсегда она возьмет и победит — никто не сможет, поскольку это не только процесс, но и борьба, а в борьбе не всегда побеждает новое и прогрессивное, точнее далеко не сразу.

      Насколько я понял, это вы автор статей…

      И вот поэтому специально для вас уточню еще один момент. Единственный способ понять готов ли буржуазный мир уже разрушиться, а коммунизм построиться — это начать борьбу против него. И худший способ начать борьбу против него в наших условиях — это продолжать то истерическое отступление с криками у нас ничего не получилось, которое совершает коммунистическое движении постСССР вот уже 30 лет. На этом фоне самоуверенность Попова и компании, с которой мы имеем серьезные разногласия все же лучше, чем поиски хайпа, которые совершает Политштурм. Найти коммуниста помаститей и наехать на него… Нужно заметить, что в первой статье про Попова авторы политштурма используют большую ссылку на мою критику все того же Попова. Но наша критика была связана с противопоставлением своей серьезной программы (http://bolshevick.ru/dialektika-soczializma/dialektika-diktaturyi-proletariata/), а с чем кроме хайпа связана критика Политштурма до сих пор не пойму, хотя имел прямое общение с автором этих опусов.

      Вы же хватаете первые абзацы этой склоки, и тоже оставляете свой удар без положительной программы. Зачем оно вам? Ответьте себе на этот вопрос, тогда может быть поймете суть моих нападок на вас.

      1. А я про Политштурм, собственно, ничего и не писал. Я лишь привёл пример запредельного хамства,
        с которым «поповцы» отвечают любым оппонентам. Для этого достаточно было первого абзаца.
        Вы тоже считаете себя вправе так разговаривать. Ещё бы, вы ведь у нас будущие наркомы!
        И в этом одна из причин того, что никаких наркоматов вам в будущем не светит.

        1. Не стоит мне приписывать то [наркомов], что я не говорил.
          И насколько я понял можете прокомментировать только несущественное. Тогда надеюсь потихоньку переварите все остальное…

          1. Нет, как раз ваша позиция по диктатуре пролетариата мне понятна. Вы, как и другие «компартии» желаете восстановления
            той формы власти, которая была в позднем СССР, да еще в утрированном, ухудшенном виде, т.е. неограниченной власти узкого слоя партийной элиты. И пытаетесь обосновать, что это и есть «диктатура пролетариата». Это следует и из вашей программы и из многих высказываний ваших товарищей.
            Тот факт, что такая форма власти привела в итоге к реставрации капитализма и у нас, и в других соцстранах, надо замазать: дескать, диктатура пролетариата это процесс, гарантий никто не даёт, ну проиграли и ладно. Выводов делать не будем, менять ничего не будем.
            А надменный тон — плохая попытка прикрыть слабость такой позиции.
            Будущее не дано предсказать никому. И теоретизирование не заменит практику. Но без ответа на вопрос, как избежать повторения поражения, ответа хотя бы и предварительного, прикидочного, за вами просто никто не пойдёт.

            1. «Тот факт, что такая форма власти привела в итоге к реставрации капитализма».
              А тот факт, что английская революция имела две попытки, американская две попытки, французская пять попыток, немецкая три попытки вам ни о чем не говорит?
              Именно поэтому, что вы игнорируете действительную историю и приписываете ей свои демократические мечталки и вызывает надменный тон.
              Что касается диктатуры партии, то тут некоторые товарищи немножко ошибаются, мы научимся, а вас я не зря отсылал к определенному тексту, который судя по вашему ответу вы не читали, а может быть тоже только первые абзацы в поисках грубости.
              Засим заканчиваю, пока не увижу от вас более вразумительного и информированного ответа. Оставляю за собой право написать по поводу этого разговора отдельный текст.

  11. Приведу ещё одну цитату из работы Сталина. Она же приведена в статье Константинова «Против начётничества и догматизма»:
    «Начётчики и талмудисты рассматривают марксизм, отдельные выводы и формулы марксизма, как собрание догматов, которые «никогда» не изменяются, несмотря на изменение условий развития общества. Они думают, что если они заучат наизусть эти выводы и формулы и начнут их цитировать вкривь и вкось, то они будут в состоянии решать любые вопросы, в расчёте, что заученные выводы и формулы пригодятся им для всех времён и стран, для всех случаев в жизни. Но так могут думать лишь такие люди, которые видят букву марксизма, но не видят его существа, заучивают тексты выводов и формул марксизма, но не понимают их содержания.
    …Марксизм, как наука, не может стоять на одном месте,— он развивается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обогащаться новым опытом, новыми знаниями,— следовательно, отдельные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми формулами и выводами, соответствующими новым историческим задачам. Марксизм не признаёт неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма»

    И. В. Сталин. «Марксизм и вопросы языкознания», стр. 54-55.

