«

»

Доклад на научно-практической конференции «Сталин и современность»

Редакция завершает публикацию докладов конференции, состоявшейся   21 декабря 2013 г., докладом товарища Павла.

По образному выражению Т. М. Хабаровой, не хочется «жевать мочало», перечисляя великие свершения эпохи И. В. Сталина. Об этом написаны уже толстые тома. Остаётся констатировать факт, что десталинизация, устроенная Д. Медведевым, как и все либеральные реформы провалились. Народ помнит своего кумира и хочет его возвращения. Потому, как наиболее значимых успехов советский народ добился под его руководством.

Репрессии

Главными доводами по десталинизации являются: тридцатые годы – время великих строек и время затянувшихся репрессий периода 1935-1938 гг. Если заглянуть глубже в историю. То можно увидеть, что репрессии были всегда: и при Иване Грозном, и при Петре Первом, и при Екатерине Второй, но, почему-то вспоминают об этом только, ставя в вину Сталину. Принято считать, что волна репрессий началась с убийства С. М. Кирова 1 декабря 1934 года и достигла своего апогея в 1937 году. О том, что разгромленная оппозиция троцкистов-бухаринцев имела свой интерес в физическом устранении политика, способного стать вторым после Сталина лицом в партии, свидетельствует циничное признание Троцкого. Он расценил убийство Кирова, как признак кризиса власти Сталина. Окажись это правдой, наступил бы конец политике построения социализма в отдельно взятой стране. Кризис власти вождя открыл бы простор для политической авантюры троцкистов – провокации мировой революции за счёт России, ценой её гибели. Репрессии стали формой взаимоистребительной войны двух политических направлений за власть в партии, за судьбу России.  Поскольку ВКП(б) была правящей партией, то репрессии приобрели внутригосударственный характер. Начало им положил не Сталин. Используя понятную подозрительность Иосифа Виссарионовича в условиях жесточайшего столкновения в партии двух политик, его противники умело направляли маховик репрессий против людей, активно претворявших идеи «отца народов» в жизнь. Репрессии 30-х годов – защитная реакция на опасность контрреволюции, прикрываемой лозунгом Троцкого и Бухарина: «К Ленину». За ним следовал другой: «Убрать Сталина!», открыто провозглашённый в 1932 году.

Была ликвидирована «пятая колонна», что для советского народа было вопросом жизни или смерти накануне войны. Вместе с тем, была ликвидирована опасность реставрации капитализма, а она случилась бы неизбежно, реализуйся троцкистский или бухаринский вариант. Тридцатые годы стали историей. Теперь можно назвать истинные причины затянувшихся репрессий. На спад они пошли только в 1938 году. Одной из причин была доведённая до жестокости революционная нетерпимость, доставшаяся в наследство от Гражданской войны. Переросшая у малокультурных и необразованных, не выдержавших искушения властью партийцев, в политический садизм. Ежов и «ежовщина» – наглядный тому пример. Излишнее доверие руководству ОГПУ-НКВД при отсутствии непрерывного контроля со стороны Политбюро и Сталина лично. Г. Ягоду, отправившего на смерть по ложным обвинениям не один десяток тысяч человек, разоблачили слишком поздно. Эпидемия доносительства, охватившая миллионы людей, когда свои сдавали своих из-за карьеры, из страха попасть в список обвиняемых, из превратного убеждения, что донести – значит предупредить об опасности. Доносы по социальной мести, когда раскулаченные бывшие «хозяева жизни» клеветали на честных коммунистов – своих обидчиков. Доносили и для сведения личных счётов по мещанской психологии. Сталин сознавал: народу и партии надо сказать правду. В Постановлении январского 1938 года Пленума ЦК ВКП(б) говорилось: «Ещё не вскрыты и не разоблачены отдельные карьеристы – коммунисты, старающиеся отличиться и выдвинуться на исключении из партии, на репрессиях против членов партии». Говорилось в Постановлении и о многих руководителях, не сумевших разглядеть и разоблачить искусно замаскированного врага, «стремящегося путём проведения репрессий перебить наши большевистские кадры». Но репрессии, каким бы тревожным эхом они не прозвучали во многих семьях, не могли заслонить и остановить мощного и стремительного движения громадной страны к социализму, как социальной справедливости.

