«

»

ЧТО ТАКОЕ ГОСУДАРСТВО?

Религиозные деятели говорят, что государство является некой сверхъестественной силой, которая от века дана людям богом. Оно якобы является лишь невинным «орудием порядка», «третейским судьёй», призванным разрешать споры между людьми безотносительно к их социальному положению в обществе. С другой стороны, те буржуазные социологи, которые считают себя атеистами, объясняют возникновение государства взаимной договоренностью, растущей духовной зрелостью людей, «осознавших» невозможность без государства организовать общественную жизнь.
Однако исторические факты показывают, что подобные «теории» государства ложны, служат целям оправдания эксплуатации человека человеком. 
Любое общественное явление можно понять лишь тогда, когда оно рассматривается в процессе его возникновения, изменения, развития, когда известно, какие именно причины вызвали их к жизни. Чтобы понять, что такое государство, надо выяснить, как и при каких условиях, в силу каких причин оно возникло.
Прежде чем перейти к рассмотрению этого вопроса, надо предварительно сделать два важных замечания.
Во-первых, люди, в первую очередь, должны производить материальные блага, т.е. заниматься экономикой, прежде чем они могут заниматься политикой. Отсюда вытекает, что не политика определяет экономику, как это изображают буржуазные социологи, а экономика определяет политику; в основе всех политических событий, в конечном счёте, лежат причины экономические. Больше того, идиотизм буржуазных социологов показывает то, что они рассматривают экономику и политику как независимые друг от друга явления: «Здесь нет экономики, тут одна политика», – часто можно услышать от какого-нибудь «эксперта». Это всё равно, что сказать, что, например, удар электрошоком и ощущения, вызываемые этим ударом, никак не связаны между собой.
Во-вторых, экономическая система определяется уровнем развития производительных сил. Но если экономическая система определяется уровнем развития производительных сил, то, следовательно, и политическая система определяется уровнем развития производительных сил. Эти замечания необходимы ещё и потому, что буржуазные социологи нагло отрицают эти очевидные факты.
Вернёмся к прерванной нити изложения.
Государство существовало не всегда. Первобытное общество понятия не имело о государстве и государственной власти. Это объясняется, прежде всего, очень низким уровнем производительных сил.
Орудия труда первобытного человека были настолько примитивными, что человек, вооружённый такими орудиями, не был способен в одиночку противостоять природе, бороться с хищными зверями. Поэтому он был вынужден объединять свои усилия с усилиями других людей. Общий же труд ведёт к утверждению коллективной собственности на средства производства, равно как и на его продукты.
Труд первобытного человека был настолько малопроизводительным, что не создавал никакого излишка сверх необходимого для жизни, то есть прибавочного продукта. В этих условиях неизбежно было уравнительное распределение продуктов труда. В первобытном обществе царило примитивное равенство.
Из экономической системы первобытного общества вытекала и своеобразная его политическая система – совет; постоянный орган общественной власти. Совет состоял из родовых старейшин и утверждённым советом или избранным народным собранием военным руководителем.
Верховная власть принадлежала народному собранию. Оно собиралось советом для решения всех важных общественных вопросов: организация совместных работ, улаживание споров, наказание виновных, защиту своей территории от посягательств иноплеменников и т.д. Все присутствующие на таких собраниях могли высказывать своё мнение, защищать, возражать. Решения принимались голосованием. Против воли народа совет ничего не мог предпринять, так как у него не было другой силы, кроме вооружённого народа. Каждый взрослый мужчина был вооружён; если бы совет нарушил бы волю народа, то народ его бы тут же разогнал. Таким образом, власть в первобытном обществе принадлежала вооружённому народу; совет имел моральную силу, держался на силе общественного мнения.
Но люди не остановились на первобытной ступени своего развития. Стремясь облегчить свой труд, добиться больших успехов и лучших результатов, люди первобытного общества непрерывно совершенствовали и развивали свои орудия труда, и тем самым хотя и медленно, но постоянно повышали производительность труда. В той самой мере, в какой совершенствовались орудия труда, росла производительность труда отдельного человека. Наконец, она достигла такого уровня, когда человек стал способным в одиночку или отдельной семьёй не только обеспечивать своё существование, но и стал способным создавать продуктов больше, чем необходимо для поддержания жизни – прибавочный продукт. Появился индивидуальный труд. Индивидуальный труд неизбежно вел к частной собственности на орудия труда, как до этого общий труд обуславливал общественную собственность на орудия труда. Появилась частная собственность на орудия труда.
Появление частной собственности на орудия труда и избыточного продукта имело очень важные социальные последствия.
Прежде всего, частная собственность на орудия труда раздробила коллективное производство общины на отдельные частные производства. Развитие частного производства у различных семей происходило неодинаково: у одних оно было более продуктивно, чем у других. Отсюда возникло имущественное неравенство между людьми.
Имущественное неравенства привело к тому, что внутри общин у различных групп общинников возникли различные интересы. В этих условиях лица, занимающие в общине руководящие должности, стали использовать своё положение в целях обогащения. Они захватывали значительную долю общинной собственности, всё более отделялись от массы общинников, образовывали родовую знать и всё чаще передавали свою власть по наследству. Знатные семьи становились вместе с тем наиболее богатыми семьями. Масса общинников постепенно попадала в ту или иную экономическую зависимость от знатной и богатой верхушки.