  12. Создаётся впечатление, что товарищи, пишущие комментарии уже забыли про что сама статья, собственно, написана. Удручающий вывод который я сделал: Люди не умеют или не хотят вникать в смысл написанного, выделять в нём основное, суть. Это наблюдалось и со статьями Кулиева, и со статьями Каблахова, и со статьями Соловьёва. Всё это приводило к отрицательному результату для всех сторон спора (дискуссии).
    Вот Соловьёв задаётся вопросом и задаёт его ВКП(б): «… Казалось бы, такая теория есть, это марксизм. И есть в России всевозможные, образовавшиеся на обломках КПСС, коммунистические партии, провозглашающие себя носителями этой теории и выразителями интересов рабочего класса. Только по непонятной причине этот самый рабочий класс не стремится воспользоваться этой теорией. Разговоры о необходимости соединения коммунистического и рабочего движений ведутся уже 25 лет. И поддержка у компартий не увеличивается. Наоборот. Даже число людей, которых они выводят на праздничные демонстрации, стремительно тает. И это несмотря на массовую ностальгию по СССР и рост интереса к социализму. В чём же дело?… Со времён Маркса, Энгельса и Ленина прошло уже более 100 лет. Произошло много событий. Видоизменился капитализм…». Про себя автор сообщает: «В данной статье я не буду углубляться в вопросы философии или политэкономии. Тем более, что я не экономист и не философ».
    Я отвечаю Сергею Соловьёву. Я сам не экономист и не философ. Считаю, что наша партия — ВКП(б) в основном творчески развивает марксизм-ленинизм-сталинизм, то есть большевизм. Развивает исходя из своих реальных сил и возможностей. На практике, «в людях» наши партийцы стараются донести идеи современного большевизма на понятном для людей языке, на примерах из жизни, из примеров классовой борьбы. Другое дело и это абсолютно объективно, что масса пролетариев абсолютно не готова к классовой, революционной борьбе, даже не ощущает себя классом. Масса эта в основном невежественна и, главное, НЕ ЖЕЛАЕТ учится и бороться даже за свои элементарные права несмотря на бедственное материальное положение. ВСЕ коммунистические, рабочие, троцкистские партии, независимые рабочие профсоюзы убедились в этом за 20 с лишним лет свей деятельности. Как бы мы гениально ни развивали бы марксизм, чтобы ни вносили нового в марксизм новые Марксы, Энгельсы, Ленины, Сталины или Нигмати, например, — ничто не будет востребовано пролетариатом, пока ему есть что терять, пока пролетариат массово не придёт к голоду и отчаянию, пока он не будет организован в ВКП(б) ибо без организации пролетариат — ничто! Когда пролетариат дойдёт до критической точки, только тогда при условии нашей правильной работе, он обратится к марксизму-большевизму, спросит: «А что вы там наработали нового?». Так что суетиться, паниковать, обвинять друг друга в догматизме, ревизионизме и прочих измах не стоит. Это вредит делу! Делу классовой организации пролетариата, делу развития ВКП(б)!

    1. Владимир, тут ведь вопрос сводится к идеализму — партии плохи, и не могут чего-то донести до рабочего класса, тогда как мы ведь давно и в газете, и на страницах нашего сайта пришли к другому выводу. И этот вывод связан с объективной реальностью, где
      1) реакция после разгрома СССР перехватила все информационные средства и физически разгромила авангард рабочего класса;
      2) реакция держится на материальных подачках (акции, квартиры в собственности, земельные паи) и материальном насилии (ипотека, крайне низкие зарплаты, черный и серый найм и т.д.);
      3) сам буржуазный строй предполагает огромную массу рабочих, которые свой интерес видят в том, чтобы стать буржуазией, и это нормально, как при Ленине, так и при нас, т.е. мы не боремся за большинство, мы боремся за осознанный авангард, если бы мы боролись за большинство, то рассчитывали бы победить на выборах, но марксистская теория как раз потому и отрицает победу на выборах, так как большинство завоевывается не до, а в ходе революции и после нее.
      ——————
      Но человек вот эту действительность подменяет обвинением партий основанных из обкомов, чем также показывает, что не знает, как эти партии возникли, что большинство из нас к обкомам не имеет никакого отношения.

