«

»

ПОЧЕМУ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ЦЕНЫ ПОСТОЯННО РАСТУТ?

Непрерывно растущие потребности населения, с одной стороны, и постоянный рост цен на сельскохозяйственные продукты – с другой, неопровержимо доказывают, что национализация земли стала общественной необходимостью.

К. Маркс

Известно, что рост производительности труда понижает стоимость товара. Точно также известно всем, что цена есть денежное выражение стоимости товара или, вернее сказать, определённое количество денег. Отсюда следует, что с ростом производительности труда должна понижаться и цена товара. При социализме, основанном на общественной собственности на землю и средства производства, так оно и происходит. Яркий пример этого – социалистическое общество СССР, где из года в год цены на жизненно необходимые товары: еда, одежда, тарифы ЖКХ и т.д., снижались или держались на крайне низком уровне. Без роста производительности труда это снижение было бы просто невозможным.

Ничего подобного нет при капитализме, основанном на частной собственности на землю и средства производства. При капитализме цены товаров постоянно растут даже в условиях роста производительности труда, ведущего к уменьшению стоимости товара.

Как объяснить это противоречие между фактом роста производительности труда, обуславливающим понижение стоимости товара, и систематическим ростом товарных цен, которые являются денежным выражением стоимости товаров?
Буржуазные экономисты написали горы книг, в которых приводят массу причин постоянного роста цен при капитализме. Но уже беглое рассмотрение этих причин показывает, что все они сводятся к двум причинам.

Одни экономисты утверждают, что причиной роста цен является увеличение количества денег в обращении. Но это не так. Уже простой факт, что товары имеют цены ещё до того, как они покупаются деньгами, показывает, что не цены зависят от количества денег, а количество денег всецело зависит от суммы цен товаров. Говоря другими словами: уже из простого определения, что товар, выраженный в цене, идеально уже обменён на деньги раньше, чем он реально обменивается на них, сам собой вытекает важный экономический закон, что количество денег определяется ценами, а не наоборот.

Здесь, однако, во избежание возможного недоразумения, надо отметить следующее. Количество денег, необходимых для обращения, объективно обусловлено и зависит от трёх факторов: 1) количества товаров, которые вступают в обращение с определёнными ценами, 2) движения цен и 3) скорости обращения денег. Только эти три фактора, взятые вместе, позволяют выяснить закон, по которому определяется масса (количество) денег, необходимых для обращения. Но главное, решающее в этом законе является то, что ещё до того, как деньги вступают в обращение, товары уже имеют цены, т.е. приравнены к определённому количеству денег; в противном случае получается, что куча денег просто покупает кучу товаров, это – нелепость. Как происходит измерение цен вне обращения, не является предметом данной статьи; это можно узнать из «Капитала» К. Маркса.

Другие экономисты утверждают, что причиной роста цен является недостаток конкуренции.

Что сказать по этому поводу? Действительно, стоимость товара зависит от уровня производительности труда, а производительность труда зависит, в первую очередь, от уровня технических средств производства, техники; чем совершеннее техника, тем меньше стоимость товара. Это означает, что когда отдельный капиталист вводит у себя более совершенную технику по сравнению с теми, которые применяются на других предприятиях той же отрасли, то индивидуальная стоимость товаров, производимых на предприятии данного капиталиста, оказывается ниже по сравнению со средним уровнем стоимости товаров, производимых в этой же отрасли. Поскольку же цена товара на рынке определяется средними условиями производства, то капиталист, применяющий на своём предприятии более совершенную технику, получает более высокую прибыль по сравнению с обычной. Это фактически означает, что данный капиталист оказывается на рынке в более выгодном положении по сравнению с остальными капиталистами.

