Загнивание капитализма

Несомненно то, что общественное развитие сопровождается ростом производительности труда. Капиталистический способ производства начал своё развитие с множества разрозненных индивидуальных производителей, какие владея ручными и примитивными орудиями труда, заняты были целиком в своём собственном производстве. Общественный характер их труда если и проявлялся, то только окольными путями посредством рынка, для которого индивидуальные производители изготовляли свои товары, где они и находили общественное признание.

Увеличивалась потребность рынка в товарах, увеличивалась масса товаров за счёт увеличения числа индивидуальных производителей. В тоже время, основная форма общественного производства и потребления носила натуральный, не товарный характер, и лишь малая часть потребностей людей удовлетворялось за счет рынка. Каждый индивидуальный производитель работал сам, своими же орудиями труда и было совершенно естественно то, что результат его индивидуального труда — изготовленные им товары, принадлежали также ему, индивидуальному производителю. Надо отметить, что выделение из натурального хозяйства хозяйства товарного, стало возможным в результате роста общественной производительности труда.

Появление мастеров и их учеников, было первым шагом к общественному производству в рамках частного присвоения. Когда мануфактурное производство стало вытеснять индивидуальное, то противоречие между общественной формой производства и частным присвоением результатов её труда проявилось на лицо. Ранее индивидуальный производитель, будучи единственным владельцем средств производства, сам трудился и пользовался своими же частными результатами труда. Теперь же, под одной крышей стали участвовать в труде много рабочих, где труд стал теперь общим делом, а результат общего труда по прежнему присваивает себе владелец мануфактуры, как это делал ранее индивидуальный производитель по отношению к самому себе. То есть, производительная деятельность поменяла своё содержание, она из индивидуальной стала общественной, а вот характер присвоения результатов, теперь уже общественного труда не поменялся, он по прежнему оставался индивидуальным, частным. По мере развития капиталистических отношений противоречие между общественным характером производства и частным присвоением результатов общего труда, только усиливалось. Особенно острых форм оно достигло с появлением машин и фабрики.

Появление машин привело к гигантскому росту общественной производительности труда, что дало стимул к накоплению капитала, путём развития и расширения промышленного производства и рынков сбыта, вовлечению в развиваемое промышленное производство огромного количества пролетаризованных масс. Но несмотря на колоссальный рост общественной производительности труда, в результате применения машин, уровень потребления пролетарских масс не только не увеличился, а в целом стал снижаться. Даже в лучшие для капитала, бескризисные годы, уровень потребления пролетарских масс увеличивался незначительно, по сравнению с ростом общественной производительности труда. Куда же девается разница в стоимости, между громадно возросшим уровнем товарного производства, в следствии роста производительности труда и почти неизменным уровнем потребления пролетарских масс? Эта разница оседает в карманах капиталистов, что говорит о том, что весь выигрыш от роста общественной производительности труда получает не общество в целом, а присваивает себе класс капиталистов. Но поскольку капитал перестал участвовать в общественном производстве, общество в целом не заинтересовано в росте производительности труда, что безусловно тормозит общественное развитие.

Революционный рост производительности труда в результате применения машин, увеличение богатства капиталистов и обнищание пролетарских масс, капиталистическая конкуренция, дали основу для концентрации и централизации капитала, что в свою очередь привело к созданию монополий. В тоже время, ограниченность рынка сбыта и неравномерное распределение ресурсов в мире привело монополистический капитализм к хищнической империалистической политике, когда в конкурентной борьбе сталкиваются уже не отдельные производители, а группы и союзы объединённые в монополии. Но если рынок сбыта уже насыщен и поделен, есть только одна возможность для накопления капитала. Это накопление капитала одной его частью, за счет поглощения капитала другой. Во-первых, это путь расширение рынка сбыта для одних монополистических союзов, за счёт других, что означает насильственный передел уже поделенного мира. Второй путь, это относительное сокращение числа производителей товарной продукции в той мере, в какой растёт производительность труда, за счет ненасильственных мер экономического и политического характера.

Первый путь, это путь войны. Но этот путь, в современных условиях развития империализма, не может иметь долгосрочной перспективы в развитии и накоплении капитала. Ещё столетие назад, когда росло и ширилось капиталистическое производство, когда для расширения производства нужны были новые материальные, земельные и трудовые ресурсы, война имела серьёзное экономическое значение для капитала. Современное состояние развития монополистического капитализма, когда рост общественной производительности труда и ограниченность рынка сбыта свели на нет необходимость к расширению производства, когда рынок сбыта уже не способен поглотить «избыточную» массу товаров, путь большой войны утратил своё серьёзное экономическое значение. Но если политика войны или отказ от такой политики может быть сознательным актом, то путь дальнейшей концентрации капитала не зависит от воли капиталистов. Это объективный закон равития монополистического капитализма в условиях экономической конкурентной борьбы. В этой экономической войне побеждает всегда более крупный капитал.

Непрерывный рост общественной производительности труда с одной стороны, пролетаризация и обнищание масс с другой приводит в современных условиях к относительному перепроизводству уже на постоянной основе, усиливаясь во время кризисов и ослабевая между ними, но становясь своего рода постоянной хронической болезнью капитализма. Относительное перепроизводство товаров только усиливается благодаря росту общественной производительности труда. В тоже время и по этой же причине, из производства выталкивается масса рабочих, не находящих себе применение, пополняя армию безработных или живущих случайными заработками. Хроническое товарное перепроизводство не только не ведёт к расширению и развитию промышленного производства, но ведёт и к её сокращению и упадку в целом, оставляя только самые прибыльные монополизированные гиганты и отдельные отрасли промышленности. Развитие монополистического капитализма идёт по пути сосредоточения капитала в руках не многих капиталистов. Следовало бы ещё отметить, что всем своим ходом развития, монополистический капитал уничтожает мельчайшие и мелкие хозяйства, что в своей совокупности составляли и составляют для капитала серьёзный рынок сбыта, как самостоятельный источник трудовой стоимости. Своим развитием, уничтожая мелкие хозяйства, монополистический капитал подрывает и суживает свой рынок сбыта, что наряду с ростом производительности труда и обнищанием пролетарских масс приводит к дальнейшему сокращению производства. Монополистический капитализм лишает средств к существованию громадные массы людей, оставляя их за бортом возможности трудится, так как у них нет денег привлечь к себе применение капитала. Развитие капитализма подошло к той черте, когда капитализм подрывает сам свои основы, из которых он капитал черпает. Загнивание капитализма тем страшно, что своим гниением он заражает всё вокруг, что очень быстро может привести к гибели большую часть человечества.

К. Косов

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*

code