«

»

К бойкоту выборов

Вопрос об участии в буржуазных выборах или их бойкоте является одним из ключевых в споре между партиями, именующими себя коммунистическими. Он стал актуальным в России и других республиках СССР сразу после контрреволюционного переворота 1991 — 1993 гг и не затихает до сегодняшнего дня. Теоретическим основанием для него стали поздние работы Энгельса и соответствующая позиция немецкой социал-демократии в 90-х годах XIX века, а также  известные взгляды Ленина после 1908 года.

Пока оставим в стороне эти теоретические основания. И вот почему. И Энгельс, и Ленин вели речь об участии в буржуазном парламенте. Они не имели никакого опыта связанного с выборами президента в президентской республике. Единственной по настоящему президентской республикой в ту эпоху были только США. И, следовательно, основываясь на опыте классиков, мы можем сказать только следующее. При определенных условиях коммунисты могут и должны участвовать в парламентских выборах, но они обязаны избегать административных должностей в буржуазном правительстве. Учитывая это последнее, коммунисты в нормальных условиях буржуазного государства, т. е. при отсутствии конкретной революционной ситуации должны отказываться от участия в президентских выборах в президентской республике, так как должность президента в этом случае — административная. Простой отказ от участия в выборах не является правильным решением для последовательной партии. Отказ влечет за собой призыв к бойкоту, имеющему определенные политические цели. Этим уже сказано все, однако в среде коммунистов однозначного понимания ситуации нет, поэтому поговорим подробнее.

Президент-коммунист или даже только коммунист кандидат в президенты в буржуазном государстве — это «странная» фигура. Президентская должность не позволяет занять оппозиционное положение и использовать свое положение только для критики буржуазного правительства. Она имеет смысл только при  мощной поддержке «снизу» со стороны рабочего класса. Если в стране развивается революционная ситуация, рабочий класс готов поддержать своего выдвиженца забастовкой, фракции большевиков имеют перевес в местных органах власти, региональных парламентах и думе, то только в этом случае можно представлять, хотя бы в теории, возможность участия в президентских выборах для поддержки революции, т. е. для организации штурма капитализма с трех сторон — снизу, со стороны рабочего класса, и сверху, как со стороны депутатов, так и через действия президента. Но исторически, т. е. на практике, такая возможность еще ни разу не складывалась ни в одной стране. В конкретных условиях сегодняшнего дня, став президентом, коммунист либо должен попытаться разрушить буржуазное государство и совершить честную самоубийственную попытку конституционного переворота, либо исполнять законы и конституцию, отдавать приказы о войне и мире, о разгоне рабочих демонстраций, политических забастовок и т. д. Других вариантов нет. Без мощного политического рабочего движения коммунистический президент обречен либо на смерть, либо на позор — третьего не дано. Героическая гибель Альенде с автоматом в руках в президентском дворце конечно является мощным агитационным фактором в международном рабочем движении, но для конкретного рабочего движения Чили его гибель обозначала реакцию, арест тысяч коммунистов, террор, убийства без суда, отступление от революции на десятки лет назад. Вот почему неподготовленное участие коммунистов в президентских выборах является современным мильеранизмом.

Напомню, что мильеранизм — это ревизионистское течение в социализме, названное по имени Александра Мильерана, который будучи социалистом согласился стать министром во французском буржуазном правительстве. Это течение было осуждено Амстердамским конгрессом 2-го Интернационала в 1904 году. Ленин же дал мильеранизму следующую оценку:

«Французский мильеранизм — самый крупный опыт применения ревизионистской политической тактики в широком, действительно национальном масштабе». [1]

То, что Мильеран стал членом правительства через назначение на пост министра, а президент выбирается, не должно вводить нас в заблуждение. Здесь главной характеристикой является то, что президент — административная должность, ставящая его в России над правительством и парламентом.