Достижения народного хозяйства

1937 год, о котором пишут и говорят все сталинофобы как о годе репрессий, вошёл в советскую и мировую историю годом завершения технической реконструкции народного хозяйства СССР. В 1937 году свыше 80% всей промышленной продукции дали новые предприятия. Окончилась Вторая пятилетка, началась третья и Сталин имел все основания утверждать: «С точки зрения техники производства, сточки зрения объёма насыщенности производства новой техникой, наша промышленность стоит на первом месте в мире. За 10 лет СССР прошёл путь от аграрно-индустриальной страны до индустриальной державы мира. К 1937 году СССР обогнал по уровню производства чугуна, стали, электроэнергии Великобританию и Францию. Сталинский лозунг: «Догнать и перегнать Америку!» не был сугубо пропагандистским, он был реалистичным. СССР догнал бы США, не будь войны. По темпам роста промышленности, мы к 1937 году шли впереди американцев – стояли на первом месте в мире. За 10 лет были заложены основы научно-индустриального производства. Такого не знали ни США, ни Англия, никакая из ведущих капиталистических держав. Научно-технический прорыв стал возможен благодаря стремительному подъёму науки и образования.

В начале 1937 года в СССР занимались умственным трудом 10 миллионов человек – почти каждый шестой из 63,1 млн. городского населения. Люди, овладевшие техникой, уже не были редким явлением в деревнях  и сёлах. К концу 1937 года в сельском хозяйстве работало свыше 1 миллиона трактористов, комбайнёров, шофёров. Известный американский геополитик Э. Хантингтон, ставящий западную буржуазную цивилизацию выше всех иных, вынужден признать, что модернизация экономики Советского Союза в тридцатые годы находится в одном ряду с такими событиями в истории человечества, как «открытие огня нашими предками». Беспримерный прорыв в экономическом развитии произошёл в стране, с которой никакая другая страна несравнима по суровости климата. Было бы непростительным и вульгарным представлять жизнь советского общества в 30-е годы, как непрерывное движение вперёд абсолютно всех и каждого. Шла борьба старого, отжившего с новым, пробивающим себе дорогу. Частнособственнический индивидуализм отчаянно сопротивлялся социалистическому коллективизму. Традиции косности и лени, рождённые от подневольного труда, противостояли новаторству, ставшему приметой предвоенного времени. Сталин с чрезвычайным вниманием относился к смелой творческой мысли, к новизне подхода в решении проблем, с которыми впервые приходилось сталкиваться на неизведанном пути к социализму. Он поощрял новаторство, ибо он сам был великим новатором. Известно, что мысль о возможности перехода к социализму в отдельно взятой стране принадлежит Ленину, но программу воплощения данной мысли в жизнь в условиях невероятно сложных разработал Сталин.

Сталин был новатором в определении подхода к оценке дореволюционного прошлого России. В истории России Сталин выделял ведущую роль русского народа, никогда не забывая о дружбе народов нашего многонационального отечества. По инициативе Сталина создаются новые школьные учебники истории в которых нет места русофобии. В новых учебниках советская история представлена преемницей истории Руси – России времён А. Невского и Д. Донского, Ивана Грозного и Петра Великого. Преемницей истории не только классовой борьбы за социальную справедливость, но и непрерывной борьбы за национальную независимость. Утвердившееся в 30-е годы бережное отношение к прошлому России, к русским культурным традициям, вызвало яростную критику Сталина Троцким, который обвинил своего грозного противника в реставрации русского национализма, что было ложью.  Сталин – убеждённый интернационалист, но он считал, что интернационализм в России без ведущей роли русского народа – есть фикция. Народ верил Сталину, как человеку и политику, с которым он пережил тяжкие невзгоды и познал счастье нелёгких побед; верил, несмотря на тяготы коллективизации и жестокие издержки репрессий. Эти два вопроса, которые наши современные гуманисты с волчьим оскалом капитализма ставят в вину Сталину.

