«

»

РОССИЯ – РАЗВИВАЮЩАЯСЯ ИЛИ РАЗВИТАЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАНА?

Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда. Средства труда не только мерило развития рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд.

К. Маркс

Говорят, что на заседании президиума Экономического совета при президенте России (25 мая 2016 г.) известный экономист А. Кудрин убеждал президента России в том, что России гораздо выгоднее стать сырьевым придатком, так называемых, развитых стран, чем развивать своё собственное промышленное производство. Так говорят «источники» газеты «Ведомости». Впрочем, чтобы не быть обвинённым в неточности, я процитирую этих источников «Ведомостей». Слушайте. «Россия технологически отстала, убеждал, по их словам, Кудрин, страна должна, пусть и на вторых ролях, встроиться в международные технологические цепочки» («Ведомости», 30. 05. 16).

Не требуется большого ума, чтобы понять, что фраза А. Кудрина: «страна должна, пусть на вторых ролях, встроится в международные технологические цепочки», на самом деле означает не что иное, как то, что Россия должна стать сырьевым подразделением в мировом разделении труда, или, что то же самое, сырьевым придатком развитых стран.

 Что сказать по этому поводу?

Если Россия технологически отстала от развитых стран, то непонятно, почему эти развитые страны используют в своём народном хозяйстве технологии, разработанные в России (в СССР)? Разве это не факт, что все развитые страны в своей экономике применяют российские (советские) космические, авиационные, судостроительные, металлургические, атомные, электронные, лазерные, газовые, нефтяные, горнодобывающие, машиностроительные, оптические, химические, медицинские и т.д. технологии?

Как вообще можно говорить, что современная Россия технологически отстала от развитых стран, когда в ней, уже после уничтожения СССР, созданы десятки новых крупных промышленных предприятий и реконструированы старые предприятия на базе западных же технологий; причём в высший управленческий персонал этих предприятий входят управленцы из развитых стран? Разве это не факт, что в современной России построены новые автомобильные заводы, заводы по производству строительных материалов, металлургические, горнодобывающие комбинаты, созданы химические и фармацевтические производства, научные центры по информационным технологиям, агропромышленные комплексы и т.д. с участием транснациональных компаний? Конечно, в России есть и так называемые градообразующие предприятия, которые полностью устарели, превращены в буквальном смысле в развалины. Но то же самое можно наблюдать во всех развитых странах. Во всех развитых странах есть города, которые некогда были лидерами той или иной отрасли хозяйства, а теперь превращены в развалины. Яркий пример этого – американский Детройт. Этот некогда богатейший промышленный город (столица мирового автомобилестроения), в настоящее время превращён в руины, на которых пышно процветает наркоторговля и преступность. Но А. Кудрину, как это ни странно, и в голову не приходит из этого факта делать вывод, что США технологически отстали от России.

Болтовня о том, что Россия технологически отстала от развитых капиталистических стран (т.е. Россия является не развитой, а развивающейся страной), покоится на полнейшем невежестве как в отношении история общества, так и в отношении законов развития общества. Всякий ребёнок знает, что люди всегда должны производить материальные блага, чтобы иметь возможность жить. Точно так же известно всем, что процесс производства немыслим без средства производства (производительные силы). Очевидно, само собой, что люди производят не изолированно друг от друга, а сообща. Это значит, что в процессе труда между людьми обязательно складываются различные отношения. В системе этих отношений основными и определяющими являются производственные отношения. Производительные силы и производственные отношения в их единстве составляют способ производства. Развитие производительных сил, и в первую очередь, совершенствование орудий труда и технологий, неизбежно ведёт к тому, что старые производственные отношения заменяются новыми. Производственные отношения, в свою очередь, оказывают воздействие на производительные силы: если эти отношения отстают в своём развитии, они тормозят рост производства и его совершенствование; если они прогрессивные – двигают в вперёд производство, ускоряют его развитие. Совокупность производственных отношений, их система представляют собой общественный строй производства, экономический базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания. Способ производства, его общественный строй и надстройка неразрывно взаимосвязаны. Каждое общество поэтому составляет целостный организм, так называемую общественно-экономическую формацию.