Существует, однако, позиция, что можно, выдвинув кандидата от рабочего класса, использовать этот факт для агитации и вовлечения пролетариата в политическую борьбу. То есть кандидат и выдвигающая его партия заранее полагают, что в президентской гонке не победят и будут использовать как трибуну только предвыборную борьбу. К такой тактике пришли РКРП и их союзники. Для участия в выборах создана и зарегистрирована другая партия с другим названием и другой программой — РОТ Фронт. Я подчеркнул слово другой, так как это будет важно в наших дальнейших рассуждениях. Итак, представители РОТ Фронта прямо говорят:

«Партия «РОТ Фронт» выдвинула уроженку Забайкалья, крановщицу петербургского завода Наталью Лисицыну кандидатом в президенты не ради победы на выборах, а чтобы поднять рабочий класс на борьбу за свои права». [2]

По существу — это смехотворная и путанная позиция. Выдвинуться, чтобы проиграть и в связи с этим рассчитывать на подъем рабочего движения может только законченный мистик и мечтатель, но не последовательный марксист. Сам этот акт очень похож на самопожертвование героев Народной воли, которые думали, что убийство царя поднимет массы на борьбу. Но там хотя бы убийство царя и гибель революционеров, а здесь выдвижение и проигрыш — фарс. Хотя объединяет две эти утопии надежда на некоего отдельного героя, который каким-то своим действием чего-то там возбудит. Да и как себе представляют ротфронтовцы объединение рабочего класса через выдвижение кандидата? Пара публикаций в прессе, десяток другой сборщиков подписей под красным флагом, несколько листовок — и все это с целью сказать: «Вы объединяйтесь, а мы будем проигрывать!» Великолепно! Ничего кроме вывода о слабости и недалекости современного коммунистического движения рабочий класс из такой пропаганды не вынесет.

Но кроме этого есть еще и позорная программа партии РОТ Фронт, которая фактически и станет предметом предвыборной агитации. Оказывается весь этот сыр-бор с выдвижением и проигрышем связан с тремя целями, поставленными партией, а именно с борьбой     за расширение трудовых прав, за социальную справедливость и за народную демократию. [3]

Мне могут попенять, что ведь эта программа лишь юридическая формальность, что на самом деле существует революционная программа РКРП, но в том то и дело, товарищи, никто вас за язык не тянул, никто не требовал скрывать коммунистическое имя и коммунистическую программу, никто не заставлял пятиться в экономизм и прятаться за экономизмом, вы стали тем, чем стали именно подчинившись пресловутой юридической необходимости. И вот с этого момента мы можем поговорить об участии коммунистов в выборах вообще, и о необходимых условиях этого участия.

Сейчас мы видим, что для участия в выборах РКРП и их союзники вынуждены создать другую партию, не имеющую коммунистического имени и коммунистической программы. Это говорит о том, что в России в данный момент коммунистическое движение находится под фактическим запретом, и что оно возможно только в одной легальной форме, как  национал-патриотизм Зюганова-Грудинина, остальным разрешено выступать в политике только под личиной экономизма со скромными профсоюзными «просьбами». Существует официальная цензура на название и программы партий.

Я писал о законодательном запрете на коммунизм в РФ достаточно подробно. Для новых читателей приведу здесь выписку из своей статьи «О выборах и минимальной программе левых сил». [4]

«По Конституции Государственная Дума является фактически лишь совещательным органом при Совете Федерации и Президенте. Мы должны понимать, кроме того, что Совет Федерации формируется совершенно непрозрачно и является карманной палатой правительства и Президента. В свою очередь барьер поставленный на выдвижение кандидатуры Президента, не сможет преодолеть никто кроме правящей коалиции. Но даже, если бы этот барьер удалось преодолеть, то и Президент не имеет никаких юридических рычагов на устранение перечисленных конституционных преград. Но об этом ниже.

Ограниченность полномочий Думы определяется тем, что все законы принятые в ней должны быть утверждены Советом Федерации и подписаны Президентом. Дума не может составить правительство. Если Дума будет возражать против главы правительства, это решение будет заблокировано президентским вето, а если депутаты продолжат возражать большинством, Президент распустит Думу.

И, наконец, Дума не может объявить импичмент Президенту. Формально может, конечно, но для этого необходимо доказать, что президент совершил измену, или тяжкое преступление, доказанное в Верховном Суде. При этом требуется заключение Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка обвинения. Более того, окончательное решение принимает «назначенный» Совет Федерации. (Ссылки на Конституцию и законы РФ по Гаранту  http://base.garant.ru/. Гл. 4, Ст. 93)

Стоит напомнить, что в первой главе Конституция провозглашает поддержку конкуренции, защиту частной собственности, защиту частной собственности на землю (Гл.1, Ст. 8, 9). И одновременно запрещается разжигание социальной розни (Ст. 13).