На этой почве между капиталистами возникает острая конкурентная борьба. Она вынуждает их под угрозой вытеснения с рынка и разорения снижать стоимость своих товаров. (Обогащение одних и банкротство других капиталистов – это закономерное следствие конкуренции, и недурно выглядит требование российского правительства к капиталистам, чтобы они усиливали конкуренцию между собой, т.е. чтобы наиболее пронырливый, приближенный к правительству капиталист обогащался путём разорения как можно большего числа других.) Для этого каждый из капиталистов стремиться повысить производительность труда. Чтобы достигнуть этого, они совершенствуют свои средства производства на своих предприятиях. И, таким образом, конкуренция стимулирует развитие производительных сил, стало быть, снижение стоимости товаров, следовательно, и цен товаров.

Но производством товара закончен только первый акт процесса производства. Теперь наступает второй акт процесса. Вся товарная масса должна быть продана на рынке. На рынке, однако, не просто продают и покупают. На рынке один и тот же товар каждый стремиться продать как можно дороже, но купить – как можно дешевле. Отсюда возникает колебание рыночных цен, т.е. отклонение цены выше или ниже величины стоимости товара, или количественное несовпадение цены товара с величиной стоимости товара. Следовательно, уже в колебание рыночных цен дана возможность искусственно регулировать цены вокруг стоимости товара путём изменения отношения спроса и предложения. Если спрос превышает предложение, то цена поднимается выше величины стоимости. Если предложение превышает спрос, то цена падает ниже величины стоимости. При равенстве спроса и предложения цена совпадает с величиной стоимости, но это происходит крайне редко, как исключение.

Для правильного понимания законов рынка очень важно уяснить следующие ключевые моменты рынка.

В-первых, стоимость и цена – не одно и то же. Стоимость – это определённое количество труда, которое затрачивается на производство товара. Цена же – это стоимость, выраженная (измеренная) в определённом количестве денег. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Покажем эту разницу на примере двух одинаковых товаров, например: домов. Допустим, что один дом построен летом, другой – зимой. Очевидно, что на дом, построенный зимой, затрачено больше труда, чем на дом, построенный летом. Это различие в количестве труда хотя и осознаётся людьми, но оно не зависит от них. А между тем ничто не мешает тому, чтобы дом, построенный летом, оценить в деньгах дороже дома, построенного зимой. Следовательно, стоимость и цена носят различный характер. Стоимость – это объективный результат труда, между тем как цена – это субъективная оценка результата труда. В то же время цена товара обусловлена стоимостью товара; это доказывается тем, что при нормальном ходе торговли ни один нормальный товаровладелец не станет продавать свой товар ниже издержек его производства, т.е. стоимости товара.

Во-вторых, покупка и продажа, т.е. обмен товаров при помощи денег, означает разделение обмена на два акта: продажа товара за деньги и куплю за те же деньги другого товара. Разделение обмена на два акта позволяет внедряться в обмен купцу. Купец не участвует в производстве товаров, а лишь посредничает в обмене: покупает дёшево, но продаёт дороже. В результате купец наживается как на продавце, так и на покупателе. Купец торгует не с целью приобретения предметов потребления, а ради увеличения количества денег, ради обогащения.

В-третьих, поскольку деньги непосредственно могут быть превращены в любой товар, то они являются всеобщим представителем вещественного богатства. Кроме того, деньги можно украсть, найти, ссужать под проценты, хранить в неограниченном количестве, чего нельзя сказать относительно продуктов. При таких обстоятельствах деньги уже сами по себе есть общественное богатство и, следовательно, воплощение общественной власти. Но поскольку деньги накапливаются в руках купцов, то возникает возможность для купцов, денежных людей вообще, подчинить себе производство и тем самым использовать его не с целью производства предметов потребления, а ради денег, обогащения.

Возможность использовать производство не с целью производить продукты для потребления, а исключительно ради увеличения количества денег, обогащения возникает ещё в недрах рабовладельческого общества. Но условия, при которых эта возможность становиться действительностью, возникают только при капитализме или, вернее сказать, при капиталистическом способе производства.