Итак, люди производят не в одиночку, а сообща, – что вынуждает их вступать в определённые производственные отношения. Производственные отношения, при которых производят люди, изменяются с изменением и развитием производительных сил. Производственные отношения в своей совокупности образуют то, что называют общественными отношениями, общественно-экономической формацией, притом образуют общественно-экономическую формацию находящейся на определённой ступени исторического развития, со своеобразным отличительным характером. Таким образом, история общества выступает не как случайное, хаотическое нагромождение явлений, а как закономерный естественноисторический процесс замены одной общественно-экономической формации другой, более совершенной.

Общественно-экономическая формация – это исторически определённое общество, единый и цельный «социальный организм», где все общественные явления взаимодействуют на основе данного способа производства и имеют особые законы возникновения, функционирования и перехода в другой «социальный организм».

С открытием К. Марксом общественно-экономической формации, история общества получает строго научную периодизацию. Первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и социалистическая формации и есть важнейшие ступени, периоды истории, закономерно, в силу естественноисторической необходимости, сменявшие друг друга. Каждая вновь возникающая общественно-экономическая формация даёт наибольший по сравнению со своей предшественницей простор развитию производительных сил, добивается более высокой производительности труда. Но «Средства труда не только мерило развития рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд». (К. Маркс, «Капитал», т.1). Поэтому наиболее полную характеристику всякому обществу дают его производительные силы и производственные отношения в совокупности, т.е. способ производства, на котором покоится данное общество.

Теперь, после того, как мы выяснили, что развитие общества представляет собой последовательную смену одного исторически определённого общества другим, более совершенным, и что полную характеристику каждому исторически определённому обществу даёт способ производства, на котором оно покоится, мы можем заняться выяснением вопроса, вынесенного в заголовок: Россия – развивающаяся или развитая капиталистическая страна? Это легче всего сделать сравнением технической базы производительных сил феодального общества с технической базой производительных сил капиталистического общества.

Производительные силы феодального общества базируются на ремесленных орудиях труда. Эта база консервативна в том смысле, что ремесленное орудие (инструмент), как орудие индивидуального пользования, специализируется и может достигать каких-то законченных форм, ставящих предел его развитию. Например, ножи, лопаты, топоры, мотыги можно несколько видоизменить, приспосабливая к различным видам деятельности, но лишь в ограниченных границах. Конечно, и при феодализме происходит совершенствование орудий труда. Помимо мускульной силы животных люди используют силы природы: энергию воды и ветра. Делаются важные изобретения, играющие большую роль в развитии техники: механические часы, порох, компас и т.д. Всё это подготавливает условия для нового качественного скачка в развитии производительных сил – возникновения машин, которые и являются технической базой производительных сил капиталистического общества.

Непосредственные технические предпосылки для появления машин создаёт мануфактура – когда осуществляется детальное разделение труда при производстве какого-либо продукта. Разделение труда на простейшие операции значительно увеличивает производительность труда и вместе с тем является условием для замены действий человека движением рабочей машины.

Развитое машинное устройство состоит из трёх существенно различных частей: двигателя, передаточного механизма, наконец, машины-орудия, или рабочей машины. Двигатель действует как движущая сила всего механизма. Он или сам порождает свою двигательную силу, как паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, электродвигатель и т.д., или же получает импульс извне, от какой-либо готовой силы природы, как колесо от падающей воды, крыло ветряка от ветра и т.д. Передаточный механизм, состоящий из подвижных валов, шестерен, ремней и т.д., регулирует движение, изменяет его форму, например, превращает из перпендикулярного в круговое, распределяет его и переносит на рабочие машины. Обе эти части существуют только затем, чтобы сообщить движение машине-орудию, благодаря чему она воздействует на предмет труда и целесообразно изменяет его. Качественный скачок в развитии производительных сил – промышленная революция в конце XVIII века – исходит как раз от этой части – рабочей машины.

Если мы присмотримся ближе к рабочей машине, то мы, в общем и целом, увидим в ней, хотя часто и в сильно изменённой форме, все те же орудия, которыми работает ремесленник: но это уже орудия не человека, а орудия механизма, или механические орудия. Таким образом, рабочая машина – это такой механизм, который, получив соответственное движение, совершает своими орудиями те самые операции, которые раньше совершал рабочий подобными же орудиями. Различие между машиной и орудием с первого же взгляда бросается в глаза, хотя бы первичным двигателем всё ещё оставался человек. Количество рабочих инструментов, которыми человек может действовать одновременно, ограничено количеством его естественных производственных инструментов, количеством органов его тела: руки, ноги, голова и т.д. Напротив, количество орудий, которыми одновременно действует одна и та же машина, с самого начало освобождается от тех ограничений, которым подвержено ручное орудие рабочего; рабочая машина заменяет большое количество рабочих, производя те же операции, которые раньше совершались вручную.