Последний пункт попал и в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» ( Ст.1), и в УК РФ (Ст.280), и в Федеральный закон «О политических партиях» (Ст.9). В 9 статье ФЗ «О политических партиях» есть лишь стыдливая оговорка о том, что партии могут взывать к социальной справедливости. Где грань между призывом к социальной справедливости и фактом классовой принадлежности партии, ее классовой борьбой, и в каком случае эта грань будет истолкована в пользу буржуазной власти догадаться не трудно.

Понятно также, что эти юридические уродцы могли появиться и появились в системе «административной диктатуры», когда в Думе по закону могут оказаться только «стерильные», с точки зрения классовой борьбы партии, и когда разработанные законы утверждаются фактически назначаемой верхней палатой и Президентом.

И все-таки очень большое число трудящихся России продолжает испытывать иллюзию, что можно произвести глобальные изменения, получив думское большинство или добившись избрания «хорошего» Президента.

Увы! Конституция, принесенная в Россию указами президента и всенародным голосованием (не референдумом) «возбужденного» мелкобуржуазного меньшинства, не подлежит изменению. «Ключи» от демократических реформ брошены в мутный океан бюрократических барьеров. Напомню, что для изменения Советской Конституции было достаточно двух третей голосов, т. е. конституционного большинства депутатов Съезда народных депутатов, несколько раньше, тех же двух третей голосов депутатов Верховного Совета. И этой процедурой в тот момент воспользоваться не удалось, потому что Верховный Совет имел гораздо больше власти. Вместо этой процедуры стреляли танки.

Теперь же, для изменения глав 1, 2 и 9 необходимо созвать Конституционное собрание. (Гл.9 Ст.135). Для изменения остальных глав необходимо одобрение поправок не менее двух третей органов законодательной власти субъектов федерации. (Гл.9. Ст.136) Органы законодательной власти субъектов федерации состоят и могут состоять только из членов официальных, читай «карманных», зарегистрированных партий. Следовательно, и они есть инструмент административного ресурса и удобных решений. Любые положительные демократические решения по реформе Конституции через них не пройдут. А другой орган, имеющий полномочия на реформы — Конституционное собрание — до сих пор не ясен ни по форме своего созыва, ни по составу, так как за более чем двадцать лет современного строя не принят закон о Конституционном собрании.

Зато любое высказывание о необходимости конституционных реформ уже и теперь легко трактуется как призывы к изменению конституционного строя. И так как демократических ключей к такой реформе нет, то легко домыслить, что это призывы к насильственному изменению конституционного строя, т.е. экстремизм.

Для усиления юридической баррикады, в ФЗ «О политических партиях» создан институт «политических заложников». Партия, проходящая юридическую регистрацию, должна предоставить региональные списки своих членов, не менее 500 человек. (ФЗ «О политических партиях» Ст.18. 1ж).

Большевики в царской Думе, проголосовав против военных кредитов после начала империалистической войны, получили сибирскую ссылку для 5 своих депутатов, любой современной официальной российской партии теоретически предстоит ответить в подобной ситуации судьбой не менее пяти сотен своих активистов. И не говорите нам про «тайну исповеди». (Там же. Ст.19.6) Государство, имеющее такую громоздкую систему административных барьеров, не застраховано от политических «неожиданностей».

Итак, под давлением «конституционного строя», административных барьеров, угрозы обвинений в экстремизме, в Государственную Думу могут пройти только партии имеющие вполне определенные характеристики или заведомо солгавшие о своих программных целях».

Система законодательного запрета на коммунизм определяет задачи программы-минимум ВКП(б). [5] И наиболее правильной тактикой было бы использование бойкота для пропаганды созыва Конституционного собрания, изменения Федеральных Законов «О политических партиях», «Об экстремизме», «О выборах» и т. д. Бойкот ради бойкота, протест ради протеста — ничего не дают. Мы же вносим в бойкот положительные требования, которые ясно показывают рабочему классу, что он лишен права собственного голоса, т. е. права выступить со своим главным классовым интересом — требованием общей собственности, установлением диктатуры пролетариата, с неурезанной  коммунистической программой.

