«

»

БОЛЬШЕВИКИ ИЛИ ОППОРТУНИСТЫ?

Оппортунисты представляют из себя часть мелкой буржуазии и некоторых слоёв рабочего класса, подкупленную на средства империалистской сверхприбыли, превращённую в сторожевых псов капитализма, развратителей рабочего движения.

В. Ленин

 

Когда буржуазия говорит, что большевики (марксисты) стремятся расколоть российское общество, то это неправда. Нельзя стремиться к тому, что уже давно существует. Российское общество уже давно расколото на два противостоящих друг к другу класса: на капиталистов – частных собственников земли и средств производства и рабочих – лишённых их, что делает неизбежной эксплуатацию последних капиталистами. При таком положении дел в российском обществе, когда одни эксплуатируют других, говорить о «единстве» российского общества можно только для одурачения простаков.

Для чего же, спрашивается, буржуазии понадобилось клеветать на большевиков?

Ответ на этот вопрос простой.

Прежде всего, буржуазия понимает, что чем дальше затягивается мировой экономический кризис, тем вероятнее становится возникновение в российском обществе революционной ситуации, а именно: 1) кризис политики господствующего класса – класса капиталистов, кризис власти; 2) обострение, выше обычного, нужды и бедствий эксплуатируемого класса – рабочего класса; 3) значительное повышение, в силу указанных причин,  активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя спокойно грабить, а в кризисные времена побуждаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самим господствующим классом, к решительным выступлениям против власти.

В то же время буржуазия понимает, что не всякая революционная ситуация приводит к революции. Она понимает, что к революции приводит лишь такая ситуации, когда к перечисленным выше объективным факторам присоединяется субъективный, а именно: присоединяется способность рабочего класса – трудового народа – на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы свергнуть капиталистический общественный строй, который никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадёт», если его не «уронят».

Революция требует единства объективных и субъективных условий. Это закон революции, подтверждённый, как отмечал Ленин, всеми революциями, и в частности тремя русскими революциями XX века. Но если объективный фактор революции осуществляется с каждым мировым экономическим кризисом, то этого нельзя сказать в отношении его субъективного фактора. Для того, чтобы осуществился субъективный фактор революции, требуется, чтобы рабочий класс осознавал свои классовые интересы.

Здесь, однако, возникает одна огромная трудность. Дело в том, что сам рабочий класс не в состоянии осознать свои классовые интересы. Для этого ему необходима революционная теория, которую он из-за отсутствия времени, средств и достаточного образования не в состоянии создать. Но, как говорится, нет худа без добра. Эту революционную теорию создали представители господствующих классов, вставшие на сторону рабочего класса: К. Маркс и Ф. Энгельс. Исследуя капиталистический способ производства, – капиталистический способ производства, который покоится на том, что вещественные условия производства в форме частной собственности на средства производства и землю находятся в руках нерабочих (капиталистов), в то время как рабочие обладают только личным условием производства – рабочей силой, – К. Маркс и Ф. Энгельс неопровержимо доказали, что в основе эксплуатации рабочего класса капиталистами лежит именно возможность нахождения в частной собственности земли и средств производства.

Не требуется больших усилий ума, чтобы понять, что из этого доказательства однозначно вытекает, что классовый интерес рабочего класса, – рабочего класса, который стремится избавиться от эксплуатации, – заключается именно в том, чтобы уничтожить частную собственность на землю и средства производства. Отсюда, далее, следует: поскольку существование эксплуатации связано с частной собственностью на землю и средства производства, постольку для ликвидации эксплуатации вообще нужно просто поставить всех в одинаковое отношение к земле и к средствам производства. Иначе говоря, необходимой предпосылкой ликвидации всякой эксплуатации является утверждение общественной собственности на землю и средства производства.

 Но этого мало. Создав революционную теорию, её ещё надо внедрить в сознание рабочего класса, ибо он сам, опять-таки из-за недостаточности времени, средств и образования, не в состоянии её освоить. Для этого рабочему классу необходима партия – революционная, марксистская партия, которая не только внедряет в сознание рабочего класса революционную теорию, но и политически руководит им и направляет его к достижению одной единой цели – завоеванию государственной власти и построению социалистического общества. И здесь, как и для создания революционной теории, требуются люди, не только знающие эту теорию, но и способные создать революционную, марксистскую партию, которая указывает рабочему классу пути и средства борьбы за освобождение от всякой эксплуатации. Такую партию создали В. Ленин и И. Сталин – марксисты – большевики.

Короче говоря, буржуазия понимает, что победоносная социалистическая революция возможна только при сочетании революционной ситуации и осознании рабочим классом своих классовых интересов, и что революция возможна только при условии, что ею руководит революционная марксистская партия – партия большевиков.

При таком положении дел, когда буржуазия понимает, что большевики: 1) вооружают рабочий класс революционной теорией, которая в концентрированном виде выражает его классовые интересы и тем самым поднимает его на борьбу против капитализма; 2) создают революционную партию, которая внедряет в сознание рабочего классы его классовые интересы и тем самым указывает рабочему классу пути и средства борьбы за свержение капитализма, – буржуазия просто не может не клеветать на большевиков.