      То есть все упреки, которые он адресовал коммунистическому движению в первую очередь адресовываются ему. Гражданин, а где ваша статистика, где ваша собственная мысль, не продиктованная буржуазной пропагандой и мещанской истерикой, а полученные с помощью головы. Их нет. Так в чем же здесь развитие?

      1. С этим комментарием товарища Нигмати я полностью согласен, кроме характеристик Сергея Соловьёва. Всё-таки это не враг. С людьми, потенциальными товарищами надо помягче; с людьми ищущими, задающими простые вопросы, оказывающимися весьма сложными. Далеко не весь авангард пролетариата знает о нашей партии, её работе, структуре, Программе и Уставе. Многие из этого авангарда будут задавать подобные вопросы. Задача ВКП(б) не только ответить на них, но и сплотить авангард общей Программой и общим Уставом.
        Поскольку речь зашла о диктатуре пролетариата, а ранее Сергей Соловьёв присылал статью «Была ли в СССР диктатура пролетариата?», которая размещена на нашем сайте и также приглашает к дискуссиям. Мой ответ Сергею, что социализм и диктатура пролетариата в СССР были вплоть до разрушения самого СССР, до контрреволюционного переворота. Диктатура пролетариата — это есть коммунистическая партия, стоящая у власти. Какова партия — такова и диктатура. Наша ВКП(б) — это и есть прообраз будущей диктатуры пролетариата. Кто в ней состоит? Пролетариат! Без хвастовства скажу — авангард пролетариата! Коллективный высший орган есть, решения на всех уровнях принимаются коллективно, Программа есть. Секретари ЦК по важнейшим направлениям работы партии, соответствующие комиссии ЦК есть. Разве они не прообраз будущих наркомов и комиссариатов? А представление о том, что вот произошла соц. революция, партия захватила власть и вот она отдаёт её некой «диктатуре пролетариата», неким «рабочим советом и комитетам» зачастую беспартийным — это полная чушь! Только представьте себе после Революции 1917 года в Смольный входят некие рабочие (пролетарии) и говорят Ленину: «Подвинься Ильич, наша диктатура пришла!», «Профессиональные революционеры, теоретики — вы ведь не пролетарии, отдавайте власть нам, как и обещали; и стойте в стороне пока вас не спросят».
        Подробнее свои мысли изложу в статье и направлю в Комиссию ЦК по идеологии, пропаганде и агитации.

        1. Зачем в комиссию? В данном случае мы не думаем, что возникнут уклоны. Можно сразу публиковать и продолжить рабочий разговор.

          1. Нет, вопрос надо обсудить в узком партийном кругу грамотным людям, идеологам. Мне кажется, что я прав, но это не значит, что я прав. Вопрос о диктатуре пролетариата очень серьёзный.

        2. Значит, будущие наркомы…
          А Вы лично какой наркомат у нас будете возглавлять?
          Цыплят по осени считают.
          Вы извините меня, Владимир, но вам барон Мюнхаузен родственником не приходится?
          Уму непостижимо, как же можно так хвастать! Тем более учитывая нынешнее положение. Тем более, что я
          своими глазами видел количественный и качественный состав вашего съезда. Неужели вы не понимаете,
          насколько подобное бахвальство комично и омерзительно выглядит со стороны?

          1. Эх, Сергей, Сергей! Ничего ты не понял. Ну и стой в стороне от партии, веселись, преисполненный мерзких чувств к нам. Мы идём дальше!

            1. Я мог бы ответить в аналогичном стиле: дескать, идите вы… дальше.
              Но, всё же, я о Вас лучшего мнения.
              Интересно, а если от вас два человека останется, вы также говорить будете?
              Поймите, нельзя выдавать себя за то, чем вы не являетесь. Нельзя присваивать себе чужое название, чужие съезды, чужую славу.
              То, что вы «та самая» ВКП(б), это ведь ложь. А на лжи вы далеко не уедете. Даже на сладенькой.