Тридцатые годы – время исторических свершений в СССР. Именно в это время страна прошла за 10 лет большую и главную часть пути от сохи до атомного реактора, превратилась в мировую силу, без действия которой человечество оказалось бы беспомощным перед угрозой фашизма. Что война против Советского Союза неотвратима, Сталин сознавал задолго до её начала. В сентябре 1927 года им сказано: «Идея угрозы войны, идея необходимости борьбы с военной опасностью. Кто может отрицать, что именно эта идея является теперь основным вопросом современности во всей Европе?» В условиях военной опасности, причём опасности смертельной, социалистическая экономика не могла быть иной, как только мобилизационной. Кто пытался и пытается наложить теоретическую социалистическую модель Маркса на суровую реальность сталинского времени, тот либо забывает о золотом правиле диалектической логики (конкретный анализ конкретной ситуации), либо этого правила не знает, либо знать не хочет. Не желающие понять суть того времени – времени 30-х годов – никогда не осознают неизбежность трагичных и величественных событий, произошедших в СССР незадолго до войны. Трагедии они припишут злой воле Сталина, а великие свершения – народу, который, якобы, вопреки «сталинскому казарменному социализму» поверг в прах фашистскую Германию. Даже в буржуазном мире признавали (Черчилль): «Решиться на создание индустриального производства за 10 лет в громадной России мог только Сталин, обладающий стратегическим государственным мышлением и железной политической волей. Сталин докладывал XVII съезду ВКП(б), что за три с половиной года (с июня 1930 – по январь 1934 года) промышленность в стране удвоила объём выпускаемой продукции, что созданы новые (оборонные) отрасли промышленности: станкостроение, автомобилестроение, тракторостроение (танкостроение), химическая промышленность. Появилось моторостроение, самолётостроение, комбайностроение, стали производить синтетический каучук, азот. Индустриализация была школой мужества для всего советского народа. Сталин по уполномочию партии ставил перед советским народом только те задачи, которые тот был в состоянии решить. Он верил в русский революционный размах и не ошибся.

Троцкизм

Курс на индустриализацию вызвал бешеное, иначе не скажешь, сопротивление со стороны Троцкого и его сторонников. Троцкий считал, что Россия во все времена находилась не периферии всемирной истории. И ей уготована роль – быть «горючим материалом» для непрерывной мировой революции. Троцкий понимал: индустриализация – есть опора на внутренние силы, отказ от безвольного ожидания пролетарской революции в западной Европе. Именно поэтому Троцкий обвинял Сталина в национал-большевизме, в тяготении к национал-социализму. Он был первым, кто в 30-е годы попытался переключить внимание мировой общественности с фашистского режима в Германии на, якобы, тоталитарный режим Сталина в СССР. Троцкистская технология антисталинской агрессии на всю её мощь использовалась и используется врагами социализма как в прошлом, так и в настоящем. Одна из отличительных черт троцкизма, неразличимая неискушёнными в идейной борьбе – противопоставление, так называемого, авантюрного по сути, революционного интернационализма интересам национальной безопасности социалистического государства. Троцкого не интересовала индустриализация для обеспечения национальной безопасности страны Советов. Ему нужна была индустриализация лишь для перманентной международной революции. Судьба русских рабочих и крестьян приносились в жертву этому самому перманенту. В этом корень русофобии Троцкого.

В отличие от левого (троцкистского) уклона в ВКП(б), бухаринцы представляли в ней правый уклон, который был не менее, а более опасен, чем левый. Они выступили против партийной линии в момент хлебного кризиса, что могло завершиться кризисом Советской власти, не прими партия решения о колхозном строительстве с одновременной ликвидацией буржуазного нарыва в сельском хозяйстве – кулачества. Но главный вопрос, на который бухаринцы не только не давали ответа, но даже не ставили его перед собой: Как обеспечить успех индустриализации, требующей многие миллионы промышленных рабочих? Эти миллионы могли появиться только из деревни, которая, к тому же, обязана была не только сохранить, но и приумножить продовольственную базу страны. Такую задачу поставила жизнь. Сталин, как политик, шёл от жизни, от её нужд. Бухарин – от умозрительных представлений, от жизни оторванных. Поражение Бухарина было закономерным: подобно Троцкому, он не верил в то, что крестьянин-труженик преодолеет в себе собственника-единоличника. Он с барским пренебрежением относился к общинным традициям русского крестьянства. В 1924 году Бухарин выступил с предложением «колонизировать» деревню.