Короче говоря, в отличие от консервативного ремесленного производства, машинное производство является революционным, так как возможности его развития практически безграничны, а сознательное применение естественных наук (физика, химия и т.д.) к производству делает неизбежными постоянные технические перевороты. (Промышленная революция конца XVIII века, научно-техническая революция середины XX века, информационно-технологическая революция начала XXI века).

Итак, история общества выступает не только как переход от одного общества к другому, более совершенному обществу, но и как движение от одной низшей стадии к другой, высшей, в рамках одного и того же общества. В этом смысле капиталистическое общество развивается от низшей стадии – развивающийся капитализм (свободная конкуренция) к зрелой стадии – развитой капитализм (монополистический капитализм), от зрелой стадии к высшей – паразитический и загнивающий капитализм (государственно-монополистический капитализм).

Хотя первоначально капиталистическое производство возникает в земледелии (в XIV – XV веках), его утверждение в нём растягивается на столетия: капиталистическое производство овладевает земледелием гораздо позже, чем промышленностью. Это объясняется тем, что в земледелие в силу естественных природных условий сложнее вводить и применять машины, чем в промышленности. В этот свой начальный период капитализм развивается не на своей собственной основе, а на основе феодального общества, из которого он возникает. «Всякое капиталистическое производство было бы невозможно, если бы оно должно было развиваться во всех сферах одновременно и равномерно». (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости, ч. 2).

В начальный период развития капитализма, т.е. в период свободной конкуренции, развитие производительных сил в промышленности, по сравнению с земледелием, происходит очень быстро. В дальнейшем производительные силы возрастают и в промышленности и в земледелии, хотя и неодинаковым темпом. Но как бы то ни было, на известной ступени развития промышленности эта диспропорция начинает убывать, т.е. производительные силы в земледелии растут относительно быстрее, чем в промышленности. В результате это медленное, но неуклонное нивелирование уровня производительных сил в промышленности и в земледелии приводит к полному утверждению капиталистического производства в земледелии. Таким образом, капиталистическое производство в полном объёме утверждается в обществе, хотя земледелие в своём развитии всё ещё отстаёт от промышленности. С этим полным утверждение капиталистического производства в обществе заканчивается развивающийся период капитализма (свободная конкуренция) и начинается его развитой период (монополизм). С этого времени капиталистическое общество развивается уже не на основе феодального общества, из которого оно возникает, а на своей собственной основе, капиталистическом способе производства, – а это и есть развитой капитализм, развитое капиталистическое общество.

В настоящее время капиталистический способ производства полностью господствует как в промышленности, так и в сельском хозяйстве России. Об этом ярко свидетельствуют крупные капиталистические промышленные предприятия, капиталистические агропромышленные комплексы и сильные фермерские хозяйства. Отсюда следует, что современная Россия уже давно является развитой капиталистической страной. Более того, в данное время Россия находится на высшей стадии развития капитализма, т.е. на его паразитической и загнивающей стадии – государственно-монополистический капитализм. Это однозначно доказывают, во-первых, мировые экономические кризисы, которые за очень короткую, двадцатипятилетнюю историю современной России уже в третий раз разрушают её экономику (1998 г., 2007г., 2015 г.); во-вторых, «подчинение государственного аппарата монополиям». (И. Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР).

Что Россия является развивающейся страной – очевидно только фраза. Суть же дела в том, что старые развитые капиталистические страны используют термин «развивающаяся страна» против своих новых капиталистических конкурентов (России, Китая, Индии, Бразилии, страны Ближнего и Среднего Востока и т.д.) в борьбе за мировой рынок, за мировое господство в качестве пропагандистского, психологического оружия.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

1 июля 2016 г.

Просмотров: 468

9 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. Человек

    Чушь. Наша страна не производит современные машины. Россия технически отсталая страна.