              1. Нет, не ложь. Это вы хотите ее так представить. В данном случае название и история, конечно форма, но форма, которая обязывает. И, насколько, я знаю вновь поступающих в партию товарищей они очень хорошо осознают это. И вам не мешает знать, что на первом съезде в Минске было шесть человек, проведших свои заседания на квартире. Через несколько дней их всех арестовали и никто из них не стал наркомом, более того, в основном они стали экономистами и меньшевиками. Но через двадцать лет случилось событие, которое из мировой истории уже не вычеркнуть.

  13. Статьи Соловьёва Идеологическая комиссия с редакцией, конечно, могут убрать из партийных СМИ, но будет ли от этого польза? Считаю, что нет! Тогда надо убирать массу материалов из наших Групп и Сообществ в соцсетях, не имеющих отношения к большевизму. Загнать их на Форум как в некий чулан — никто читать не будет, кроме нас самих.
    Называть людей «диванными критиками партии», хотя они публично этого не делали, — считаю недопустимым. В статьях Соловьёва публичной критики нашей партии нет. Да и критиковать никому не запрещено.
    Призыв Грина изучать Гегеля, (что предлагает и разоблачённый нами идейно Попов), — точно путь в никуда, в отрыв от реалий сегодняшнего дня, в превращение в «умную ненужность». Не лучше ли составить Азбуку большевизма, Азбуку классовой борьбы и с ними идти в рабочие массы, профсоюзы, студенчество?
    Как вообще призыв «копать» вплоть до Гегеля сочетается с призывом сократить Программу ВКП(б) чуть ли не до 6 страниц???

    1. Если товарищи из ВКП(б) сами увидели в статье критику своей партии, значит она там есть.
      Увы, Владимир.

    2. Вместе с комментариями статья работает и нет уже смысла ее убирать. Она стала публицистическим фактом. Во всем остальном по своему уровню — ни эта статья, ни предыдущая — о диктатуре пролетариата — ни до Каблахова, ни до Кулиева не дотягивает, так как демонстрирует мнение человека очень далекого и от общественной науки вообще, и от марксизма, в частности. Зато в каждой строчке читается ясно выраженная буржуазность, которую автор может и не осознавать в силу своей необразованности.

      Но ведь нужно осознавать, что мы эту необразованность выпячиваем на страницах своего сайта, так как будто согласны с Соловьевым. А если проанализировать его статьи внимательно, то убивается каждая строчка. Просто нет в них правды.

      Есть безгамотность человека, который инстинктивно борется за интересы рабочего класса. Такую безграмотность видно, она простительна и преодолевается в рамках партийной работы с ним. Но в данном случае — это безграмотность обывателя, который не осознав своего места, своей борьбы — изображает из себя сочувствующего марксизму. Ну заплутал буржуй, что с ним поделаешь? Только поощрять не надо бы.

  14. Статья Сергея Соловьёва о диктатуре пролетариата http://bolshevick.org/byla-li-v-sssr-diktatura-proletariata/#more-4462
    была опубликована год назад. Всё что касается этой важнейшей темы предлагаю перенести в комментарии под эту статью. Иначе в комментариях к Догмарксизму будет «каша».