Цель капиталистического производства – это, прежде всего, не производство продуктов, а стоимость продуктов, т.е. деньги, которые присваиваются путём продажи продуктов. Об этом ярко свидетельствует тот факт, что, например, строительство жилья останавливается не тогда, когда абсолютно удовлетворены потребности в нём, а тогда, когда строительному капиталисту (пресловутому инвестору) не удаётся его продать, сделать деньги; ради денег, этих бесполезных самих по себе вещей, приносятся в жертву материальные блага. Вследствие этого, с одной стороны, десятки и сотни тысяч квартир, домов пустуют годами, физически изнашиваются, с другой – миллионы людей живут в лачугах или вообще не имеют жилья. И таков идиотизм капитализма во всей его красе. Короче говоря, никогда нельзя изображать капиталистическое производство тем, чем оно не является на самом деле, именно таким производством, которое имеет своей непосредственной целью изготовление продуктов для потребления. Цель капиталистического производства – это не предметы потребления, а увеличение стоимости, т.е. увеличение количества денег, которые присваиваются в форме цены предмета потребления.

Итак, как уже было сказано, вводя более совершенную технику и повышая производительность труда на своём предприятии, отдельный капиталист оказывается на рынке в более выгодном положении по сравнению с остальными. Это, в свою очередь, обостряет конкурентную борьбу между капиталистами, в которой слабые капиталисты разоряются, а сильные обогащаются, поглощают слабых и расширяют своё производство. Всё это, в конечном итоге, приводит к тому, что в промышленности появляются гигантские предприятия, которые монополизируют всю промышленость и господствуют на рынке. Так появляются промышленные монополии, которые устанавливают на рынке предельно высокие, т.е. монопольные, цены.

Но монополия не устраняет конкуренции, а существуют над ней и рядом с ней. Сохранение конкуренции при господстве монополий есть неизбежное явление. Эта неизбежность предопределяется, однако, не только существованием сотен тысяч мелких и средних предприятий наряду с сотнями и десятками крупнейших монополий. Сохранение конкуренции при господстве монополий вытекает из природы самой монополии, из того факта, что монополизация производства происходит на основе частной собственности, следствием которой и является конкуренция. Конкуренция с неизбежностью переходит в монополию, монополия же всячески стремиться уничтожить конкуренцию. Таким образом, конкуренция и монополия, образуя неразрывное, т.е. диалектическое, единство действуют в противоположных направлениях.

Конкуренция настойчиво диктует каждому капиталисту всемерно сокращать издержки производства, следовательно, снижать стоимость и цену предмета потребления под страхом гибели, монополия же требует повышать стоимость предмета потребления, следовательно, повышать издержки производства ради сохранения высокой монопольной цены с целью выколачивания высоких монопольных прибылей. Конкуренция заставляет каждого капиталиста всемерно увеличивать объём своего производства ради увеличения массы прибыли, монополия же требует искусственного ограничение объёма производства ради сохранения монопольно высоких цен с целью выколачивания монопольно высоких прибылей.

Здесь со всей очевидность обнаруживается противоречие капиталистического способа производства. С одной стороны, присущая капиталу тенденция к абсолютному развитию производительных сил, ведущая к понижению стоимости, с другой стороны, его целью является сохранение существующей стоимости и её увеличение в возможной большей степени.

Короче говоря, монополия не только ослабляет тенденцию рыночной стоимости к понижению, но и вызывает новую тенденцию повышения рыночной стоимости и рыночной цены, несмотря на прогрессирующий рост производительности труда.

Важнейшие факторы, вызывающие эту тенденцию, следующие.

Прежде всего, отклонение рыночной цены от рыночной стоимости вверх путём регулирования монополиями к своей выгоде соотношения между спросом и предложением на рынке. Яркий пример этого – мировой рынок нефти. Как только цены на нефть начинают падать, то нефтяные монополии, особенно российские, делают всё, чтобы сократить добычу нефти, уменьшить объем товарной нефти на рынке, чтобы остановить падение цен на нефть. Да что там нефть. В России уже несколько лет подряд собирают рекордный урожай зерна. Казалось бы, это благо для всего российского общества. Но не тут-то было. Российское правительство начинает вопить: «Караул! Цена на зерно падает, надо срочно ограничить объём товарного зерна на рынке, чтобы остановить падение цен на продовольственные товары вообще».