День и ночь все буржуазные средства массовой информации льют потоки лжи на К. Маркса и Ф. Энгельса, искажают существо их революционной теории. В школах, в высших учебных заведениях, в церквах и т.д. идёт демонизация учения К. Маркса и В. Ленина – марксизма-ленинизма. День и ночь агенты буржуазии ведут раскольническую деятельность в рабочем движении, мешают рабочим создать свою партию ленинско-сталинского типа. При этом в своей подлости, низости буржуазия и её агенты опускаются до того, что, чтобы обмануть рабочий класс, спекулируют на достижениях советской власти, которая была построена большевиками на основе учения марксизма-ленинизма.

Но было бы ошибкой думать, что буржуазия может остановить развитие рабочего класса до полного осознания им своих классовых интересов одной лишь клеветой на большевиков. Глупая, грубая, гнусная клевета на большевиков, на социалистическую революцию, совершённую рабочим классом России в союзе с крестьянством и с беднейшими слоями населения в 1917 году, разоблачается неоспоримыми фактами, зафиксированными в тысячах и тысячах исторических документах. Клеветой на большевиков, искажением устройства общественной жизни в СССР можно затормозить развитие классового сознания у рабочего класса, но остановить – никогда.

Но и для торможения развития классового сознания у рабочего класса требуется нечто большее, чем клевета на большевиков. Для этого требуется подкупить высокой зарплатой и другими материальными подачками верхушечные слои рабочих для того, чтобы они проводили в рабочем движении оппортунизм, т.е. отвращали рабочий класс от политической борьбы за государственную власть, направляли его на путь соглашательства с капиталистами. А для такого подкупа необходима особенная экономическая возможность, т.е. такая экономическая возможность, которая позволяет получать монопольную прибыль – монопольную прибыль, которая включает в себя сверх средней прибыли, образующейся в условиях свободной конкуренции, ещё избыток прибыли – сверхприбыль, получаемой данной капиталистической страной при условии, что эта данная страна обладает монополией на мировом рынке.

Первой капиталистической страной, которая стала практиковать оппортунизм, была Англия.

Уже к середине XIX века Англия в своём научно-техническом развитии опередила другие капиталистические страны, и, в силу этого, установила свою промышленную и колониальную монополию на мировом рынке. Эта абсолютная монополия Англии на мировом рынке позволяла английской буржуазии получать монопольную прибыль, какую не могла получать какая-либо другая капиталистическая страна. С другой стороны, во время рабочего (чартистского) движения, – когда в 1824 году рабочий класс принудил английский парламент принять акт, отменяющий запрещение рабочих профсоюзов (тред-юнионы), а в 1832 году создал первую рабочая партию – партию чартистов, – английская буржуазия научилась понимать, на что способен рабочий класс. С этого времени она была вынуждена часть монопольной прибыли употреблять для успокоения рабочих, для подкупа известной части квалифицированных рабочих – так называемую рабочую аристократию, чтобы она проповедовала в среде рабочих мир и согласие с капиталистами. При поддержке буржуазии, рабочая аристократия захватывала руководящие посты в рабочей партии и профсоюзах, которые за депутатские места в парламенте и другие подачки проводили оппортунистическую политику в рабочем движении. Короче говоря, английская буржуазия, систематически подкупая верхушку «своих» рабочих, довела дело до того, что сделала «свой» рабочий класс соучастником в ограблении, эксплуатации всего мира. «Вы спрашиваете меня, что думают английские рабочие о колониальной политике? То же самое, что они думают о политике вообще. Здесь нет рабочей партии, есть только консервативные и либеральные радикалы, а рабочие преспокойно пользуются вместе с ними колониальной монополией Англии и её монополией на всемирном рынке» (Энгельс – Карлу Каутскому, 12 сентября 1882 г.). Явление, которое сегодня называют золотым миллиардом, возникло в Англии ещё в конце XIX века. Уже в это время Англия представляла собой страну, капиталисты которой извлекали монопольную прибыль из своих азиатских и африканских колоний и при помощи этой прибыли содержали массу послушных торгово-промышленных служащих и рабочих, которые были заняты не производством сельскохозяйственных и промышленных продуктов, а личным услужением и отделкой продуктов питания и фабрикатов, основная масса которых притекала в Англию, как дань, из её азиатских и африканских колоний.