  15. Партия — это высшая форма организации пролетариата. Думаю, Сергей с этим согласится. Так почему диктатура пролетариата должна быть более низшей формой??? Этой диктатуре надо ещё удержать власть, защитить от внешних и внутренних врагов, запустить работу народного хозяйства и много чего другого. Так почему же, чёрт возьми, партия должна расшаркаться перед некоей «диктатурой», потому что так написали классики, а некоторые невъехавшие в тему лица, в лучшем случае являющиеся догмаркистами твердят это как заклинание? Автору статьи самому надо разобраться в теме перед тем как публично выставлять её на обсуждение. Партия, большевистская партия — это авангард пролетариата, закалённый в борьбе к подготовке революции, её проведении и строительстве социализма и коммунизма! Партия не с Марса прилетела! Партия это и есть диктатура пролетариата, это лучшие проверенные кадры! Специалисты в структуре Диктатуры Пр. могут быть и беспартийными, насильно никого в партию тянуть не будут и кормушкой она не станет. Не это главное. Вот Сергей Соловьёв стоит в сторонке и ехидно посмеивается над ВКП(б): «Власти захотели, наркомы…». Простительно, когда такое говорит глупый человек, но он далеко не дурак, раз пишет такие статьи. Неужели враг? Если это не так, неужели он не понимает, что к моменту созревания революционной ситуации (Незнамо сколько лет до неё! Доживём ли?) партия будет гораздо сильнее, несравненно сильнее, чем мы есть сейчас. После победы восстания и свержения капитализма партия ещё более усилится, несмотря на то, что многие погибнут. В партию придут передовые рабочие, сознательная интеллигенция — тот самый авангард, который будет осуществлять свою диктатуру. Не марсиане, не из Госдепа, не из штаба Навального! В партии люди растут, становятся борцами, строителями коммунизма, а не в курилках, не на диване. Попутно письму возник у меня вопрос: Кто впервые в советской республике или в СССР ввёл в оборот это словосочетание «диктатура партии»? Кто впервые противопоставил её диктатуре пролетариата? Наверняка контра какая-то.

    1. Здесь работа Сталина (дискуссия Сталина и Зиновьева о диктатуре пролетариата)
      http://www.great-country.ru/content/library/knigi/mels/stalin_sobr/9-2.htm

  16. Спасибо Андрею за ссылку на выступление Сталина На 7-м Пленуме ИККИ в 1926 году. Выделю один момент, касающийся того, кем считали себя Ленин и Сталин: «Исходным пунктом решений нашей партии по вопросу о возможности строительства социализма в нашей стране являются известные программные труды тов. Ленина. В этих трудах Ленина говорится, что победа социализма в отдельных странах в условиях империализма возможна, что победа диктатуры пролетариата в деле разрешения экономической проблемы этой диктатуры обеспечена, ЧТО МЫ, ПРОЛЕТАРИИ СССР (Примечание: выделено мной) , имеем всё необходимое и достаточное для построения полного социалистического общества.»

    И.В.Сталин, из речи в Заключительном слове на VII РАСШИРЕННОМ ПЛЕНУМЕ ИККИ
    22 ноября — 16 декабря 1926 г.

    Ленин и Сталин считали себя пролетариями. Это важно для дискуссии о диктатуре пролетариата!