Но на эти требования современные оппортунисты отвечают упреком в отзовизме. Поэтому есть необходимость на фоне современной конкретной ситуации разобрать наконец проблему ликвидаторства-отзовизма, которой пеняют нам и справа как-бы-коммунисты КПРФ и слева пока-еще-коммунисты РКРП. Сама идея использовать парламентскую трибуну для политической борьбы и пропаганды коммунизма возникла в Германии в условиях всеобщего избирательного права и отмены запрета на социалистов. Не раньше и не позже. Есть у этой идеи особенная сила в том, что она невольно представляется в качестве политического завещания Энгельса. Думаю, в какой-то мере этот фактор влиял и на Ленина. Дело в том, что она высказана в последней печатной работе Энгельса «Введение к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.»». [6]

С изданием этого «Введения…» приключилась история до тех пор неведомая в марксистской среде. Работа Энгельса оказалась под цензурой самих немецких социал-демократов, так как публиковалась в легальном издании социалистов журнале «Neue Zeit». [7] А с этим изданием связаны между прочим многие поздние фальсификации Каутского, о чем я писал на страницах электронного журнала «Большевик.ru». [8] Мало того, что в текст Энгельса была внесена правка, которую он опротестовал, на него давили, и кто бы мог подумать, Бернштейн и Каутский, чтобы он смягчил определенные обороты. И несмотря на то, что по требованию Энгельса исправления редакции были сняты, хотя и оставались купюры и изъятия, он сам похоже оказался неудовлетворенным. Это видно из Письма Рихарду Фишеру. [9] В письме прямо сказано: «По возможности я учел ваши серьезные сомнения». То есть Энгельс все-таки смягчил свой текст из-за опасений немецких социал-демократов по поводу нового возможного запрета на социалистов. Но завершает свое письмо революционным возгласом: «Законность — до тех пор и поскольку она нас устраивает, но никакой законности любой ценой, даже на словах!»

Думаю, что в русском рабочем движении факт этого давления ревизионистов на уже тяжело больного раком Энгельса не был известен, иначе его непременно использовал бы кто-то из участников спора об отзовизме.

Тем не менее, бегло рассмотрим «Введение…» Возможность избираться привела к тому, что немецкая социал-демократия взяла много мест в рейхстаге и ее влияние росло. Это позволило Энгельсу задуматься о некоторых возможностях парламентской борьбы. Как человек, еще в конце 40-х годов участвовавший в руководстве немецким восстанием, он прекрасно знал цену усовершенствованиям вооружений. Новые пушки и винтовки не оставляли шансов слабо вооруженным рабочим победить в прямом бою на баррикадах. Баррикады перестали быть защитой. Позже этот факт вполне проявил себя в московском вооруженном восстании 1905 года. Регулярная армия разбила восставших рабочих. Поэтому Энгельс начал думать о возможности заставить нарушить конституцию саму буржуазию. Именно поэтому потребовалось добиться перевеса в парламентской борьбе и, имея официальные возможности и законные рычаги, использовать армию против нарушителей конституции, т. е. прийти к такой форме революции. Надо сказать, что в XX веке такие возможности случались неоднократно в Испании, в Чили, в Венесуэле. Чаще всего армия становилась орудием переворота против рабочего класса, несмотря на то, что он имел перевес на выборах. Это происходило потому, что власть, полученная в результате выборов, бывает шаткой и непоследовательной, коммунисты и социалисты зарабатывали этой непоследовательностью врагов даже в рабочем классе — результатом были проигранные гражданские войны, иногда фашизм. Но нужно понимать, что коммунистические и социалистические партии, использовавшие выборную тактику, в таких случаях впадали в крайности ликвидаторства, почти лишали себя маневра, возможности при необходимости быстро уйти в подполье. Немецкая социал-демократия, следуя за тактикой, якобы предначертанной Энгельсом, а на самом деле искаженной ревизионистами, перед I Мировой войной оказалась совершенно лишенной нелегальных форпостов и поэтому почти вся поддалась милитаризму своего правительства. Только в самый последний момент Люксембург и Либкнехт начали создавать нелегальную печать. И по этой же причине в момент революции немецкие сторонники большевиков почти сразу оказались обезглавленными.

Ленинская тактика участия в Думе в корне отличалась от тактики Энгельса. Общим здесь было только то, что возможность участия в парламентской работе в России появилась впервые и рабочие еще имели на нее надежды. Большевики бойкотировали первые две Думы. Причиной для бойкота была восходящая линия революции. Ленин с товарищами стремились не допустить ее успокоения на какой-либо форме конституционной монархии, чтобы довести дело до республики. Когда революция пошла на спад и Дума осталась ее единственным политическим завоеванием, вот тогда возник спор бойкотировать или участвовать в выборах. Позже он перерос в полемику о думской фракции социал-демократов. Напомню, что отзовисты выступали не за бойкот, а за отзыв уже существующей фракции из Думы, прекращение всех легальных форм борьбы, выход из профсоюзов и других легальных организаций и призыв к вооруженному восстанию. Т.е. позиция отзовистов и их ошибки были гораздо шире, чем сейчас принято о них говорить.  Полную характеристику отзовизма можно найти в статье Ленина «Карикатура на большевизм». [10]

Предложенная Лениным тактика заметно отличалась от тактики Энгельса. Она описывается следующим образом:

1) Использование всех легальных возможностей, легальных и полулегальных организаций рабочего класса и думской трибуны в особенности для подготовки, специализирующихся на этом деле большевиков.