Крестьянство пережило трагедию 1933 года – от страшной засухи наступил массовый голод, повлёкший за собой массовую смертность. Дело в том, что этого голода можно было избежать. Голод был спровоцирован, но не большевиками, а как раз наоборот – их противниками – троцкистами, суть которых кратко и точно давно уже определил Сталин: «Троцкий и его сторонники – это агрессивные агенты сионизма». После окончательного идейного и, как ошибочно казалось, организационного разгрома этой агентуры в 1927 году, троцкисты «дружно» признают свои ошибки, покаются и, в большинстве своём, останутся в партии и ка «спецы» на высоких должностях, как в Москве, так и на местах. Они-то и спровоцировали голод и другие провокации в сфере сельского хозяйства. Нужно назвать конкретные имена и их грязные дела. В первую очередь, это «спецы» из Народного Комиссариата Земледелия. В «Кратком курсе истории ВКП(б) в алфавитном указателе дана краткая справка о наркоме земледелия Я. А. Яковлеве. Нет никаких сведений о том, что он троцкист. Однако, на основных руководящих постах в наркомате – троцкисты. Это, в первую очередь, первый зам. наркома, главный организатор провокаций, махровый троцкист Эльцин. Тот самый Борис Моисеевич, один из сочинителей печально известной «платформы 46-и» в 1923 году, где планировалась замена в партии большевистского руководства на троцкистское. Это и председатель «Колхозцентра» Смирнов. 1930 год был исключительно урожайным, особенно на колхозных и совхозных полях, как следствие уничтожения черезполосицы и, в силу этого, возможности применения высокой агротехники. После того, как колхозники полностью были обеспечены хлебом для себя и кормом для скота, посевным и резервным фондом, по хлебозаготовкам была получена невиданная до того масса товарного зерна для государства – вместо 108 миллионов центнеров в 1929 году, 132 миллиона центнеров в 1939 году. Что же делают «спецы» — Эльцин, Преображенский и компания? Они план хлебозаготовок на 1931 год составляют со значительным превышением уровня по урожаю 1930 года. Нарком Яковлев утверждает этот план и с ним выходит в Правительство к Председателю Совнаркома Молотову, который, только что заменивший на этом посту Рыкова и, считая, что план проработан высококвалифицированными специалистами, визирует его, и в таком виде план утверждается сначала Политбюро, а затем на пленуме ЦК. При созданных госрезервах зерна, голода можно было избежать. Наркомзему надо было уже осенью 1931 года скорректировать план хлебозаготовок для поражённых засухой районов, полностью отменить с повторной процедурой рассмотрения и его утверждения. Спецы Наркомзема и не подумали этого сделать. В сельхозотдел ЦК они дали сведения о благополучном положении дел с урожаем, а на места, в охваченные неурожаем районы слали жёсткие циркуляры с требованием безусловного выполнения плана хлебозаготовок. А их соучастники на местах, с помощью свих чинов в ГПУ «железной метлой» выметали у крестьян те жалкие крохи, что были собраны ими на полях. И в результате, в 1932 году, Украину охватил голод. Одно из отчаянных писем дошло до Сталина. Он тут же с горечью ответил автору письма: Что же вы раньше не написали? Тут же было дано указание скорректировать план хлебозаготовок с отменой его для голодающих районов. И в эти районы немедленно было направлено 18 миллионов центнеров хлеба из созданных резервов. Сталин спас от голодной смерти миллионы людей. Но вредительство троцкистов, направленное на развал колхозов, одновременно шло и по другим направлениям.