  17. Из вышеупомянутой речи Сталина привожу соответствующую часть:
    «… 4. Диктатура пролетариата по Зиновьеву
    Зиновьев говорил в своей речи о диктатуре пролетариата и уверял, что Сталин неправильно разъясняет понятие диктатуры пролетариата в известной статье “К вопросам ленинизма”.
    Это пустяки, товарищи. Зиновьев валит тут с больной головы на здоровую. На самом деле речь может итти лишь о том, что Зиновьев извращает ленинское понимание диктатуры пролетариата.
    У Зиновьева имеются две версии насчет диктатуры пролетариата, из которых ни одна не может быть названа марксистской и которые противоречат друг другу коренным образом.
    Первая версия. Исходя из правильного положения о том, что партия является основной руководящей силой в системе диктатуры пролетариата, Зиновьев приходит к совершенно неправильному выводу о том, что диктатура пролетариата есть диктатура партии. Тем самым Зиновьев отождествляет диктатуру партии с диктатурой пролетариата.
    Но что значит отождествлять диктатуру партии с диктатурой пролетариата?
    Это значит, во-первых, — ставить знак равенства между классом и партией, между целым и частью этого целого, что абсурдно и ни с чем несообразно. Ленин никогда не отождествлял и не мог отождествлять партию с классом. Между партией и классом стоит целый ряд массовых беспартийных организаций пролетариата, а за этими организациями стоит вся масса класса пролетариев. Игнорировать роль и удельный вес этих массовых беспартийных организаций и, тем более, всей массы рабочего класса и думать, что партия может заменить собой массовые беспартийные организации пролетариата и всю пролетарскую массу вообще, — значит отрывать партию от масс, довести бюрократизацию партии до высшей точки, превратить партию в непогрешимую силу, насадить в партии “нечаевщину”, “аракчеевщину”.
    Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с такой “теорией” диктатуры пролетариата.
    Это значит, во-вторых, — понимать диктатуру партии не в переносном смысле, не в смысле руководства партии рабочим классом, как именно и понимал ее тов. Ленин, а понимать ее в точном смысле слова “диктатура”, т. е. в смысле замены руководства насилием партии над рабочим классом. Ибо, что такое диктатура в точном смысле этого слова? Диктатура, в точном смысле этого слова, есть власть, опирающаяся на насилие, ибо без элементов насилия не бывает диктатуры, если брать диктатуру в точном смысле этого слова. Может ли партия быть властью, опирающейся на насилие в отношении своего класса, в отношении большинства рабочего класса? Ясно, что не может. В противном случае это было бы не диктатурой над буржуазией, а диктатурой над рабочим классом.
    Партия есть учитель, руководитель, вождь своего класса, но не власть, опирающаяся на насилие в отношении большинства рабочего класса. Иначе нечего было бы и говорить о методе убеждения, как основном методе работы пролетарской партии в рядах рабочего класса. Иначе нечего было бы и говорить о том что партия должна убеждать широкие массы пролетариата в правильности своей политики, что лишь в ходе выполнения этой задачи партия могла бы считать себя действительно массовой партией, способной повести в бой пролетариат. Иначе партии пришлось бы заменить метод убеждения приказом и угрозой в отношении пролетариата, что абсурдно и что совершенно несовместимо с марксистским пониманием диктатуры пролетариата.
    Вот к какой бессмыслице приводит “теория” Зиновьева об отождествлении диктатуры (руководства) партии с диктатурой пролетариата.
    Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с этой “теорией”.
    Против этой бессмыслицы и возражал я в своей статье “К вопросам ленинизма”, когда я выступал против Зиновьева.
    Может быть не лишне будет заявить, что статья эта была написана и сдана в печать с полного согласия и одобрения руководящих товарищей нашей партии.
    Так обстоит дело с первой версией диктатуры пролетариата по Зиновьеву.
    А вот и вторая версия. Если первая версия является извращением ленинизма в одном направлении, то вторая версия представляет извращение совершенно в другом направлении, прямо противоположном первому направлению. Состоит она, эта вторая версия, в том, что Зиновьев определяет диктатуру пролетариата как руководство не одного класса, не класса пролетариев, а как руководство двух классов, рабочих и крестьян.
    Вот что говорит на этот счет Зиновьев:
    “Сейчас руководство, руль, направление государственной жизни находится в руках двух классов — рабочего класса и крестьянства” (Г. Зиновьев. “Рабоче-крестьянский союз и Красная армия”. Изд. “Прибой” Л., 1925 г. , стр. 4)
    Можно ли отрицать, что сейчас у нас существует диктатура пролетариата? Нет, нельзя. В чем состоит диктатура пролетариата в нашей стране? По Зиновьеву состоит она, оказывается, в том, что государственной жизнью нашей страны управляют два класса. Совместимо ли это с марксистским пониманием диктатуры пролетариата? Ясно, что несовместимо.
    Ленин говорит, что диктатура пролетариата есть господство одного класса, класса пролетариев. В условиях союза пролетариата и крестьянства это единодержавие пролетариата выражается в том, что руководящей силой в этом союзе является пролетариат, его партия, которая не делит и не может делить руководство государственной жизнью с другой силой или с другой партией. Всё это до того элементарно и бесспорно, что едва ли есть необходимость разъяснять эти элементарные вещи. А у Зиновьева выходит, что диктатура пролетариата есть руководство двух классов. Отчего бы тогда не назвать такую диктатуру не диктатурой пролетариата, а диктатурой пролетариата и крестьянства? И разве не ясно, что при зиновьевском понимании диктатуры пролетариата мы должны были бы иметь руководство двух партий, сообразно с двумя классами, стоящими у “руля государственной жизни”? Что может быть общего между этой “теорией” Зиновьева и марксистским пониманием диктатуры пролетариата?
    Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с этой “теорией”.
    Вывод: Зиновьев явным образом искажает ленинское учение о диктатуре пролетариата, всё равно, идет ли речь о первой версии зиновьевской “теории” или о второй версии.»
    VII РАСШИРЕННЫЙ ПЛЕНУМ ИККИ
    22 ноября — 16 декабря 1926 г.
    ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ТОВАРИЩА И.В.СТАЛИНА
    13 декабря