2) Рассказ о деятельности Думы с помощью листовок и большевистских газет, разъяснение классовой позиции думских партий.

3) Подчинение деятельности думской фракции интересам классовой борьбы и постановлениям партии. Пропаганда с думской трибуны социалистических идей.

4) Проведение рабочего законодательства и стремление к выполнению программы минимум.

5) Сохранение нелегальной печати и нелегальной партии, сочетание легальных и нелегальных форм борьбы. [11]

Вот из этих тактических соображений родилось современное навязчивое стремление РКРП и других подобных партий избираться для того, чтобы это использовать для агитации и объединения рабочего класса. Им все равно что использовать, клоунада дошла до того, что теперь они намерены использовать в качестве трибуны просто выдвижение кандидата, который не будет избран. Между тем, нужно же понимать, что в 1900 году Ленин не пропагандировал участие в выборах, потому что самих выборов не было. А раз царское правительство в горячке контрреволюционной борьбы догадалось ввести имущественный ценз, но запретить самим социал-демократам избираться не догадалось, то большевики эту возможность и использовали. У нас же, повторяю, коммунистам запрещено избираться, свидетельствует об этом программа РОТ Фронта. Государство занимается прямой цензурой партийных названий и программ. Следовательно, на повестке дня совсем другая минимальная демократическая задача — добиться для коммунистов как единственных представителей классовых интересов пролетариата права участвовать в выборах.

Вот этот факт и является причиной бойкота. Мы бойкотируем выборы, в которых вопреки даже буржуазной конституции самый крупный и обеспечивающий страну класс лишен права иметь своих кандидатов, т. е. лишен права голоса. Подчеркиваю, не ущемлен избирательным цензом, а полностью лишен права на выборы. При этом его усиленно стремятся наделить обязанностью выбирать буржуазных представителей, как в Думу, так и на государственные должности, включая президента. Это последнее проявляется в сильнейшей озабоченности Роскомнадзора и силовиков, которая доходит до прямых репрессий, по поводу печатных и иных призывов к бойкоту.

Но вернемся к разбору ленинской тактики, чтобы окончательно исключить обвинения в отзовизме. Отзовизм возник не из призывов бойкотировать выборы, а как течение, которое требовало отозвать уже существующую в Думе фракцию большевиков. Вместе с этим требованием стояло и стремление полностью свернуть легальную деятельность, закрыть легальные печатные органы, отказаться от участия в деятельности легальных рабочих организаций и т. д. Противоположную позицию занимали ликвидаторы. Они в свою очередь требовали свернуть всякую нелегальную деятельность партии, даже переименовать ее. Ничего не напоминает? Но наши современные коммунистические организации абсолютно легальны, не могут только регистрироваться как политическая партия, т. е. разногласия сегодняшнего дня — это не спор о ликвидаторстве и отзовизме, а требования к легальности прибавить и участие  в выборах. Но если соотноситься с ленинским подходом, то сегодня все коммунистические организации вольно или невольно, полностью или частично, сознательно или неосознанно являются ликвидаторскими. Более того за все двадцать пять лет реакции мы не прошли еще даже этап II съезда РСДРП. То есть на повестке дня стоит вопрос организационного пересоздания партии, превращения ее в профессиональную партию ленинского типа. Другими словами ни отзывать, ни ликвидировать еще нечего. Пожалуй только две организации большевиков ВКП(б) и ВКПБ(р), очистившись от внутреннего консерватизма, начали нащупывать этот правильный путь, и он далеко не пройден до конца. Но это отдельный разговор, выходящий за рамки данной статьи.