Наркомзем, «Колхозцентр», «Совхозцентр» проводят троцкистскую политику по распределению зерна и прочего меж колхозниками – уравниловку. Конечно же, такой принцип подрывал заинтересованность колхозника в своём труде, вёл к развалу колхозов (до этого таким же «принципом» были развалены троцкистские же с/хоз коммуны). Суть уравниловки в том, что распределение урожая между колхозниками происходит не по затраченному труду на колхозном поле, а по едокам в семье колхозника. И опять потребовалось вмешательство Сталина. Ознакомясь с письмами колхозников а Наркомзем, в Сельхозотдел ЦК в протестами против такой «системы», он решительно осудил эту порочную практику оплаты труда и потребовал ввести в колхозах наиболее понятный для крестьянина принцип оплаты по трудодню. Сам ввёл этот принцип в «Примерный Устав сельхозартели», над редактированием которого много поработал сам, и который был принят на 2-м Съезде колхозников-ударников в 1933 году. Троцкистская уравниловка была отменена. Но одновременно с уравниловкой и провоцированием голода Эльцин с единомышленниками проводят третью вредительскую акцию, дав установку на резкое укрупнение колхозов,  до уровня крупного заводского производства. Но деревня не завод. Добровольность вступления в колхоз и как следствие этого отсутствие заводской трудовой дисциплины, проявление элементов анархизма; личное подворье колхозника (скот и прочее); разбросанность и удалённость участков полевых работ и даже взаимоотношения между людьми всё это вызывает не малые трудности в организации колхозного труда. Поэтому количество дворов колхозников в хозяйстве ограничивается пределом эффективной управляемости в таких условиях. В первые годы (1929-1930) количество дворов в колхозе составляло 15-20, в 1931г. возросло  до 30-40. И тут же «спецы», а по сути – вредители, своими директивами устанавливают  количество дворов в колхозе должно составлять 75-100, а затем поднимают планку выше до 150 и даже до 300 дворов. Всем известно при меньшем числе работающих необходим небольшой и достаточно эффективный управленческий аппарат освобождённый от общего труда людей — председателя и его помощника для организации работ и несложной отчётности в хозяйстве. В хозяйстве с количеством 150-300 дворов требуется уже значительный бюрократический аппарат, что делало колхозный труд, мягко говоря, трудноуправляемым. И это укрупнение делалось под фальшивым лозунгом троцкистов — «до уровня крупного заводского производства. Результат — резкое снижение качества учёта труда, и в силу этого потеря (или значительное уменьшение) материальной заинтересованности селян в своём труде, что приводит к резкому снижению производительности труда. Вновь потребовалось вмешательство Сталина, чтобы осудить эту вредительскую линию чрезмерного укрупнения колхозов. Количество дворов в колхозе устанавливалось 75 и не более 100 дворов. Это было ошибкой, т. к. вызывало довольно громоздкий управленческий аппарат с его отрицательными последствиями. Троцкисты, засевшие в Наркомземе, ратовали за, так называемый, «остаточный принцип», суть которого заключалась в следующем: сперва сдай государству по плану, а что останется — себе. По имеющимся сведениям Сталин, помня 1931 год, резко осуждал эту практику, но не был поддержан ни в Политбюро, ни в ЦК (за остаточный принцип голосовал не только Хрущёв, но и Молотов). Этот остаточный принцип за редким исключением соблюдался вплоть до распада СССР. «Спецы» наркомата земледелия Эльцин и К? дают ещё одну вредительскую директиву; об обобществлении личного скота колхозников со сдачей его  «в общественное стадо»,  том числе стопроцентное обобществление коров. Что корова значит для крестьянина, людям, жившим в деревне — это основная кормилица семьи, дающее молоко, творог, сметану и масло, — говорить не надо. Помня печальный опыт троцкистских «сельхоз коммун», пойти на это крестьянин не мог. И в ответ уже в 1931 году начался массовый убой скота, сперва мелкого, а затем и коров.

И вновь потребовалось авторитетное вмешательство Сталина. Задача Сталина была выражена кратко, чётко и понятна людям: «Сделать колхозы большевистскими», а колхозников зажиточными. «Большевистскими» — это значит добиться того, чтобы колхозники, образно говоря, горой бы стояли за Советскую власть и за ВКП(б). А для этого надо чтобы они при этой власти жили зажиточно.  Также ясна и задача троцкистов — сделать колхозную деревню нищей, умирающей с голоду и проклинающей Советскую власть, большевиков.  И они добились немалого. Колхозы начали становиться на ноги лишь с 1933-34 гг., а окончательно стали жить зажиточно лишь с 1935-1936 гг. Во время войны, от солдат, вчерашних колхозников часто можно было слышать: «Чёрт бы побрал этого Гитлера — только-только начали жить по-человечески, как вот тебе — фашисты напали. Народ верил Сталину как человеку и политику с которым пережил тяжкие невзгоды коллективизации и жестокие издержки репрессий. Верил потому, что жизнь людей становилась лучше, надёжнее и интереснее. Но всё перечеркнула война.