Но положение резко изменилось в конце XIX века, когда стремительный рост техники открыл перед другими, отставшими в своём развитии от Англии, капиталистическими странами возможность быстро, скачкообразно перегонять и опережать Англию, вырвавшуюся на десятилетия вперёд в эпоху капитализма с господством свободной конкуренции. В результате этого на мировом рынке появились новые, развитые капиталистические страны, не уступающие по своей экономической и военной силе Англии: США, Франция и Германия, а так же Россия и Япония, военная сила которых отчасти восполняла экономическую силу. При таких обстоятельствах абсолютная монополия Англии, которая не могла быть оспорена десятилетия, теперь, разумеется, с необходимостью оспаривается. Завязывается борьба между несколькими развитыми капиталистическими странами за монопольное господство на мировом рынке, за делёж монопольной прибыли, получаемой за счёт эксплуатации всего мира. При дележе этой монопольной прибыли исключительно высокая доля достаётся не всегда Англии, первой установившей свою абсолютную монополию на мировом рынке. Вследствие этого в ней ослабевает почва для подкупа, развращения своего рабочего класса; но зато теперь, хотя и меньшие, чем в Англии, прослойки «рабочей аристократии» подкупить может и подкупает каждая развитая капиталистическая страна. Если раньше, начиная с середины XIX века вплоть до конца XIX века, только капиталисты Англии могли подкупать определённые слои своих рабочих, создавать нечто союза  со своими рабочими против остальных стран, то теперь, в конце XIX века, это могут делать все развитые капиталистические страны. Оппортунизм в рабочем движении, впервые возникающий и побеждающий в Англии, становится типичным для всех развитых капиталистических стран. Однако, когда не одна, а несколько развитых капиталистических государств ожесточённо ведут борьбу за монополию, за делёж монопольной прибыли, за расширение своей сферы монопольной эксплуатации, оппортунизм не может победить в рабочем движении одной из капиталистических стран на длительный ряд десятилетий, как победил оппортунизм в Англии во второй половине XIX века. Ибо госкапитализм, финансовая олигархия, постоянный рост цен и т.д., позволяя подкупать небольшой верхушечный слой рабочих, всё сильнее закабаляют, угнетают, мучают огромную массу трудового населения. Позиции оппортунизма в рабочем движении, таким образом, ослабевают, что, с другой стороны, означает усиление позиций революционного течения в рабочем движении.

Итак, монопольная прибыль – это экономическая основа, которая даёт возможность капиталистам данной страны подкупать отдельные прослойки рабочего класса, а тем самым упрочивать капитализм в этой данной стране; монопольная прибыль, таким образом, является, вопросом жизни и смерти капитализма. Но капитализм есть частная собственность и анархия производства. Поэтому капиталистические страны не могут развиваться равномерно. В условиях частной собственности и конкуренции неизбежно неравномерное развитие капиталистической экономики, следовательно, военной силы. Вследствие этого постоянно нарушается равновесие экономических и военных сил во всём капиталистическом мире, что, в свою очередь, неизбежно вызывает конфликты, войны за увеличение каждой капиталистической страной своей доли в монопольной прибыли, расширении своей сферы монопольной эксплуатации, за положение «золотого миллиарда» по отношению к остальному миру. Обострение противоречий в лагере капитализма и неизбежность военных конфликтов ведут к взаимному ослаблению капиталистов. Мировой фронт капитализма становится легко уязвимым для социалистической революции. На этой основе прорыв фронта может произойти в той стране, где складываются наиболее благоприятные условия для победы социалистической революции. А именно: 1) в стране, которая не может обеспечить себе достаточную долю монопольной прибыли, которая необходима для подкупа верхушечных слоёв своего трудового народа, и тем самым упрочить капитализм в ущерб социалистической революции; 2) при наличии в этой стране революционной рабочей партии – партии большевиков. Это ленинская теория социалистической революции блестяще подтвердилась в 1917 году в России, где большевики оказались сильнее оппортунистов именно потому, что Россия во всех отношениях: политическом, экономическом и военном, была самой слабой среди капиталистических стран, участвующих в переделе мира – в первой мировой войне.

В настоящее время идёт третий передел мира между капиталистическими странами. Однако в третьем переделе участвует большее число капиталистических стран, чем в первом и втором переделе: Россия, Китай, Индия, Бразилия, страны Ближнего Востока, ЮАР и т.д. Вследствие этого доля монопольной прибыли, достающаяся каждой отдельной стране, резко уменьшается. Кроме того, важнейший закон капиталистического способа производства – закон тенденции нормы прибыли к понижению ещё сильнее обостряет борьбу за делёж монопольной прибыли. В результате экономическая основа, на которой держится оппортунизм, резко слабеет во всем капиталистическом мире. А это последнее обстоятельство, разумеется, создаёт самые благоприятные условия для пропаганды необходимости революционной замены капитализма социализмом. Капитализм уже давно сгнил и держится только благодаря обману трудового народа оппортунистами, позиции которых в данное время сильно ослаблены. Поэтому долг большевиков, если они хотят остаться большевиками, разоблачать оппортунистов, показывать трудящимся на конкретных примерах (военные конфликты в Югославии, в Украине, на Ближнем Востоке и т.д.), что оппортунисты являются их злейшими врагами, действуют исключительно в интересах капиталистов. Учить трудящиеся массы распознавать свои действительные интересы, показывать им, что их интересы противоположны интересам капиталистов, поднимать самые широкие слои трудящихся на совершение новой социалистической революции, – это обязанность большевиков.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

13 декабря 2015 г.

Просмотров: 291

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*