Есть еще один важный момент. Революции 1905 и 1917 года начались без какого-либо представительства большевиков в парламенте. Революции в Китае, Вьетнаме, Корее, на Кубе произошли также без парламентского присутствия, а партии революционных коммунистов сформировались в стороне от легальной политики. И, наоборот, в Германии, где сначала социал-демократы, а потом коммунисты были активно представлены в рейхстаге, сначала потерпела поражение революция 1918 года, а потом к власти пришли фашисты и вырезали не готовых к подполью коммунистов почти целиком. В Испании, где коммунисты были одной из влиятельных партий в революционном, но буржуазном парламенте, произошел мятеж Франко, а после демократия потерпела поражение в Гражданской войне, а коммунистическое движение за долгие годы франкистской диктатуры было сведено на нет. Такие же процессы происходили и происходят во многих странах Латинской Америки. Говорят ли эти факты против тактики Энгельса и Ленина, которая проводилась в определенных условиях и в определенный момент, сказать со всей определенностью нельзя. Но нужно, следовательно, понимать, что пролетарская революция не знает тактических шаблонов, что всякий раз нужно принимать конкретные решения в конкретных условиях. И одним из условий сегодняшнего дня является то, что реваншистская буржуазия в России усвоила некоторые уроки Великого Октября и построила серьезную оборону, против которой мы пока воюем, как отряд слабо вооруженных дикарей.

Обобщаю.

Старая классическая теория марксизма-ленинизма не знала президентских выборов в президентской республике. Указаний на этот счет нет ни у Энгельса, ни у Ленина. Но совершенно понятно, что в обычных условиях коммунист не может баллотироваться на президентскую должность, так как она является административной и ее нельзя использовать для организации пролетариата и агитации против власти. Это не обозначает, что мы навсегда отказываемся от участия в президентских выборах и стремимся сменить президентскую республику на парламентскую. Это на самом деле полный формализм. Теоретически можно  представить эпоху революционного подъема, когда коммунисты поддержаны большинством трудящихся, когда и армия, и часть низовых государственных служащих готовы уже поддержать революцию. Тогда сами выборы могут стать началом социалистического поворота истории, а у коммунистического президента не будет препятствий для полного сноса буржуазных органов власти, в том числе и собственной должности, и замены президентской республики на советскую.

Мы имеем недостаточно достоверные взгляды о представлении Энгельса по поводу выборной тактики. Это связано с тем, что на больного вождя давили оппортунисты. Но из письма «Рихарду Фишеру» можно заключить, что Энгельс считал парламентскую тактику ситуационной и предполагал комбинирование деятельности социал-демократов в зависимости от конкретных условий.

Современные представления об участии в выборах базируются на ленинской идее сочетания легальных и нелегальных методов борьбы, а также на необходимости подчинения думской фракции большевиков интересам всей пролетарской партии. Эта тактика основана на том, что партия имеет глубокие корни на производстве и находится на постоянной связи с рабочим движением.

В настоящий момент фактически все коммунистические организации занимаются легальной деятельностью и еще не прошли такую организационную стадию, которая обеспечивала бы полную, непрерывную профессиональную связь с рабочим движением в целом. То есть некого отзывать и нечего ликвидировать. Реваншистская буржуазия наоборот усвоила уроки революции и поставила надежные преграды для участия коммунистов со своей полной неизмененной программой в выборах. Фактически существует государственная цензура на программы и названия политических партий, что превращает их в придаток буржуазного государства.

Именно поэтому необходим бойкот всех видов выборов. Я сильно сомневаюсь, что этот бойкот можно назвать активным. Активный бойкот предполагает определенные действия, вплоть до блокирования избирательных участков. Это полно описано Дзержинским [12]. Активный бойкот ставит цель недопущения выборов и создания выборного органа вообще. Активный бойкот 1905 года сорвал выборы булыгинской думы. В наших условиях достаточно нескольких тысяч голосов высших чиновников, чтобы выборы состоялись, и, главное, это никак не скажется на развитии рабочего коммунистического движения. Думаю, термин активный бойкот появился в современной политике с подачи Н.Андреевой, когда она стремилась отделить большевистскую политику от политики РКРП и других подобных партий. Действия, придуманные за последние годы, — это порча бюллетеней, заявления об отказе участвовать в выборах, листовки с призывом к бойкоту, протестные акции. Их можно квалифицировать как позерские. По существу бойкот должен иметь цель. Целью его является, как минимум, снятие запрета на коммунистов. Прежде всего, необходимо добиться отмены цензуры политических партий. И именно это нужно объяснять трудящимся, призывая бойкотировать выборы, выпуская соответствующие листовки, проводя беседы с членами псевдокоммунистических организаций, отвечая на обвинения в отзовизме и т. д.