Поскольку работник стал производить больше продуктов, чем это было необходимо для поддержания его жизни, появилось возможность присвоения прибавочного продукта, а следовательно, и обогащения одних членов общества за счёт других. В этих условиях стало целесообразным не убивать взятых в плен людей, как это делалось раньше, а заставлять их работать, превращать в рабов. Рабов захватывали более богатые и знатные семьи. В свою очередь, рабский труд вел к дальнейшему росту неравенства, так как хозяйства, использующие рабов, быстро богатели. В дальнейшем в связи с ростом имущественного неравенства богачи стали превращать в рабов не только пленных, но и своих задолжавших соплеменников. Возникло первое классовое деление общества, т.е. деление общества на две группы людей с враждебно противоположными интересами – на рабовладельцев и рабов. Появилась эксплуатация человека человеком, т.е. безвозмездное присвоение одними людьми продуктов труда других людей.
Так частная собственность на орудия труда (чисто экономический факт) привела к тому, что первобытное общество, где не было эксплуатации человека человеком, сменилось рабовладельческим обществом, где эксплуатация человека человеком стало непреложным законом в этом обществе. Рабовладельческое общество уже не могло держаться на силе общественного мнения и всеобщем вооружении народа: меньшинство может эксплуатировать большинство, лишь опираясь на принуждение и используя особый аппарат принуждения, каковым и является государство.
Итак, государство возникло на основе раскола общества на враждебные классы, возникло именно для того, чтобы держать в узде эксплуатируемое большинство в интересах эксплуататорского меньшинства.
Государство – это политическое орудие, для поддержания господства одного класса над другим. Класс господствующий экономически, т.е. владеющий средствами производства, приобретает в лице государства могучее орудие для подавления угнетённых и эксплуатируемых классов.
Буржуазные социологи при рассмотрении государства выдвигают на первый план чисто внешние, несущественные его признаки, которые совсем не являются для него чем-то специфическим, например, территория, совокупность населения, принудительная власть.
Конечно, государство существует на определённой территории и в определённых территориальных границах. Но территория была и в первобытном обществе, когда государства не было. Не является признаком государства и совокупность населения. Государство возникает лишь там и тогда, когда это население расколото на противоположные, враждебно непримиримые классы. Что же касается принудительной власти, то она есть во всяком человеческом общежитии, в том числе и в первобытном обществе, и в семье, но государства там не было.
Выдвигая на первый план внешние, не характерные для государства признаки, буржуазные социологи сознательно затушёвывают то, что действительно характеризует природу государства как особой политической организации. Главный, решающий признак государства – это наличие публичной (общественной) власти, которая не совпадает с массой населения, выражает интересы не всего общества, а экономически господствующего класса. Власть эта опирается на отделённую от народа вооружённую силу – армию, полицию.
В первобытном обществе был вооружён весь народ. В обществе же, разделённом на враждебные классы, вооружённые силы находятся в руках господствующего класса и служат для подавления народа, для подчинения его небольшой кучки эксплуататоров. В этих же целях используются представительные органы власти (парламенты), огромный чиновничий аппарат, а также органы разведки, суды и прокуратура, сыск, тюрьмы, изоляторы и т.д., которые были не известны первобытному обществу. Всё это, вместе взятое, и составляет публичную власть. Для содержания этой антинародной власти, колоссального аппарата подавления и насилия, необходимы средства. Источником этих средств являются – налоги, которые были совершенно неизвестны первобытному обществу. Взимание налогов с населения является также одним из признаков государства.
Кроме публичной власти государству присуще расселение людей не по признаку родства, как это имело место в первобытном обществе, а по территориальному признаку, т.е. по районам, уездам, штатам, губерниям и т.д. Такое расселение выражается в том, что гражданам государства предоставляется осуществлять свои общественные права и обязанности там, где они поселились, безотносительно к роду, племени, расе, национальности, религии, языку, культуре и т.д.
Итак, государство есть организация господствующего класса для защиты его интересов, и, прежде всего, данной формы собственности на землю и средства производства, ибо она является основой его существования. Природа государства определяется, таким образом, отношением господствующего класса к подчинённым классами.
Государство всякого эксплуататорского общества (рабовладельческого, феодального, капиталистического) призвано охранять интересы господствующего класса как внутри страны – в отношениях с подчинёнными классами, так и вне её – в отношениях с другими государствами. Отсюда и два основных направления в деятельности государства, две основные функции: внутренняя и внешняя. Главной из этих функций является внутренняя, которая определяет внешнеполитическую деятельность государства.
Внутренняя функция эксплуататорского государства состоит в том, чтобы держать в узде эксплуатируемое большинство населения – рабочий класс. Подчинение, подавление, эксплуатация рабочего класса, прежде всего, обеспечивается монопольной (частной) собственностью господствующего класса на землю и средства производства. Экономическая необходимость вынуждает рабочего трудиться на собственника земли и средств производства, чтобы не умереть с голоду. Но одной экономической зависимости трудящихся недостаточно, чтобы можно было эксплуатировать их. Чтобы заставить раба или крепостного трудиться в хозяйстве рабовладельца или феодала, необходимо ещё и внеэкономическое принуждение, насилие, плеть надсмотрщика, государственная дубинка. Вся история рабовладельческого и феодального общества заполнена восстаниями рабов и крепостных крестьян против рабовладельцев и помещиков. Государство рабовладельцев и крепостников силой подавляло эти восстания и принуждало к труду на эксплуататоров.
Несколько иначе подавляет эксплуатируемый капиталистами рабочий класс капиталистическое государство.
Труд свободен – записано во всех конституциях капиталистических государств. Но что такое труд свободен: от кого и от чего, – этого буржуазные социологи не разъясняют. На деле «труд свободен» означает, что рабочий может свободно продать свою рабочую силу каждому, кто захочет её купить. Но почему рабочий продаёт свою рабочую силу, – об этом буржуазные социологи снова умалчивают.