Подоплёка войны

Ни на одну войну столько не врут, как про Великую Отечественную. Не многие знают о том, что происходило за кулисами той гигантской раскинувшейся на весь мир сцены, на подмостках которой мы видели лишь рядовых исполнителей. Не знали мы о том, что президент США Ф. Д. Рузвельт не препятствовал предоставлениям нацистской Германии лицензий  на новейшие американские технологии, без которых не было бы такой мощи вермахта, а ведь тогда демократическая Америка не трубила о нарушении прав человека в Германии. Не знали мы и о том, поистине гигантском, потоке нефти, который с американского континента подпитывал немецкую армию, так и не добравшихся до русских кладовых. Давайте заглянем за кулисы того жуткого «спектакля», который начался в 4 часа утра 22 июня 1941 г. В 1925 г. время Гитлера и его партии ещё не пришло, лишь мировой экономический кризис 1929-1933 годов расшатал устои «демократии» и приоткрыл путь фюреру. Хозяевам Германии не удалось справиться с экономическим и политическим хаосом на путях традиционного буржуазного парламентаризма и тогда, резко увеличив финансирования НСДАП, они привели её к власти. Они — это не безликая масса, их имена давно известны — назовём лишь самые громкие имена, такие как: Г. Шахт,  В. Функ, Э. Пуль, Г. Штейн, К. Шредер — банкиры, Крупп  фон Болен, Г. Шмиц, Ф. Иссен, Г. Стиннес,  Ф. Флинк — промышленники. Рука об руку с ними действовали финансовые и промышленные магнаты США, Англии, Швеции, стран Южной Америки, Японии. Ещё во время Первой мировой войны президент «Рейхсбанка» Гельмар Шахт усиленно развивал среди своих коллег идеал мирового финансового сообщества, не подвластного ни империям, ни войнам. В Германии, среди близко воспринимающих эти идеи, был Герман Шмиц — человек необыкновенно честолюбивый и предприимчивый, первый председатель правления гигантского химического концерна «И.Г. Фарбениндустри», основанный в 1925 г.. При содействии Шахта, Шмиц завязал важные знакомства в США и Великобритании. У них появляются единомышленники, полностью разделяющие идею о международной солидарности финансистов.

В 1931 г. президент США Г. Гувер принял Г. Шмица в Белом доме. Они быстро нашли общий язык — Советская Россия должна быть уничтожена. (Гуверу, вложившему большие капиталы в нефтяные месторождения России, Октябрь 1917-го принёс  большие убытки).  Генри и Эдзел Форды создали в Германии филиал своего концерна, в руководство которого входили такие фашисты, как внук кайзера Вильгельма К. Шредер, К. Краук. Когда США объявили войну Германии, последний обратился к Г. Герингу и предложил не национализировать заводы Форда, т. к. этот шаг оказал бы негативное влияние на характер будущего американо-германского сотрудничества. В 1941 г. Форд ввёл в свой штат в качестве консультанта концерна одного из самых ярых приверженцев Гитлера в Америке — знаменитого лётчика Чарльза Линберга. 17 декабря 1941 г. в доме одного крупного нью-йоркского бизнесмена Линберг заявил в кругу сторонников движения «Америка прежде всего»: «В мире есть лишь одна опасность — желтая. Китай и Япония едины против белой расы. Эффективным орудием против этого альянса может быть только Германия… И было бы идеальным, если бы она захватила Польшу и Россию, создав при содействии Великобритании заслон против желтолицых и большевиков». После прихода Гитлера к власти Дюпон начал финансировать и фашистские группировки в самих США: «Американскую Лигу Свободы», «Крестоновцев Кларка», клеймивших президента Ф. Рузвельта, как коммуниста, намеренно окружившего себя евреями. К началу 1934 г. антирузвельтовская деятельность Дюпонов и Морганов достигла своего апогея: они финансировали подготовку к государственному перевороту. Искусный политик Ф. Рузвельт сумел опереться на демократическое большинство американцев, не в первый и не в последний раз ощутивший, что в Америке есть силы более влиятельные, чем он сам и, используя прессу, пресечь заговор. Основным рабочим инструментом «братства» стал созданный в 1930 г. Банк Международных Расчётов (БМР). Вдохновителем этого был президент «Рейсхбанка» Г. Шахт, располагавший могущественными связями на Уолл-стрит. Устав БМР подписали представителями ЦБ Англии, Франции, Бельгии, Италии, Швеции, Германии, 3 частных банка США и представители 3-х частных банков Японии. БМР стал верно служить «братству» с первых дней создания. Фактически «братство» БМР – общий кошелёк. Невероятно, но факт: в течении всей войны, большинство членов правления БМР свободно пересекало границы враждующих европейских государств для встреч в Париже, Берлине, Риме или Базеле, заключая закулисные сделки, выгодные Германии. И, тем не менее, у фюрера были основания заподозрить Шахта в том, что он в интересах «братства» плетёт интриги и против него самого. В конце войны Гитлер даже заключил его в тюрьму.