  18. Кто-то может подумать, что я стою на позициях Зиновьева. Это абсолютно не так! Считая, что диктатура пролетариата это и есть диктатура партии, вовсе не означает их отождествление, как развивает мысль товарищ Сталин. Партия, как важнейшая часть диктатуры пролетариата, является главнейшим орудием пролетариата. При капиталистическом строе, пока диктатуры пролетариата не существует, большевистская партия одна выполняет эту роль. Партия, конечно же, не может заменить собой весь класс и включить в свои ряды всех представителей класса также невозможно и ошибочно. Само собой, что есть приводные ремни между партией и классом: профсоюзы, общественные объединения и пр. Речь идёт о государственном управлении, о внутренней и внешней политике самой диктатуры пролетариата. Партия (я имею ввиду конечно же нашу ВКП(б)) как и диктатура пролетариата в целом имеет свою структуру: высшие, региональные, местные органы власти. Пока политическая власть не завоёвана, диктатуры пролетариата (далее для краткости: Д.П.) не существует. У партии задачи организационные, агитационно-пропагандистские для подготовки свержения буржуазии. После завоевания власти у партии меняются задачи, добавляются новые, масса новых задач. Их призваны решать подготовленные в недрах партии кадры. Таким образом, структура партии меняется, расширяется. Естественным образом подготовленные и выдвинутые партией руководящие кадры становятся ключевыми в структуре Д.П. Естественно, что все наркомы Республики Советов были большевиками. Очевидно, что и на местах руководителями соответствующих структур Д.П. были большевики. Важно понять, что они, как и Ленин со Сталиным считали себя пролетариями плоть от плоти! Так что никакого захвата власти партией у Д.П. быть не может. Повторюсь, что какие-то выборные должности в структуре Д.П. занимали и имеют право занимать беспартийные пролетарии, специалисты. Но чтобы быть политиком, стратегом и тактиком — надо быть большевиком! Ибо, только работая в партии — высшей форме организации пролетариата, — можно этому научиться.
    Бытует мнение и бытовало ранее, что всё должны решать рабочие. Что вот рабочий выучился на вечернем или заочном отделении ВУЗа, стал инженером, интеллигентом, — значит и перестал подпадать под категорию «рабочий класс». Вот «поповцы» из РПР на своих собраниях голос им дают совещательный, а пока они образование не получили голос был у них решающий. Налицо глубоко ошибочная, скорее сознательная, попытка искусственно разделить рабочий класс (пролетариат) по уровню образования. На эту ошибку указывал ещё товарищ Сталин. Получив высшее образование, пролетарий тем самым не порывает со своим классом, если только он не делает этого сознательно! Нынешние оппозиционеры большевиков идут ещё дальше: вычёркивают из своего кругозора представителей пролетариата с партийным билетом. Не считают они их пролетариями! Подавай им беспартийного пролетария, которого бы им было легче «одурманить». Отсюда и идеологические подкопы под ВКП(б): Диктатурой партии, диктатурой партийной верхушки хотят корыстные большевики подменить диктатуру пролетариата!
    Не выйдет, господа!

    1. Ну, Володя, как теперь тебе ответят оппоненты. Для того, чтобы это понять надо иметь хоть какое-то представление о «Науке логике» Гегеля, а эта необходимость отрицается. Хоть и иронизирую — не шучу, целиком принимая твое разъяснение.

  19. Какой пафос!

    В СССР в партии под конец состояли 20 млн.чел. Если бы там была власть партии (а не верхушки партии), беды, возможно, и не случилось бы. Но разве они что-то решали? Нет, они только «единодушно одобряли» решения ЦК. Более того, «воспитанные партией», они в массе своей считали себя обязанными так поступать. И судя по единодушному голосованию на XX съезде, началось это не при Брежневе и даже не при Хрущёве.

    Вы зовёте нас снова к этому вернуться, не предлагая ничего в этой схеме менять.
    Не выйдет, граждане!

    1. Вы анализируете результат по внешним признакам, по явлению, не пытаясь понять почему это происходило, усамтривая в качестве причин, между прочим как и Попов, некую теоретическую ошибку или злой умысел, или классовый интерес там, где он не мог возникнуть из-за отсутствия такого класса (управленцы и интеллигенты не класс). И не пытаетесь увидеть сущность вопроса. В этом длительный спор и отстутсвие взаимопонимания.