Это не обозначает, что сначала мы будем добиваться демократизации выборов, возможности участия в них, и только завершив этот этап начнем подготовку к социалистической революции. Историческое развитие не идет прямыми путями. Этап может быть завершен, но как показывает революционная практика XX века, революции часто происходили, минуя этот этап.

Бойкот на самом деле нужен не только для получения определенных возможностей в легальной политической борьбе, но больше всего для объединения рабочих организаций, для воспитания авангарда пролетариата. Следовательно, мы должны максимально использовать предвыборный период не только для критики действующей власти, но и для критики всех участвующих в выборах или бойкотирующих выборы партий. Да-да, и бойкотирующих, так как у бойкота могут быть разные задачи и мотивы. Но вот это последнее мы будем рассматривать в следующих материалах.

Э.Нигмати,

член ЦК ВКП(б)

Примечания:

  1. Ленин В.И. Марксизм и ревизионизм // ПСС — М.: Политиздат, 1968 — Т.17, С.23.
  2. РОТ Фронт: Лисицына идет в президенты не ради победы, а чтобы поднять рабочих на борьбу // Официальный сайт Российской коммунистической рабочей партии — Электронный источник. Режим доступа: <http://rkrp-rpk.ru/content/view/16900/1/
  3. Программа политической партии «Российский Объединённый Трудовой Фронт» // Официальный сайт партии РОТ Фронт — Электронный ресурс. Режим доступа: <https://www.rotfront.su/program
  4. Нигмати Э. О выборах и минимальной программе левых сил // Экономическая и философская газета — №3 (1055), сентябрь, 2016 — С.3. Этот же текст // Электронный источник. Режим доступа: <http://bolshevick.ru/ekspertiza-vlasti/o-vyiborax.-ili-minimalnaya-programma-levyix.html
  5. Программа Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Раздел V. Программа-минимум // Официальный сайт ВКП (б) — Электронный источник. Режим доступа <http://bolshevick.org/programma-vkpb/
  6. Энгельс Ф. Введение к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения — М.: Госполииздат, 1962 — Т.22, С.529 — 548.
  7. Там же. Примечания. — С.677.
  8. Нигмати Э. Диктатура подлога. Как Каутский переписывал Маркса // Большевик.ru — Электронный источник. Режим доступа: <http://bolshevick.ru/revizionizm/diktatura-podloga.html
  9. Энгельс Ф. Письмо Рихарду Фишеру 8 марта 1895 года // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения — Т. 50, С. 490 — 492.
  10. Ленин В.И. Карикатура на большевизм // ПСС — Т.17, С. 394 — 406.
  11. Ленин В.И. Совещание расширенной редакции «Пролетария» // ПСС — Т.19, С.24 — 27.
  12. Дзержинский Ф.Э. Отчет главного правления на V съезде СДКПиЛ 18 июня 1906 г. // Избранные произведения в двух томах — М.: Политиздат, 1967 — Т.1, С. 95 — 96.
Просмотров: 595

3 комментария

  1. Рафик Кулиев

    Уже самый факт, что пресловутый Навальный стал называть свои протестные акции забастовкой избирателей, показывает насколько буржуазия боится действительной забастовки: остановка производства, организованный отказ от работы и т.д. Поэтому-то она и пытается демагогией своего козла Навального извратить действительный смыл понятия забастовка. Поэтому мы должны разъяснять, что такое забастовка (требование повысить зарплату, пенсии, отменить налоги и т.д.) воодушевлять, убеждать всех наёмных работников, что добиться этих требований можно только организованным отказом от работы, остановки производства и т.д.

  2. Рафик Кулиев

    Превратим парламентский балаган в экономическую борьбу — забастовку.

  3. владимир

    В этом политическом шоу, я участвую, Голосую за Грудинина. Когда дерутся два олигарха, я поддержу слабого, чтобы их борьба была более яростная, чтобы больше обещали народу, и чтобы после выборов народ более ясно осознал, что буржуазные выборы нам не помогут. Чтобы не вершилось в легальном руководстве партии, все рядовые коммунисты всех коммунистических партий понимают, что мы можем в любой момент оказаться на нелегальном положении, и это очень вероятный сценарий.. Нам не хватает единства, не хватает объединяющей теории коммунизма. Мы думаем и делаем свое дело. В единстве сила.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code