  2. Владимир

    Чушь пишет в комментариях этот Человек. Россия разве не производит космические корабли, космические и авиационные двигатели, атомные электростанции, баллистические ракеты, военные самолёты и вертолёты, не производит переоснащение советской авиатехники? Пусть это и остатки от советской индустрии и науки. Российские капиталисты оберегают этим себя и обеспечивают свой доход.

  3. Человек

    Дорогой Владимир, Россия не производит не производит космические корабли, космические и авиационные двигатели, атомные электростанции, баллистические ракеты, военные самолёты и вертолёты, не производит переоснащение советской авиатехники.

  4. Пётр

    Поскольку причин для сворачивания космической деятельности в России более чем достаточно, и аналитикам они хорошо известны, уже не первый год ведутся разговоры, будто бы этот процесс неизбежен. Российская Федерация в ее современном состоянии может претендовать в лучшем случае на статус развивающегося государства, но никак не сверхдержавы. Делается вывод: не надо прыгать выше головы, космонавтика – игрушка для богатых и благополучных стран, следует смириться и прекратить расходовать средства на неумелые попытки сравняться по мощи с Советским Союзом.

  5. ИФГ

    «Средства труда не только мерило развития рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд». (К. Маркс, «Капитал», т.1).

    Рафик, Вы серьезно готовы считать, что средства труда — есть «показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд»? Вы готовы утверждать, что средства труда сталинского СССР были более современны, чем средства труда современных США, Германии или Японии? Вы готовы утверждать, что современные средства труда менее эффективны средств труда сталинского СССР? Но если Вы не готовы к такому утверждению, то следуя представленной Вами логике, Вы готовы признать, что сталинский СССР по форме общественных отношений находится на более низком уровне развития, чем современные США, Германия, Япония и та, же современная, буржуазная Россия? Вы серьезно готовы поверить в подобную чушь?

    Безусловно, когда Маркс давал данную формулу, он опирался на факты исторического развития человечества. И в тот момент, 150 лет назад Маркс был прав. Но тогда была середина 19 века. А сегодня на улице век 21, и за прошедшие 150 лет утекло очень много воды, и многое в мире изменилось, в том числе и в понимании социальных процессов. И главное, что произошло за прошедшие 150 лет — это победа социалистической революции, создание советского социализма и его крах. Имея столь колоссальный материал для анализа, Вы, здесь на большевистском сайте, бездумно пытаетесь протаскивать совковую догматику. Вы даже не пытаетесь поставить вопрос, в чем причины краха социализма в СССР, а просто бездумно пересказываете штампы учебника Обществоведения советской средней школы. Но ведь этот учебник нас уже привел к краху социализма, победе контрреволюции и реставрации буржуазной социально-экономической системы на всем пространстве бывшего СССР. Неужели этот факт Вас ничему не учит?

    Давайте разберем, почему, тогда 150 лет назад, Маркс был прав в данном своем утверждении, и почему сегодня ссылаясь на это утверждение Маркса, Вы противоречите теории марксизма.