Эффективность БМР стала особенно заметной после того, как Германия стала «прибирать к рукам» Европу. В марте 1938 года, после вступления гитлеровцев в Вену, большая часть похищенного ими австрийского золота немедленно перекочевала в сейфы БМР. Та же участь постигла золотые запасы Чешского национального банка — 48 миллионов долларов, Банка Бельгии — 228 млн. долларов. Стараниями К. Шредера и Пуля в БМР было депонировано огромное количество золота и ценностей, награбленных фашистами в оккупированных странах, в том числе и в СССР. А БМР, в свою очередь, вложил миллионы в германскую промышленность. На заседаниях Нюрнбергского трибунала установлено, что Пуль — один из членов правления БМР — лично контролировал поступления чешского и бельгийского золота. Кроме того, именно Пулю было поручено заниматься золотом и другими ценностями, доставляемыми из концлагерей, которые переплавлялись в слитки по 20 кг и оправлялись в Швейцарию, где обменивались на необходимую для Германии валюту. Тонны золота, «выстиранные» до неузнаваемости и замаскированные, любым путём продолжали поступать в Швейцарию до самого конца войны. Так маленькая альпийская страна понимала, что такое нейтралитет.

Рокфеллеры, Форды, Дюпоны, Моргены, Валленберги — именно они и были настоящими архитекторами трагедии народов. А «братство» — живо-здорово и вновь процветает. Теперь у него в руках ещё один, более совершенный инструмент — Международный Валютный Фонд, с помощью которого он хочет использовать просто доллар (а не меч и огонь) для установления своего мирового господства.

Сталин предотвратил попытку развала СССР в 1950 году?

Здесь ставится знак  вопроса, так как «Ленинградское дело» остаётся одним из самых таинственных процессов сталинского времени. До сих пор нет точной информации: за что именно было расстреляно более 20 человек. Изучая доступные материалы, на этот вопрос можно дать несколько вариантов ответа.

Всё началось с ленинградской оптовой ярмарки. В октябре 1948 г., подсчитав накопившиеся неликвиды на складах министерства торговли, Бюро Совмина СССР разрешило провести в декабре межобластные оптовые ярмарки, чтобы всё это реализовать. Этим предлогом и воспользовался Предсовмин РСФСР — Родионов. В начале января он провёл в Ленинграде огромную, формально всероссийскую, а по сути — всесоюзную оптовую ярмарку. Провёл без санкции Совмина СССР — так, словно речь шла о выполнении октябрьского решения. Может быть, всё это сошло бы с рук, как самоуправство, если бы ярмарка прошла успешно. Но она с треском провалилась. Распродать неликвиды не удалось, итогом стали испорченные товары на сумму в 4 млрд. рублей. Неудивительно, что Родионов лишился должности.

Затем в январе 1949 г. в ЦК пришло анонимное письмо — якобы, на состоявшейся 25 декабря партконференции Ленинградского обкома, были сфальсифицированы результаты голосования. Чтобы достичь «единогласия», председатель счётной комиссии заменил 23 бюллетеня «против» на бюллетени «за». Проверка это подтвердила. Официально считается, что именно за это поплатились постами секретарь ЦК Кузнецов и первый секретарь Ленинградского обкома Попков. В постановлении Политбюро о снятии с должностей Кузнецова, Родионова и Попкова о махинациях с бюллетенями нет ни слова. Речь идёт о вещах куда более серьёзных, о той самой оптовой ярмарке, а также о некоторых особенностях работы.

«Политбюро ЦК ВКП(б) считает, что у тт. Кузнецова А.А., Родионова, Попкова имеется нездоровый, не большевистский уклон, выражающийся в демагогическом заигрывании с Ленинградской организацией в охаивании ЦК ВКП(б).

Сейчас рассматривают дело так, словно речь идёт исключительно о личностях: ошибся Кузнецов или не ошибся, разгневался на него Сталин или не разгневался. Но ведь были затронуты более глобальные вещи — взаимоотношение центра и регионов. Дело, в общем-то, обычное: деятели регионов старались всеми силами заиметь «куратора» в Москве, чтобы легче лоббировать (решать) многочисленные местные проблемы. В Советском Союзе такая практика не приветствовалась. Не успел отгреметь «Ленинградский» скандал, как начался новый. В начале марта пришло несколько жалоб на работу Госплана. Помимо приписок и перекосов в планировании, обнаружилось, что в данном ведомстве за четыре года с 1944 по 1948 г. пропало 236 секретных документов. Причём это были не отдельные листки, а целые народно-хозяйственные  планы на сотнях страниц.

Чтобы правильно понять ситуацию, не мешало бы кое-что знать. В 1945 г. советское правительство обратилось к США с просьбой о кредите на восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Американское правительство в обмен на кредит потребовало информацию о состоянии нашей экономики такого объёма и глубины, что нам пришлось отказаться от денег. Лучше уж самим выбираться, чем снабжать потенциального врага подобными сведениями.  И самым естественным предположением было, когда вскрылись махинации Госплана, что американцы нашли более дешёвый выход. В деле появились шпионские сети.