Капиталистическое производство основано на так называемом «свободном» наёмном труде. Рабочий формально свободен от личной зависимости, он «свободно» на рынке труда продаёт капиталисту свою рабочую силу. Рабочего вынуждает работать на капиталиста не палка, не плеть, а страх голодной смерти.
В период первоначального капиталистического накопления (15-16 века) сотни тысяч, миллионы крестьян и ремесленников были насильственно лишены средств производства, внезапно вырваны из их обычной жизненной колеи. Эти люди не могли быстро освоиться с новой обстановкой, с капиталистической дисциплиной труда. Лишь с помощью кровавого законодательства, с помощью репрессий со стороны государства обеспечивалось принуждение наёмных рабочих к труду на капиталистических предприятиях. Закон английского короля Генриха VIII от 1530 года предписывал работоспособных нищих, бродяг заточать в тюрьмах, привязывать к тачке, бичевать до тех пор, пока не заструится по телу кровь, брать клятвенное обещание «приняться за труд». В этот период нарождающемуся капиталистическому классу нужна была государственная власть, и он действительно применял государственную власть, чтобы «регулировать» заработную плату, т.е. принудительно удерживать её в границах, благоприятных выколачиванию прибыли, чтобы удлинять рабочий день и таким образом удерживать самого рабочего в нормальной зависимости от капиталиста.
С дальнейшим развитием капиталистического производства развивается рабочий класс, который по своему воспитанию, традициям, привычкам признаёт условия этого производства как само собой разумеющиеся естественные законы. Организация развитого капиталистического производства сламывает всякое сопротивление. Постоянное создание безработицы удерживает закон спроса на труд и предложения на труд, а следовательно, и заработную плату, в границах, соответствующих возрастанию прибыли. Слепая сила экономических отношений закрепляет господство капиталиста над рабочим. Внеэкономическое, т.е. насильственное, принуждение к труду заменяется, таким образом, экономическим, т.е. ненасильственным. Но и при этом капиталистическое государство продолжает оставаться на страже устоев капитализма – частной собственности на землю и средства производства, эксплуатацию наёмных рабочих, господство капиталистов. Капиталистическое государство, республиканское (США, Италия, Франция и др.) или монархическое (Англия, Япония и др.) всегда выступает в роли дубинки в руках крупнейших капиталистов – финансовой олигархии, выполняя свою главную функцию – подавление трудящихся.
Когда разрозненные забастовки рабочих отдельных предприятий сливаются в солидарную всеобщую забастовку рабочего класса, когда к всеобщей забастовке рабочего класса присоединяются массовые уличные протесты всех прогрессивных сил общества, – короче, когда экономические и политические выступления самых широких слоёв населения перерастают в борьбу за государственную власть, то капиталистическое государство вооружённой силой подавляет выступление своего классового врага – рабочего класса. Против бастующих рабочих, против выступающих за политические свободы прогрессивных сил направляются не только полицейские отряды, но и регулярные войска, вооружённые автоматами, броневиками, танками. Яркий пример этого – не только так называемые периферийные развивающиеся страны, где капиталистическое государство, наплевав на болтовню о «правах человека», подавляет экономические и политические выступления трудящихся регулярными войсками, но и развитые капиталистические страны: Англия, Франция, Италия, Германия, Япония, где, под шумок о политических и экономических свободах, против протестующего населения бросаются полиция и армия. Об этом ярко свидетельствует страны современной Европы, особенно Англия, Франция, Италия и Германия.
Так обстоят дела с внутренней функцией эксплуататорского государства.
Что же касается внешней функция эксплуататорского государства, то она состоит в том, чтобы расширять территорию своего государства за счёт территории других государств или защищать территорию своего государства от нападений со стороны других государств. Внешнеполитическая деятельность государства всегда является продолжением внутренней политики.
Если внутренняя политика государства эксплуататорских классов сводится к обеспечению политических и экономических условий для эксплуатации трудящихся, то их внешняя политика направлена, прежде всего, к расширению территории своего государства, к грабежу и эксплуатации других народов. Яркий пример этого – политические и экономические отношения новых капиталистических государств, образованных на постсоветском пространстве после уничтожения социалистического государства – СССР, основанного на общественной собственности на землю и средства производства. Как только был разрушен СССР, то от былого братского сотрудничества и взаимопомощи народов СССР не осталось и следа. Все бывшие социалистические республики, став капиталистическим республиками, стали предъявлять друг другу территориальные, экономические и политические претензии, переходящие в открытые вооружённые столкновения. А о старых капиталистических государствах и говорить не приходится. Вся история старых капиталистических государств – это история захватнических и оборонительных войн, – это история зверской колониальной политики, направленная к тому, чтобы превратить весь земной шар в поле хищнической капиталистической эксплуатации, – это история мировых войн с целью уничтожения вещественных производительных сил (промышленности и сельского хозяйства), а также, под предлогом перенаселения земли, физического уничтожение людей. Это реализация на практике человеконенавистнической теории народонаселения английского попа Мальтуса, который для «спасения» человечества от перенаселения предлагал избавляться от «лишних» ртов путём организации войн, болезней, эпидемии и т.д., а также воздержания от браков и рождения детей.
Но довольно и больше, чем довольно. При таком положении дел с эксплуататорским государством «Революция необходима не только потому, что никаким иным способом невозможно свергнуть господствующий класс, но и потому, что свергающий класс только в революции может сбросить с себя всю старую мерзость и стать способным создать новую основу общества» (Карл Маркс).