    Начну с того о чем говорит Ленин в работе «Государство и революция».
    «Эта исполнительная власть, с ее громадной бюрократической и военной организацией, с ее многосложной и искусственной государственной машиной, с этим войском чиновников в полмиллиона человек рядом с армией еще в полмиллиона, этот ужасный организм-паразит, обвивающий точно сетью все тело французского общества и затыкающий все его поры, возник в эпоху самодержавной монархии, при упадке феодализма, упадке, который этот организм помогал ускорять». Первая французская революция развила централизацию, «но вместе с тем расширила объем, атрибуты и число пособников правительственной власти. Наполеон завершил эту государственную машину». Легитимная монархия и июльская монархия «не прибавили ничего нового, кроме большего разделения труда»…
    …»Наконец, парламентарная республика оказалась в своей борьбе против революции вынужденной усилить, вместе с мерами репрессии, средства и централизацию правительственной власти. Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее» (курсив наш). «Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе» («18-ое Брюмера Луи Бонапарта», стр. 98 — 99, изд. 4-е, Гамбург, 1907 г.).
    В этом замечательном рассуждении марксизм делает громадный шаг вперед по сравнению с «Коммунистическим Манифестом». Там вопрос о государстве ставится еще крайне абстрактно, в самых общих понятиях и выражениях. Здесь вопрос ставится конкретно, и вывод делается чрезвычайно точный, определенный, практически-осязательный: все прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать. Этот вывод есть главное, основное в учении марксизма о государстве».
    Далее,
    «Через все буржуазные революции, которых видала Европа многое множество со времени падения феодализма, идет развитие, усовершенствование, укрепление этого чиновничьего и военного аппарата. В частности, именно мелкая буржуазия привлекается на сторону крупной и подчиняется ей в значительной степени посредством этого аппарата, дающего верхним слоям крестьянства, мелких ремесленников, торговцев и проч. сравнительно удобные, спокойные и почетные местечки, ставящие обладателей их над народом. Возьмите то, что произошло в России за полгода после 27 февраля 1917 г.: чиновничьи места, которые раньше давались предпочтительно черносотенцам, стали предметом добычи кадетов, меньшевиков и эсеров. Ни о каких серьезных реформах, в сущности, не думали, стараясь оттягивать их «до Учредительного собрания» — а Учредительное собрание оттягивать помаленьку до конца войны! С дележом же добычи, с занятием местечек министров, товарищей министра, генерал-губернаторов и прочее и прочее не медлили и никакого Учредительного собрания не ждали! Игра в комбинации насчет состава правительства была, в сущности, лишь выражением этого раздела и передела «добычи», идущего и вверху и внизу, во всей стране, во всем центральном и местном управлении. Итог, объективный итог за полгода 27 февраля — 27 августа 1917 г. несомненен: реформы отложены, раздел чиновничьих местечек состоялся, и «ошибки» раздела исправлены несколькими переделами.
    Но чем больше происходит «переделов» чиновничьего аппарата между различными буржуазными и мелкобуржуазными партиями (между кадетами, эсерами и меньшевиками, если взять русский пример), тем яснее становится угнетенным классам, и пролетариату во главе их, их непримиримая враждебность ко всему буржуазному обществу. Отсюда необходимость для всех буржуазных партий, даже для самых демократических и «революционно-демократических» в том числе, усиливать репрессии против революционного пролетариата, укреплять аппарат репрессий, т. е. ту же государственную машину. Такой ход событий вынуждает революцию «концентрировать все силы разрушения» против государственной власти, вынуждает поставить задачей не улучшение государственной машины, а разрушение, уничтожение ее».
    Итак, мы видим, что требование слома буржуазной государственной машины – есть обязательное и необходимое условие проведения социалистической революции.
    Соответственно, исходя из выше представленного текста В.И. Ленина, следует утверждать, что государственный переворот в рамках буржуазной революции – есть апогей, есть финальный аккорд буржуазной революции. Это связано с тем, что буржуазные производственные отношения, т.е. отношения производства и распределения получают свое господствующее положение в рамках феодального общества. Соответственно буржуазная революция является только фактом легализации этих отношений и разрыва тех феодальных пут, которые мешают этим отношениям развиваться. А это их развитие связано с развитием средств труда. Вот почему, тогда, 150 лет назад, Маркс был прав в своем утверждении, «Средства труда не только мерило развития рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд». Предметом его анализа был процесс развития общества в рамках антагонистических отношений. Вы же логику этого процесса выносите за рамки антагонистических отношений, туда, где развитие общества идет уже по другой формуле.
    Какова же формула развития общественного процесса в рамках перехода от антагонистического общества к неантагонистическому обществу, в рамках социалистической революцией. Если буржуазная революция заканчивается буржуазным переворотом, то социалистическая революция только начинается пролетарским переворотом. Это связано с тем, что в отличие от буржуазной революции, когда буржуазные производственные отношения формируются в рамках феодального общества, социалистические производственные отношения не формируются в рамках буржуазного общества, а посредством государства диктатуры пролетариата насаждаются в обществе взявшей в свои руки пролетарской революционной партией. А что значит насаждение социалистических производственных отношений? Это значит уничтожение буржуазной государственной машины, это значит запрет частной формы собственности по мере нормализации экономической ситуации в стране, и постепенный переход к социалистической форме собственности, каковой является общенародная форма собственности, через государственную и коллективную формы собственности.
    Таким образом, мы видим, что в рамках перехода от антагонистических общественных отношений к неантагонистическим общественным отношениям, определяющим фактором общественных отношений, являются не средства труда, а форма собственности, которую новый правящий класс посредством аппарата насилия в лице государства навязывает всему обществу.
    Соответственно ваша фраза, «Поэтому наиболее полную характеристику всякому обществу дают его производительные силы и производственные отношения в совокупности, т.е. способ производства, на котором покоится данное общество», не совсем верна. Правильно эта фраза должна звучать так, «Поэтому наиболее полную характеристику всякому обществу дают его производственные отношения характеризуемые принципами производства и распределения общественного богатства в рамках принимаемой обществом формы собственности».
    Конфигурация форм общественной собственности с выраженной доминантой одной из форм собственности, а в коммунистическом обществе отсутствие всякой формы общественной собственности, вот основная характеристика развития всякого общества.