Первый основной процесс по «ленинградскому делу» состоялся 30 сентября 1950 г. Суд был полуоткрытым зрителями стали офицеры МГБ и партактив. На скамье подсудимых — девять человек. Все признали себя виновными, ни один не отказался. Это был первый из «ленинградских процессов». Затем последовало ещё несколько. В итоге, к высшей мере наказания были приговорены 23 человека, 85 получили разные сроки — от 5 до 25 лет, ещё 105 человек отправлены в ссылку на срок от 5 до 8 лет. Из осужденных: 36 человек работали в Ленинградском  обкоме и горкоме, 11 — в обкомах других областей, 9 — в районах области.

Уместен вопрос, почему 12 января 1950 года, спустя четыре дня после того, как министр ГБ Абакумов представил Сталину свои соображения по организации процесса над «ленинградцами», в СССР была восстановлена смертная казнь? Понять это поможет выдержка из стенограммы январского пленума Ленинградского обкома 1949 г. на котором, теперь уже бывший первый секретарь обкома, Попков признался: Я неоднократно говорил в Ленинграде, говорил это и в приёмной ЦК, о РКП. Обсуждая этот вопрос, он высказал такую мысль: Как только РКП (Российскую коммунистическую партию) создадут — проще будет ЦК ВКП(б) руководить, — тогда у российского народа в лице РКП появятся партийные защитники. Попков во всеуслышание заявлял о том, что агитировал за создание отдельной Российской компартии. А Кузнецов выдвигал идею сделать Ленинград столицей РСФСР и перевести туда республиканские министерства. Уже тогда хотели СССР превратить в аналог СНГ, всецело зависящей от воли республиканских компартий. А определять эту волю стала бы самая многочисленная организация — РКП. Но были ли у них реальные возможности всё это проделать?  Да, и ещё какие! Потому как Кузнецов был начальником управления кадров ЦК. Едва утвердившись в аппарате ЦК, он принялся расставлять выходцев из северной столицы на ключевые посты в регионах. Уже 22 декабря 1948 г. Попков на конференции обкома с гордостью отчитывался: за два года Ленинградская парторганизация выдвинула на руководящие посты 12 тысяч человек, в том числе 800 — за пределы области. Ещё пару лет и, если покровитель этих людей выдвинул бы идею создания РКП, то её охотно поддержало бы большинство парторганизаций РСФСР.  Потому как выходцы из Ленинграда стали руководителями: Ярославля, Мурманска, Эстонии, Крыма, занимали  важные посты в Пскове и Новгороде. А прошло ведь всего 2 года. Противостоять этой инициативе Москве было бы крайне сложно.  Своё веское «против» мог бы сказать И. В. Сталин. Но сам Сталин, как убеждены многие исследователи, не следил лично за ходом «ленинградского дела». Оно было инициировано и раскручено теми, кто находился рядом с вождём, а именно:  Маленковым, Берией и Хрущёвым, которые уже тогда стали серьёзно задумываться о дележе власти после смерти лидера страны. И в грядущей схватке, конкуренты из Ленинграда им были вовсе не нужны. Ведь начиная с 1946 г. Сталин дал понять, что в будущем видит Вознесенского и Кузнецова на самых высоких госпостах. У московской группы это вызывало вполне понятную тревогу и зависть. В 1950-е годы эти обвинения и в правду могли показаться абсурдными. Но не теперь (В конце 1980-х эта идея была реализована. Результат известен.). О том, что это была, именно, попытка фактически развалить страну, проговорился Хрущёв. Едва придя к власти в 1954 г., он поспешил реабилитировать «Ленинградцев» и, выступая по этому поводу перед городским партактивом заявил: «Вы помните, как фабриковалось это дело. Утверждалось, что в Ленинграде была организация заговорщиков, которая хотела выделиться из СССР и захватить руководство страной в свои руки». Утверждалось, что  в Ленинграде хотят создать какой-то центр, противопоставить его ЦК партии.

Использованная литература:

1. Журнал «Загадка истории» №37, 2013г.

2. Газета «Молния» №3, 4, 5, за 2000г.

3. Приложение к газете «Советская Россия» за весну 2005г.

«Страна перед грозой», Ю. Белов

«Исследования», Ю. Сысоев

Павел Х.

21. 12. 2013 г.

Просмотров: 300

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code