      Почему я в ответ говорю, что это буржуазное мировоззрение? А потому что не анализируя, не вникая в сущность вопроса, вы скатываетесь к общепринятому заблуждению, которое господствует с конца перестройки, т.е. не на коммунистической позиции стоите, а на той, которую навнушала буржуазия, борясь с коммунизмом.

  20. Вы можете опять сказать, что диктатура пролетариата это борьба, бывают и поражения, гарантий никто не даёт. Всё так.
    Но в борьбе побеждает тот, кто анализирует причины своих поражений, делает выводы, корректирует свои действия.

    Я задаю вопросы: а как не допустить повторения такого безобразия, которое было в СССР? А такого? А такого?
    Ваш ответ: никак! Будем повторять что было!

    Вряд ли такой ответ многих устроит.
    Плюс бесконечные обвинения в буржуазности, скудоумии, приписывание всяких глупостей, которые я не говорил.

    Ваше счастье, что этот форум, похоже, почти никто не читает (что, кстати, делает продолжение спора бессмысленным).

    И ещё хочу сказать Владимиру.
    Тема роли партии в будущем обществе важна. И её надо обсуждать.
    Но Вы постоянно сваливаетесь на персоналии: «мы, наша ВКП(б)». Да и началось это после того, как Вас задела тема наркомов, т.е. после того, как я усомнился в перспективах вашей (именно вашей личной, а не вообще какой-то партии) будущей власти.
    Вы и ваши товарищи начисто игнорируют факт существования других «компартий» и возможность появления новых партий в будущем. По видимому, вы всерьёз верите, что назвав себя «ВКП(б)», вы забронировали за собой руководящую роль в будущей революции и места в будущем Совнаркоме.
    Для меня вопрос о том, какая политическая сила приведёт нас к социализму, открыт. И по большому счёту, мне всё равно, кто это сделает. Я-то в наркомы не стремлюсь. Поэтому ваше заявление «мы — будущие наркомы», я воспринял, как банальное хвастовство и посмеялся над Вами.
    У вас же иная картина мира: нет коммунистов, кроме нас, любой, кто в нас сомневается — враг. Это уже психология религиозной секты. И дело не в малочисленности съезда, а в том, что при такой позиции больше уже не будет.
    Поэтому, если нанёс Вам личную обиду, извиняюсь. Обижать лично никого не хочу. Но и принять Вашей картины мира не могу.

    1. Вообще-то есть счетчик прочтений, хотя и не точный. Его видно в конце статьи. Уже почти 400 человек. Для партийного сайта хорошая цифра. Так что прекращайте голословный наезд.
      Предложения есть они тут выражаются многочисленными текстами. Разумеется не призывом поголовно изучать «Науку логики», хотя и это не было бы вредным. Но вам же хочется делать выводы по первым абзацам, желательно негативные. Поэтому лично я не расстроюсь из-за вашего отсутствия…

  21. Сергей! Я и наша ВКП(б) никого не зовём в прошлое. Это невозможно. Ни вас ни «нас» (кого вы под этим подразумеваете — не знаю) не зовём.
    Роль партии в будущем обществе настолько важна и очевидна, что не нуждается в обсуждении. Именно ВКП(б) и никакая другая вооружена теорией и практикой большевизма, — только он приведёт к победе пролетариат. Другие не большевистские компартии приведут только к поражению. Странно, что вы о них печётесь, обыгрываете тему наркомов. Может в этих партиях делят министерские портфели? Есть же такие, с президентом СССР, с главнокомандующим, со Ставкой, роздающие «госнаграды».
    Значит «вам всё-равно, какая политическая сила приведёт вас (и опять этот тайный «нас») в социализм»? Не ожидал от вас такой обывательской позиции!
    ВКП(б) не моя «личная партия», как вы изволили выразиться. В этом легко убедиться. Вы сознательно наводите тень на плетень? Вы второй человек, кто так безапелляционно утверждает. Первым был обиженный на партию за исключение Лапин.
    И последний ответ на ваш комментарий: Каждый большевик является коммунистом, но не каждый коммунист является большевиком. Ваш прогноз, что членов ВКП(б) больше не станет, не оправдывается. Мы растём, крепнем и идём дальше! Вы стоите на обочине ни друг/ни враг, ждёте сказочных рыцарей, что приведут вас «к социализму».

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*

code