    Соответственно изначально имея ошибочную посылку, Вы приходите к следующему выводу: «В настоящее время капиталистический способ производства полностью господствует как в промышленности, так и в сельском хозяйстве России».

    В чем ошибочность тпкого утверждения? Ошибочность такого утверждения в непонимании роли собственности, в конфигурации форм собственности в формировании системы производственных отношений. В современной России такая конфигурация представлена государственной, частной и коллективной формами собственности при доминировании государственной формы собственности. А подобная конфигурация форм собственности определяет азиатский способ производства. В то время как капиталистическому способу производства соответствует конфигурация частной, государственной и коллективной форм собственности при доминировании частной формы собственности. Соответственно, современная Россия не есть государство с капиталистическим способом производства, а есть государство с азиатским способом производства. И это очень важный момент в понимании тех социальных процессов, которые идут в нашем обществе. Не понимая этих процессов, революционная пролетарская партия лишается способности строить адекватную политику по своему взаимодействию с различными политическими силами в рамках политического поля страны.

    1. Рафик Кулиев

      1. ИФГ, что такое государственная собственность и чем она отличается от частной собственности?
      2. «Поэтому наиболее полную характеристику всякому обществу дают его производственные отношения характеризуемые принципами производства и распределения общественного богатства в рамках принимаемой обществом формы собственности».
      Что такое производственные отношения и что такое принципы производства и распределения общественного богатства?
      Короче, ИФГ, ты думаешь, что хитрее всех? Если так, то сильно ошибаешься. Ибо всякий может взять в руки работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, и уже на десятой странице произведений этих гениев послать тебя на известный русский адрес.

        1. ИФГ

          Да, вот еще достаточно интересный разговор.

          https://newsland.com/community/1749/content/razgovor/5365898

  6. Рафик Кулиев

    Всем!
    Когда говорят о развитости той или иной страны, то всегда надо помнить, что, прежде всего, речь идёт, о производственных отношениях, которые, в свою очередь, определяются уровнем развития производительных сил. Отсюда следует, что определить уровень развития страны можно только на основе диалектического единства этих двух признаков уровня развития всякой общественной жизни.
    Капитализм по определению предполагает наивысший уровень развития производительных сил, который только и допускает частная собственность на землю и средства производства. Что это так — доказывается периодическими кризисами, во время которых действующие производительные силы (производство) внезапно останавливаются, даже уничтожается. Это и есть доказательство того, что развитие производительных сил в условиях частной собственности себя окончательно исчерпало. Вместе с тем капиталистическое общество только тогда выходит на свою зрелую стадию развития — развитой капитализм, когда капиталистические производственные отношения — купля-продажи рабочей силы — полностью утверждаются в двух главных сферах хозяйственной жизни страны: в промышленности и в сельском хозяйстве. В этом смысле первой развитой страной стала Англия ещё в XIX веке; недаром ведь Маркс для написания Капитала взял именно Англию, о чём он сам говорит в предисловие к Капиталу.
    Дальнейшее развитие производительных сил становится возможным только на основе общественной (социалистической) собственности на землю и средства производства. Это доказывает опыт построения социализма в СССР. Как известно, социализм в СССР начали строить в условиях, когда уровень развития его производительных сил был гораздо ниже, чем в развитых капиталистических странах. Но уже за 20 лет эта отсталость было ликвидирована. СССР уже до войны стал второй мировой индустриальной страной. После же войны СССР в развитии производительных сил вырвался вперёд. Доказательство — рывок в космос и первые атомные суда.
    Короче, современная капиталистическая Россия — это развитая капиталистическая страна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*