Во-вторых, при ограничении общего объёма производства определённая часть производственных мощностей предприятий простаивает, что ведёт к увеличению издержек производства, следовательно, и к повышению рыночной стоимости и товарных цен. Кроме того, максимальные издержки могут оказаться регулирующими на рынке. Это, в свою очередь, способствует повышению рыночной стоимости либо сдерживает её тенденцию к понижению в соответствии с ростом производительности труда.

В третьих, обладая гигантской экономической мощью, монополии вынуждают государство искусственно повышать на внутреннем рынке цены на предметы потребления. Это выражается в том, что правительство законодательным путём ежегодно повышает тарифы ЖКХ, акцизы на топливо, на алкоголь, на табак, вводит новые налоги и т.д. С другой стороны, транснациональные монополии расчленяют мировой рынок на замкнутые таможенные и валютно-финансовые союзы, что способствует постоянному повышению рыночной стоимости и рыночной цены.

В-четвёртых, транснациональные монополии в борьбе за мировое господство применяют друг против друга экономические санкции, которые ограничивают товарную массу на мировом рынке по сравнению с его потребностями и тем самым удерживают цены на монопольно высоком уровне.

Разумеется, постоянный рост цен происходит не только из-за их взвинчивания монополиями, но и в силу того, что сам внутренний механизм капиталистического производства, претерпевающий существенные изменения под воздействием господства монополий, начинает выступать важнейшим фактором постоянного роста цен и стабильного удержания их на монопольно высоком уровне.

Железно действующая при государственно-монополистическом капитализме тенденция роста рыночной стоимости и рыночной цены к повышению форсирует дороговизну, что ведёт к отставанию реальной зарплаты от номинальной, к относительному, а иногда даже к абсолютному ухудшению положения рабочего класса и всего трудящегося населения. В этих условиях повышение производительности труда, в основе которого лежит технический прогресс, вызывает не столько рост производства и занятости, сколько рост прибылей монополий, хроническую недогрузку предприятий и массовую безработицу.

До тех пор, пока сохраняется капитализм рабочий класс, все трудящиеся классы обречены на нещадную эксплуатацию капиталистам.

При таких обстоятельствах у рабочего класса есть два выхода: либо покориться «судьбе», превратиться в безмолвный рабочий скот, либо уничтожить капитализм. А чтобы уничтожить капитализм, надо уничтожить экономическую основу, на которой он покоится, а именно: частную собственность на землю, средства производства и банки. Третьего не дано.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

23 февраля 2018 г.

Просмотров: 468

1 комментарий

  1. Рафик Кулиев

    «Если мы посмотрим на Д – Т…П…TI – ДI как на особую форму процесса кругооборота капитала наряду с другими формами, ….то сама формула выражает, что деньги не расходуются здесь как деньги, а лишь авансируются, и потому являются лишь денежной формой капитала, денежным капиталом. Эта формула, далее, выражает, что не потребительная стоимость, а меновая стоимость есть самоцель, определяющая движение. Именно потому, что денежная форма стоимости есть самостоятельная, осязательная форма проявления стоимости, именно поэтому форма обращения Д…Д’, исходный и заключительный пункты которой суть действительные деньги, с наибольшей наглядностью выражает побудительный мотив капиталистического производства: делание денег. Для делания денег процесс производства является лишь неизбежным посредствующим звеном, необходимым злом. Поэтому все нации с капиталистическим способом производства периодически переживают спекулятивную лихорадку, во время которой они стремятся осуществлять делание денег без посредства процесса производства».
    К. Маркс, Капитал, т. 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code