«

»

Рабочие УВЗ снова собрались к Путину. Теперь – жалуются на Ростех и сокращение зарплат

Почти 200 сотрудников уральского завода-гиганта намерены обратиться к президенту с жалобой на урезанные зарплаты. С 1 октября рабочим, обрубщикам, сварщикам и шлифовальщикам одного из участков УВЗ снизили расценки на готовую продукцию на 30 процентов. Падение окладов начальство компенсировало премией, но заводчане требуют вернуть прежние тарифы.

Предприятие, некогда гремевшее на всю страну из-за нового танка и значившееся в «любимчиках Путина», теперь судится с заводчанами. Рабочие возмущены новой политикой руководства, которое, получив хорошие заказы от государства и деньги на модернизацию, решило начать экономить на рабочих.

«Сдельщики», которым урезали тарифы, решили обратиться в СМИ, в суды и к Владимиру Путину. Этот этап борьбы они обозначили как «дойти до президента». После памятной инициативы тагильчан, пообещавших приехать в Москву на танке, Путин вспомнит о заводчанах из сурового Тагила, и шансы на встречу есть, считают рабочие.

Евгений Соложнин, обрубщик:

«На участок приходит боковая рама тележки вагона. С помощью небольших отбойных молотков мы вырезаем лишний металл, заусенцы из полутонной рамы, чистим ее. Шлифовщики после нас шлифуют, сварщики заваривают каверны. Это тяжелый ручной труд, никаких роботов и новых технологий. В 2009 году расценка у обрубщиков на раму была – 1000 рублей. Потом тариф уменьшили до 550 рублей, но стали доплачивать премию, то на то и выходило. А с 1 октября написали цену в 180 рублей и назначили великую премию в 150 процентов. На практике это означает, что вырабатывал я на 50 тысяч, а сейчас вырабатываю на 30. А премия – это новый способ борьбы с нами. Каску не надел, форма не та – будут с недовольных вычитать. А у нас форма эта сгорает через два месяца, и мы китайские джинсы покупаем, в них работаем».

Валерий Вдовин, обрубщик:

«Нам зачем эта премия? Я хочу знать, за что я буду работать. Сейчас – за каждое замечание – минус 25 процентов. Начальник может меня вообще без этой премии оставить. Мне при новых тарифах, чтобы прежнюю зарплату вырабатывать, надо в цехе ночевать. А наши руководители закупают раму в других регионах. Или на зону отправляют. Потом она приходит к нам, мы ее только принимаем – сдаем. Я не думаю, что это дешевле стоит, чем здесь, в родном цехе, ее делать».

Павел Толченов, сварщик:

«Я работаю шесть лет. За это время мы докатились до того, что нам, сварщикам, со 160 рублей ставку опустили до 38 рублей. Нам сказали, что была модернизация производства, поэтому ручной труд стал стоить меньше. В чем эта модернизация проявилась, я не понял. Все как было, так и осталось. Я посчитал, что если буду работать в одну смену, как полагается, буду получать 38 тысяч. А до октября получал за 80 тысяч. Я не могу подходить к работе с прежним отношением за такие деньги. У меня ипотека 22 тысячи рублей, жена, ребенок. Но другой работы в Тагиле нет. Мы не отказываемся от работы, мы выполняем план, хотя можем работать лучше и больше».

Евгений Соложнин:

«Ходят слухи, что после нас тарифы начнут резать поэтапно по всему конвейеру сборки вагонов. Причины очень простые: после кризиса было выделено 10 миллиардов на металлургическое производство – в машиностроительном цехе плакатище висел. Как они ее провели, мы не знаем. Пришел Ростех, обнаружил, что модернизации как не было, так и нет. Ничего не изменилось. Вытяжки, как были разваленные, так и стоят. Смог как стоял, так и стоит. В цехе, бывает, через дырявую крышу дождик течет. Когда зимой за 25 градусов морозы ударяют, мы кокс в бочки наваливаем и греемся. Такая модернизация. И где деньги те на самом деле, сейчас пытаются скрыть за счет рабочих».

Участок обработки боковой рамы вагонной тележки теперь сдает три рамы в день – необходимый минимум. Рабочим стало невыгодно перевыполнять план, и из-за этого, по словам заводчан, предприятие уже выбивается из графика сдачи вагонов. Назначенные недавно менеджеры пытаются решить проблему, отдавая рамы на обработку в колонии. После этого в цехе продукция проходит лишь приемку.

Источник https://newdaynews.ru/ekb/621487.html

Просмотров: 231

2 комментария

  1. Рафик Кулиев

    Ну что ж, если рабочие всё ещё верят власти, то пусть они обратятся к ней со словами: «Известные экономисты говорят, что для того, чтобы выйти из кризиса, необходимо снизить зарплату рабочим. Если это так, то на кой чёрт нам нужен такой выход из кризиса, если этот выход обеспечивается путём снижения нашей зарплаты? На кой чёрт вообще нам нужна такая экономика, которая растёт только тогда, когда у нас падает зарплата? Мы обойдемся без шоу всяких Малаховых, Соловьёвых, Собчак, Лер, Токменёвых и т.д. Обойдутся ли эти скоморохи без еды, одежды, жилья, автомобилей и т.д., одним словом — без продуктов нашего труда? Если рабочий класс объявит забастовку, то станет вся страна. Если убрать с экранов телевизоров рекламу, шоу и т.д., то вся страна вздохнёт. Так как же тогда случается, что мы, которые производим основу жизни, ели-ели сводим концы с концами, а паразиты, которые поют и пляшут, морочат голову народу всякими шоу, живут в богатстве?

  2. Рафик Кулиев

    «Я работаю шесть лет. За это время мы докатились до того, что нам, сварщикам, со 160 рублей ставку опустили до 38 рублей. Нам сказали, что была модернизация производства, поэтому ручной труд стал стоить меньше».

    Поскольку рабочая сила является товаром, то определённая сумма денег, которую получает рабочий за свой проданный товар рабочую силу, называется зарплатой. Зарплата — это цена товара рабочей силы.
    Как определяется цена товара рабочей силы? Следовательно цена товара рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется его издержками производства, т.е. стоимостью. Но рабочая сила человека существует только в его живой личности. Для того чтобы поддерживать свою жизнь, он должен потреблять определённое количество жизненных средств: еда, одежда, жильё и т.д. Таким образом, цена товара рабочей силы, т.е. зарплата, сводится к сумме цен предметов потребления. А между тем цены на предметы потребления (продукты питания, одежда, жильё и т.д.) постоянно растут. Тем самым, однако, доказывается, что растёт и цена товара рабочей силы — зарплата рабочего. Вот достаточно провести это элементарное умозаключение, чтобы убедиться в том, что работодатели нагло врут, что зарплата рабочего с модернизацией предприятия становится меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code