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

 17 октября 2019 г.

Просмотров: 75

2 комментария

  1. Аноним

    Хорошее начало для анализа и исследования государства. Немного углубить анализ и пролонгировать исследование до его отмирания может получиться очень убедительная статья. Пока этого материала крайне недостаточно для наемных трудящихся. С уважением. Владимир.

    1. Рафик Кулиев

      У наёмных рабочих нет никакого интереса к тому, что государство постепенно будет отмирать; этот чисто теоретический вопрос ничего не даёт ИМ для решения задач борьбы за освобождение их от эксплуатации. Они хотят, чтобы государство защищало их от всякого произвола со стороны чиновников, и всё. Дальше этого они не идут, ибо думают, что государство одинаково выражает и защищает интересы всех своих граждан. Поэтому надо просто, на конкретных примерах: например, на отсутствии всеобщей обязательности труда, показывать, что нынешнее государство защищает интересы паразитов. Ведь тот, кто не работает или поёт и пляшет, не сможет выжить без труда, т.е. производства еды, одежды, обуви, жилья, словом, материальных предметов потребления. Так почему же государство законодательно допускает тунеядство? Такими вопросами надо заставлять простого человек думать.
      В статье нет ничего нового о государстве. Но, конечно, те, кто ведёт настоящую борьбу против капитала, должны изучать теорию государства, однако не превращать её в бесконечные дискуссии. Повторяю инет для рабочей партии не место для дискуссий, а орудие пропагандистской борьбы против капитала. Один из хитроумных приёмов, которым буржуазия отвлекает от практической борьбы, это подмена её пустопорожней болтовнёй. ИЗУЧАЙТЕ, но забывайте применять на практике теоретические знания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code